ИС: Московская Промышленная Газета
ДТ: 22 (187) 13-19 июня 2002

Шалтай-Болтай, собака Ава и прочие

От платформы "Переделкино", на которой стоит стрелочка-указатель "Дом-музей К. Чуковского", вьется узкая тропинка - сначала вдоль железной дороги, потом мимо старого кладбища в сосновом бору. После мостика, под которым бежит речка Сетунь, несколько минут поднимаюсь в гору. Минуя ворота Дома творчества писателей, сворачиваю на потерявшуюся в вековых соснах и елях улицу Серафимовича. Здесь-то и начинается знаменитый "городок писателей" - дачный поселок, возникший в середине 30-х годов, в котором жили "инженеры человеческих душ".

Справа за забором одноэтажный зеленый домик - библиотека. Рядом - двухэтажный светлый флигель в окружении все тех же высоченных сосен и елей. Возле дома крутится черная собака.

- Это Ава! - с улыбкой сообщает мне сидящий на скамеечке незнакомец с палочкой. - Та самая, ей недавно девяносто лет исполнилось! - И добавляет: - просто она витамины ест, которые ей доктор Айболит прописал, вот и живет так долго!

Оказывается, таинственный незнакомец - заведующий музеем Корнея Чуковского Лев Алексеевич Шилов. Так что в волшебный мир Чуковского меня ввели прямо с порога.

...Сказочная страна началась сразу за воротами. Возле дома на молодом раскидистом клене "растут" детские башмаки. Помните:

Как у наших у ворот
Чудо-дерево растет.
Чудо, чудо, чудо,
Чудо расчудесное!
Не листочки на нем,
Не цветочки на нем,
А чулки да башмаки,
Словно яблоки!

А неподалеку, прислонившись к сосне, стоит фанерный "Мойдодыр", у которого ребятишки, пришедшие на экскурсию, тщательно моют руки, иначе их не пустят к костру.

В глубь леса ведет тропинка. Если пойти по ней, придешь к маленькой деревянной сцене и костровой площадке. Здесь, начиная с 1955-го и до самой смерти, Корней Иванович Чуковский устраивал свои знаменитые "костры". В то время тут перебывали все окрестные ребятишки. Читали стихи, ставили спектакли, получали призы. Из города приезжали Рина Зеленая, Аркадий Райкин, Сергей Образцов, Леонид Утесов…

Справа от тропинки - маленький летний домик, построенный специально для дочери Чуковского, Лидии Корнеевны. Здесь она работала. За малый размер, отсутствие отопления и даже фундамента сооружение прозвали "Пиво-водами". Зато сюда заходила выпить чаю Анна Ахматова. В гости к Лидии Корнеевне приезжал Андрей Сахаров, бывал у нее Александр Солженицын, который дважды жил у Чуковского. Сначала в 1965 году - после ареста его архива в Рязани, второй раз - уже после смерти Корнея Ивановича, по приглашению Лидии Корнеевны, накануне высылки из страны.

Сегодня все эти объекты - составная часть музея Чуковского в Переделкине. Но святая святых - все же дом писателя.

...Над крыльцом, на дверном косяке, сохранилась медная табличка: "Корней Иванович Чуковский". Рядом звонок. Так хочется нажать на кнопку. Может быть, сказочник спустится с лестницы? Но спускается научный сотрудник музея Наталья Продольнова.

В нашей небольшой группе в основном дети лет пяти-шести и две мамы. Увидев малышей, серьезная экскурсовод в одно мгновение преображается. Моментально находит с ребятами контакт. Рассказ у нее получается удивительно легким, живым. С первой минуты ребятишки увлекаются не на шутку, очарованы и взрослые. Сегодня здесь все выглядит так же, как и в октябре 1969 года, когда Чуковского навсегда увезли в Кунцевскую больницу. В серьезной писательской квартире, оказывается, множество волшебных вещей. Например, шкатулка с зеркалом: "Если посмотришь в него, на всю жизнь станешь красивым". Понятно, вся группа наперегонки пытается заглянуть в крохотное зеркальце. На фаянсовой кружке нарисована собачка, которая умеет лаять и подмигивать - ребята садятся на корточки, чтобы песик непременно моргнул синим глазом. А вот старинная игрушка - ослик, который падает от легчайшего дуновения, но на прощание обязательно помашет хвостиком. И тут же со всех сторон к парнокопытному тянутся губы, вытянутые в трубочку...

"Что-нибудь есть еще волшебное?" - допытываются экскурсанты. Конечно, есть! Это и еще одно "Чудо-дерево" - подарок школьников к восьмидесятилетию писателя, и два крокодильчика, живущие на столе Корнея Ивановича, - белый мраморный из Англии и черный африканский, и Шалтай-Болтай, который поселился на книжной полке над диваном, и мантия почетного доктора литературы Оксфордского университета, и головной убор индейского вождя, и, конечно же, прыгающая по ступенькам стальная пружина, присланная Чуковскому из Америки... А на прощание нам показывают мультфильм 1944 года, в котором оживает и сам сказочник.

- Экскурсии у нас все разные. Для детей - одни, для взрослых - другие. Естественно, для ученых (филологов и славистов) - третьи, - рассказывает Наталья Васильевна. - Ведь эти книги, вещи, стены - все это определенный объем информации, который мы по-разному озвучиваем для разных людей. Конечно же, основные наши посетители - "от двух до пяти", это понятно, но ведь Чуковский писал не только сказки, он был и талантливым переводчиком, и критиком, и литературоведом. Музей обладает уникальными документами. Например, есть у нас последнее письмо Льва Толстого (отправлено оно было именно Корнею Ивановичу). У нас хранятся редкие фотографии и рисунки Владимира Маяковского и Бориса Григорьева, картины Ильи Репина и Константина Коровина. Увидев все это, ребята частенько после экскурсии приводят к нам своих родителей.

Дом, как уже говорилось, повидал на своем веку немало знаменитостей. К Чуковскому приезжали писатели, литературоведы, переводчики со всего мира. Бывали здесь Пастернак, Паустовский, Бродский, Кузьмин, Васнецов... В честь Анны Андреевны скамейка возле дома именуется ахматовской, рядом растет жасминовый куст и разбита клумба.

Здесь, в Переделкине, Чуковский получил известие о том, что Оксфордский университет присвоил ему звание почетного доктора. Такой чести до него из русских писателей удостаивались лишь В. Жуковский, И. Тургенев и А. Ахматова. Здесь написаны исследование о русском языке "Живой как жизнь", книга о Чехове, статьи об Уитмене, Некрасове и, конечно же, знаменитые сказки.

Чуковский отыскал по рукописям множество неопубликованных строк Некрасова. Томики некрасовских стихов буквально испещрены его записями. А за книгу "Мастерство Некрасова" Корней Иванович в 1962 году получил Ленинскую премию.

История создания музея непроста. Он долго отвоевывал место под солнцем, хотя открылся, можно сказать, еще при жизни Чуковского. Поначалу Корней Иванович просто-напросто любил показывать друзьям свою любимую "Чуккокалу" - рукописный альманах, появившийся в незапамятные времена на даче под Петербургом, в Куоккале. В нем были собраны автографы Блока, Репина, Маяковского и других, не менее легендарных поэтов, прозаиков, художников. Потом к Чуковскому все чаще стали приходить ребятишки, Корней Иванович рассказывал им сказки, показывал дом. На веранде появилась специальная этажерка с книгами, которые сказочник давал почитать ребятам. Слава о доме быстро разлетелась по поселку. А позже, в 1957 году, на пустыре возле дома Чуковский на свои деньги построил библиотеку.

После смерти писателя Лидия Корнеевна, конечно же, по-прежнему была рада и большим, и маленьким гостям. Долгие годы она вела борьбу за то, чтобы дом стал музеем. В 1975 году он был официально включен в список памятников истории культуры, но, увы, в 1976-м это решение отменили. Правда, в 1989-м Советский фонд культуры все-таки взял музей под патронаж, а с февраля 1994-го дом в Переделкине попал в систему Министерства культуры России как филиал Государственного литературного музея. Однако официальное открытие состоялось только в июне 1996 года, через четыре месяца после смерти Лидии Корнеевны.

...Во дворе светило солнце, сосны все так же тянулись к небу. Лев Алексеевич Шилов по-прежнему сидел на скамеечке перед домом. Не хотелось покидать это место, уходить из сказочного мира детства. На прощание заведующий музеем сказал мне:

- Больше всего хотелось бы, чтобы в нашем Доме сохранялся стиль доброжелательного общения, чтобы человеку в нем было интересно, весело, чтобы он окунулся в атмосферу уютной, дружной семьи. Мы, конечно, что-то иногда и приукрашиваем, в семье-то всякое бывало, но пусть все-таки приходящие к нам люди думают, что были такие дома, пусть видят их хоть в мечтах.

Литература создает свои миры... На небольшой территории, отгороженной высоким забором, до сих пор все подчиняется выдумке и слову мастера - здесь слышится детский смех, прыгает по ступенькам пружина, стоят на полках все те же книги, висит на вешалке оксфордская мантия... Волшебная страна, которую так талантливо придумал великий сказочник, не похожая ни на что в целом мире.

Мария БАСКОВА