ИС: Литературная Россия, №49.
ДТ: 11.12.2009

Письма Корнея Чуковского

В текущем году издательством «Терра», в основном благодаря поистине самоотверженной, героической работоспособности Елены Цезаревны Чуковской, завершилось издание 15-титомного собрания сочинений Корнея Чуковского, в котором представлено почти всё его литературное наследие – детского писателя, литературного критика, крупнейшего исследователя жизни и творчества Н.А. Некрасова, переводчика и теоретика перевода, мемуариста, автора уникальных дневников.

Последние два тома содержат эпистолярий Чуковского, в столь полном объёме, отражающем всю долгую жизнь и связи писателя, представленный читателям впервые. Если в 14-м томе были опубликованы письма преимущественно дореволюционного времени, но завершённые 1925 годом, то в заключительный 15-й том, появившийся прошедшей весной, вошли письма Чуковского, написанные в период с 1926 года по год его кончины – 1969. Большинство их, за немногими исключениями, публикуется впервые по автографам. Из этих писем к огромному количеству адресатов, среди которых И.Е. Репин, П.И. Нерадовский, И.Э. Грабарь, А.М. Горький, А.Н. Толстой, Н.В. Крандиевская-Толстая, С.Я. Маршак, В.Б. Шкловский, Ю.Н. Тынянов, М.С. Шагинян, Н.А. Заболоцкий, Б.Л. Пастернак, Л.Ю. Брик, П.Е. Щёголев, Ю.Г. Оксман, И.С. Зильберштейн, Л.П. Гроссман, А.П. Скафтымов, Б.Я. Бухштаб, ближайшие родственники – жена и старшая дочь М.Б. и Л.К. Чуковские, сын Н.К. Чуковский и многие-многие другие, вырисовывается необычайно колоритная, сложная фигура человека неровного и непростого, подверженного перепадам настроения, резкого, язвительного, прожившего очень нелёгкую жизнь и лишь к старости обретшего, наконец, относительное признание, почёт и достаток, но главное, профессионального литератора, всегда жившего только лишь литературным трудом и кормившего им многочисленную семью. Так было и в дореволюционное время, когда молодой Чуковский был по преимуществу критиком и газетным фельетонистом, так оно продолжалось и в советскую эпоху, когда он стал одним из самых знаменитых детских писателей, филологом-исследователем и т.д. И нам представляется, что в этих письмах к разным лицам, в основном к литераторам, имевших зачастую деловой характер, Чуковский как писатель и человек предстаёт ещё более выпукло и определённо, со всеми своими сильными, слабыми, симпатичными и, быть может, малосимпатичными сторонами, чем в дневниковых записях, которые предназначались, как говорил Л.Н. Толстой, «для одного себя».

Надо признать, что предисловие к тому, написанное, как, впрочем, и ко всем до единого предыдущим1, известной исследовательницей Е.В. Ивановой, которая, как нам представляется, несколько узурпировала «амплуа» заслуженного «чуковсковеда», грешит некоторыми элементами того, что мы бы определили как «дамское литературоведение», проявляющееся, на наш взгляд, в некоторой претенциозности, субъективности, а порой и в выспреннем, несдержанном фразёрстве. В предисловии встречаются, к сожалению, и фактические неточности – так, Е.В. Иванова пишет, что дача Леонида Андреева, близко общавшегося с Чуковским на протяжении ряда лет, находилась в Куоккале, там, где жил до революции, как известно, сам Чуковский. В то время как на самом деле она была в финской деревне Ваммельсу, значительно дальше от Куоккалы, там, где теперь дачное место Рощино (бывшая станция Райвола).

Разумеется, не только автор предисловия, но и другие многочисленные участники издания проделали колоссальную публикаторскую и комментаторскую работу, без которой данное издание не увидело бы света и за которую нам, читателям, надо быть за это им благодарными.

Однако принципы комментариев вызывают у нас также некоторые возражения. Думается, что сведения об адресате того или иного письма, если это не слишком известное имя, как, например, И.Е. Репин или А.М. Горький, должны прилагаться к каждому отдельному письму, а не в помещённом в конце сводном списке адресатов, смешанном с упоминаемыми в письмах лицами. Это создаёт определённый разнобой и тем самым трудности в восприятии материала, особенно для нелитераторов.

Точно так же нет никакой надобности комментировать какие-то хрестоматийно известные вещи по принципу «А.С. Пушкин – великий русский поэт». А это, к сожалению, в данном издании встречается, пусть и не столь заметно. Есть в комментариях также и фактические ошибки: например, известного фельетониста Дорошевича звали Влас, а не Владимир Михайлович, как это фигурирует на одной из страниц. Хотя в другом месте он назван правильно. Однако все эти в конечном счёте несущественные мелочи никак не могут принизить подвижническую работу составителей. Невзирая ни на что, эта книга, хоть и предназначенная в первую очередь для специалистов-филологов, для искушённых литераторов, всё же читается как увлекательный роман – в ней проходит вся жизнь, все радости, страдания, заботы и интересы этого необыкновенного человека, которого звали Корней Иванович Чуковский.

Александр РУДНЕВ
г. КОЛОМНА


Примечание:

1. Е.В. Иванова не является автором предисловий ко всем 15-ти томам Собрания сочинений, как пишет автор статьи. Например, Б.В. Мельгунов написал предисловие к 10-му тому ("Мастерство Некрасова"). (Примеч. авторов сайта).

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ