ИС: Новый Журнал №245
ДТ: 2006
Публикация размещена с разрешения редакции "Нового Журнала"

ПИСЬМА САШИ ЧЕРНОГО

1
(1909)

Многоуважаемый Корней Иванович!

Душа моя страдает, время идет, и я волнуюсь, как родильница перед первыми родами. Книжка висит над головой и положительно мешает думать и работать – хочется выйти из круга ее мотивов, в нем становится тесно, - но чтобы прислушаться к новым голосам в себе – надо хоть иллюзию спокойствия. Перехожу к прозе: Ваше предложение переговорить с Вольфом1 было бы для меня чрезвычайно ценно.

Теперь со дня на день жду разрешения попытки, никаких новых шагов, конечно, не делаю и вообще так измотался, что минутами хочется уже ничего не писать, не издаваться, не торговаться, плюнуть на все и открыть кухмистерскую в Швейцарии.

Конечно, только минутами...

Умоляю Вас, Корней Иванович, всей мукой рождения первой книги, знакомой и Вам: если Вы не сказали, чего нужно и как нужно у «Вольфа» - сделайте это. И если Вам откажут, я, ей-Богу, ничего над собой не сделаю и буду Вам так признателен, как и при утвердительном ответе.

Тогда попытаюсь еще побегать по книжным фабрикам, прикинуться практичным, независимым и пр. Жду и ничего не делаю.

Преданный Вам

Саша Черный

2
(1912)

Многоуважаемый Корней Иванович!

Относительно второй вещицы (Приставалка)2 Вы правы- посылаю в новой редакции, а о первой буду спорить. Старый конец надо отбросить (как я и думал); первую строчку изменил (неудачное слово «видишь») и неверный образ: игрушечный Мишка не может «обе лапы сунуть в рот» - ибо не так устроен.3

Но Ваше выделение на строфы по две строчки для колыбельной не подходит: слишком часты музыкальные паузы (ведь и ноты?)4 и не оправданы текстом. Ребенок только распоется: вдруг пауза, и еще, и еще. Потом слишком коротко (у Вас 10 строк, у меня в новом варианте 16)5. Начать надо, и это естественнее всего, - со слов:

Баю, кукла, баю, спи!

А не строфой

Мячик спит, и утка спит, -
Как Вы пишете.

А окончить угрозой, которую она слыхала от няньки:

Спи, а то придет Бабай!

Строка – кукла-рыбка, кукла-пай – тоже нянькина (Оля-рыбка, Оля-пай), думаю, что и она на месте.

Я не только «не сержусь», но очень рад, что есть живой человек, который вместо отметок «хорошо-плохо»6 интересуется работой по существу и в деталях.

Музыкальный текст хорошо бы заказать Гречанинову7 или Лядову8. Если он, конечно, здесь.

Всего хорошего.

Саша Черный

3
(1913)

Многоуважаемый Корней Иванович!

В ваших краях я не бываю, поэтому пришлось бы собраться и Вам. Я не супруга уездного воинского начальника и табели о рангах не придерживаюсь, но одно правило, признаюсь, соблюдаю: когда у меня к кому-нибудь дело, сажусь в трамвай и еду; если же у кого-нибудь ко мне дело, жду, что другой поступит так же.9 Это справедливо и удобно: иначе мне только и пришлось бы гонять по Петербургу. Вот Гржебин10 тоже хитрый человек – хочет со мной о чем-нибудь поговорить, и поэтому я должен к нему приехать. Кстати, у меня и удобней – никого нет; никто не прилезет потому, что шел мимо, и не обратит беседы в чехарду11. Так вот, Корней Иванович, жду. Мне самому интересно с Вами разговориться и поговорить, если позволите, о Вас. Всего хорошего.

С-а Черный

По трамваю до угла Введенской и Большого пр. (7 и 8 №№), оттуда извозчик (30-40коп.) или конка (пересадочная от 1-ой линии), с которой слезать у Крестовской аптеки.

Дом №5 против №20.

Дача Ломова12.

В четверг дома не буду; в пятницу, субботу и воскресенье сплошь дома.

4
12/XII – 1916

Многоуважаемый Корней Иванович!

Посылаю Вам обещанный стишок.13 Вверху надо бы продолговатую картинку фризом: девочка вытягивает из-под комода за лапу лохматого медвежонка (наполовину вытянула) и в конце тоже фризом: та же девочка с выражением на лице чистит Мишку щеткой.

Если бы Чехонин14 – хорошо.

Всего хорошего.

Сказку (перевод Т.Ардова)15 я Вам завтра пришлю обратно, так как, пожалуй, и неудобно, раз уж он перевел, браться, да и, признаться, боюсь, что заскучаю: больно длинна.

Если в стихотворении моем что-либо Вам не покажется, позвоните 632-39.

Готовый к услугам

Черный.

5
3 января 1917

Письмо Ваше и открытку вчера получил. Я думаю, что в первой строфе:

Воробьи в кустах дерутся,
Светит солнце, сны, как пух.
В васильковом небе вьются
Хороводы снежных мух16

Следует оставить и «васильковое» небо, и «хороводы снежных мух». Заменять – будет пресно, как таблица умножения («в светло-синем небе вьются...»), а образ и тот, и другой простенький, несложный. Говорят же тысячу лет: «розовый» (от роза), бирюзовый, гранатовый и пр. Если какая-нибудь семилетняя девица и споткнется, то ведь любая мать, тетя, бабушка и пр. объяснят, а образ полюбится и останется в памяти крепче, чем те приближенные и водянистые определения, которыми напичканы детские стишки. Ведь иначе придется весь поэтический словарь для маленьких сократить до нескольких сот слов. Значит, так и оставьте. «Цирк» пришлю: но ведь Вы знаете, что я его обещал в «Парус», а о рисунке еще раньше говорил с Ремизовым17. Вам для третьего номера пришлю вовремя. Сам увлекся. Дай Вам Бог сто лет жизни за вашу затею.

Кланяюсь.

А. Гликберг

6
4/1-1917

Многоуважаемый Александр Евсеевич!18

Вчера послал открытку Корнею Ивановичу в «Ниву», да вспомнил, что он на несколько дней уезжает из Петрограда. Поэтому пишу Вам о том же: «Снежную бабу» в детском приложении печатайте так, как есть. Лучше ее не трогать...

К 20-му пришлю еще что-нибудь. Всего хорошего.

Уважающий Вас

А. Гликберг

7
16/1 – 1917

Многоуважаемый Александр Евсеевич!

Мне сказали, что «Снежная баба» вся набрана петитом и без разделений. Если еще возможно, очень прошу напечатать лучше без иллюстраций (оставив лишь в конце маленькую) и перебрать все крупным шрифтом, а между частями оставить свободное место (по строке):

1) после строк

Взял он валенки и шубку,
Шапку в руки и айда!

2) и после строк

Воробьи от удивления
Разлетелись – кто куда...

Так в это оригинале – а сбить в одну кучу все, получится жареный топор, что хоть плачь!19

Уважающий Вас Гликберг

8
Здравствуйте, Корней Иванович!

Очень рад, что «Домик в саду»20 Вам понравился. Я писал его усталый, как кошка после родов, ночью, в один присест – и, когда кончил, сам не знал, бросить ли, что написалось, в корзинку или послать в «Радугу».

Относительно «Трубочиста» буду спорить: 1) если после первых 5-ти строф напечатать непросредственно последнюю, будет голова на ногах без туловища.

Что будет сказано о трубочисте? Почему он не страшный?

Рано утром на рассвете Он встает и кофе пьет, Чистит пятна на жилете, Курит трубку и поет.

Этого слишком мало.

И переход к следующей, последней строфе совершенно невозможный:

Видишь, вот он взял уж шапку и т.д.

Я хотел немножко приоткрыть дверь, в таинственную (для детского глаза) жизнь трубочиста: что у него тоже, как у всех, есть дети, и они не черные, как полагалось бы ему иметь, а «беленькие»; конечно, надо бы изменить: спят, как «два комочка». Может быть: «как два щеночка»?21

И что он чистит целый день, гоняет по трубам, где грохочет ржавый лист, и что за ним бегут гурьбой коты – мне казалось, все это немного показывает трубочиста за его работой в добром, чуть-чуть юмористическом освещении, и что так надо. Сказать просто, что он не страшный – мало. Ребенок не поверит.

Может быть, мне мало удалось то, что хотелось сказать.

Во всяком случае, середины не выбрасывайте: лучше не печатайте совсем.22 Мне тема очень по душе, - я бы ее как-нибудь иначе обернул потом.

В «Цирке» выбросьте строфы 7-8 (клоун Пик) и 9-10 (Флит-чревовещатель).

Эпитет «шершавой» промокашки очень трудно заменить. Если хотите, пусть будет «чернильной» (как Вы подсказали), - пожалуй, так лучше.

Насчет ударения в слове «волшебство» замените так:

Пупс не волшебник, господа,
Не бойтесь! Он, понятно,
Его без всякого вреда
Сам выплюнет обратно

Во 2-ой строфе поставьте, как раньше:

За вход с девчонок семь рублей
С мальчишек по копейке...23

Заключительную строфу к «Цирку», вместо старой, я Вам пришлю.

Всего хорошего.

Кланяюсь.

Черный

9/2-1917

Иллюстрации24:

1) Плотник Данила среди полянки обтесывает у елки бревно. Над ним сидит кошка и внимательно смотрит. С березы с любопытством смотрит, наклонив голову, скворец.

2) Впереди Василий Иванович, с ним Тася, Лиля и прочие длинной вереницей идут в сад с вещами к домику (см. текст); вдали – домик.

3) Детвора внутри домика: ест свою стряпню. Собака, кошка и пр. Показать подробно внутренность домика. и

4) Кошка повисла на окне снаружи домика, а мышь за стеклом с кусочком котлеты дразнит ее. Луна и прочее такое. Черный

9
Здравствуйте, Корней Иванович!

1) Скажите Мар(ии) Ив(ановн)е, 25 как называется французская книга о зверях и всякой всячине, - о которой Вы говорили (автор «Клодины в Париже»26 и пр.).

2) Подарите, если имеете Ваш, перевод Киплинга «Рики-Тики-Тави» и пр.27

3) Тоже – «Заговорили молчавшие»28.

4) Не знаете ли, какой у нас есть хороший перевод киплинговских сказок («О коте, который гулял сам по себе»29 и пр.). Хочу подарить одной несовершеннолетней девице.

Кланяюсь Вам и посылаю произведение с собачьими снами30. Если успеете, пришлите корректуру, - в тот же день возвращу. Загадки, если пригодятся, хорошо, нет – бросьте под стол. Я еще пришлю («телефон», «старший дворник»31 и еще что-нибудь... "Вестник Европы"32).

Александру Евсеевичу – поклон. Из всех крокодилов, пожирающих писательское мясо, он самый симпатичный»33.

Скажите Мар(ии) Ив(ановн)е, как называется последняя книга стихов Блока34. Пусть купит. Прочел недавно «Человека из С(ан)-Франциско» - Бунина35 и чуть не заплакал от радости.

Вот вещь! После такого рассказа все Борисы Лазаревские36 должны поступать в кассы мелкого кредита.

Всего хорошего

Черный

Рассказ Куприна милый, но есть вялость, и козел как-то топчется на одном месте, точно мокрой ваты наелся37.

Если увидите его (Куприна), поклонитесь от меня. Я его люблю – и хорошего и нехорошего, - как могут любить хронические сатирики и так называемые пессимисты.38

Примечания:

1. Вольф Маврикий Осипович (1825-1883) – книгоиздатель. После его смерти и до 1918 года функционировало издательство «Т-во М.О. Вольф», одно из крупнейших в те годы (выпустило более 4000 книг). Под маркой издательства выходила отечественная и зарубежная классика, книги по литературоведению, философии, прикладным наукам, книги для детей и «подарочные» издания. Кроме книг издательство выпускало журналы «Вокруг света», «Путеводный огонек» и др.

2. В «Жар-Птице» по сравнению с книгой Саши Черного «Детский остров», имеется авторская сноска: «А если читаете девочке, то последние строки читайте так: «Оттого, что у тебя, дочка, Рот без замочка». Автор, видимо, пытался возвратиться к тексту «Приставалки» вспоследствии. Так, к письму Саши Черного к Горькому, посланному в октябре-ноябре 1912 года, приложен листок, где карандашом написано (АГ КГ-п 85-5-1): «Отчего у птичек Нету рукавичек? Отчего у папы Огромные лапы? Оттого, что у моего сыночка Рот без замочка».

3. Изменений, о которых пишет Саша Черный, нет в окончательном тексте.

4. Ноты действительно в «Жар-Птице» есть, но не к стихам Саши Черного. Это «Тихий вальсик» А.Павлова – своего рода заключительный аккорд альманаха, напечатанный после содержания.

5. Текст стихотворения в «Детском острове» идентичен тексту в «Жар-Птице», лишь добавлен подзаголовок: «Для куклы». Количество строк – 10 (а не 16, как предлагал Саша Черный). Кроме того, оставлена та разбивка строф (по две строки в каждой), на которой настаивал Чуковский.

6. В письме к Е.А. Ляцкому Саша Черный излагает, каким бы он хотел видеть журнал. В частности, там сказано: «Надо, чтобы была наконец настоящая критика: без заушений, без заигриваний со «своими», без балльной системы и задания авторам уроков...» (ИРЛИ. Ф.1963 №167). По его мнению, «критические урядники» оценивают написанное по гимназическому принципу:

Так часто желчный педагог,
Зажав перо рукою липкой,
Под трафарет ровняет слог,
С колом гоняясь за ошибкой.
Саша Черный. Criticus. «День», СПб, 1912, 18 октября

Неудивительно, что поэт был обрадован, встретив неподдельный интерес со стороны редактора-составителя «Жар-Птицы».

7. Гречанинов Александр Тихонович (1864, Калуга – 1956, Нью-Йорк) – русский композитор. С 1925 – в эмиграции. Автор 5 симфоний, произведений камерно-инструментальных жанров, сотни фортепианных пьес, романсов, обработок народных песен; опер («Добрыня Никитич», «Женитьба» и др.); большую ценность имеет его музыка для детей (в том числе 4 детские оперы), православная церковная музыка. Автор литургии, опус 177, №4, «Новый Обиход». Автор книги мемуаров «Моя жизнь». Умер Гречанинов в Нью-Йорке 4 января 1956 года в возрасте 92 лет.

8. Лядов Анатолий Константинович (1855-1914) – русский композитор и педагог. Композиторское наследие Лядова невелико по объему и состоит преимущественно из произведений малых форм. Наибольшей известностью пользуются живописные симфонические поэмы – «Баба Яга», «Волшебное озеро» и «Кикимора», а также «Восемь русский народных песен для оркестра» два сборника детских песен (ор.14 и 18) и ряд фортепианных пьес (среди них – «Музыкальная шкатулка»).

9. Вот только один пример такого делового приглашения. В 1913 году Саша Черный предпринимал попытки сотрудничества в московской газете «Русское слово». Эту идею поддерживал литературный представитель газеты в Петербурге А.В. Руманов. Необходима была личная встреча. Записка Саши Черного лаконична: «Многоуважаемый Аркадий Вениаминович! Номер телефона, по которому меня можно вызвать, - 625 00. Если Вы к нам соберетесь в эту пятницу, как Вы хотели, то наш подробный адрес такой: (...) Всего хорошего А. Гликберг. Нояб.1913» (РГАЛИ. Ф.1964. Оп.1 Ед.хр.173 Л.1).

10. Гржебин Зиновий Исаевич (1869-1929) – художник и издатель. Чуковский был близок с Гржебиным. Он пишет о последнем, что после дебюта в качестве художника в сатирическом журнале «Жупел» Гржебин «перестал заниматься искусством и неожиданно для всех превратился в издателя. При содействии Леонида Андреева организовал издательство «Шиповник». (...) Я часто бывал у него в доме на Таврической улице, так как привязался к его детворе. Детей у него было трое: Капа, Буба и Ляля. Ляля Гржебина – изящная, тонкая, семилетняя девочка – стала героиней моей сказки «Крокодил» (Чуковский К.И. Чукоккала. М., «Искусство», 1999, с.89).

Еще одно воспоминание Чуковского о Гржебине: «В литературе он разбирался инстинктивно, Леонид Андреев говорил: «Люблю читать свои вещи Гржебину. Он слушает сонно, молчаливо. Но когда какое-нибудь место ему понравится, он начинает нюхать воздух, будто учуял запах бифштекса. И сам я знаю, что это место в самом деле стоящее...» (Чуковский К.И. Что вспомнилось. «Неделя», М., 1987, №3, с.16). Действительно, в облике Гржебина было что-то лисье. Но, вероятно, Саша Черный поименовал его «хитрым человеком» не поэтому. Как предприниматель, тот на издательском поприще проявлял чудеса изворотливости – ради процветания фирмы мог даже пойти на неблаговидные поступки. Чуковский, знавший Гржебина гораздо лучше, с данной характеристикой согласен и... не согласен: «Словом, человек вполне ясный и все же мне он ужасно симпатичен... Говоря с ним, я ни минуты не ощущаю в нем мазурика. Он мне кажется солидным и надежным. (Чуковский К.И. Дневник.1901-1929. М., «Советский писатель». 1991, с.76). В издательстве «Шиповник» вышел двухтомник стихов Саши Черного «Сатиры» и «Сатиры и лирика», который выдержал там несколько переизданий. Кроме того, Саша Черный сотрудничал в альманахе «Шиповник» как поэт. Да и альманах «Жар-Птица» вышел в изд. «Шиповник». Так что связь Саши Черного с Гржебиным была, очевидно, теснее, нежели это можно предположить.

11. Поначалу Саша Черный снимал жилье в центральных, оживленных частях города. Подобное местоположение мешало творческой работе, для которой необходимо уединение, появление внезапных гостей порождало подчас казусные ситуации, описанные поэтом в стихотворении «Всероссийское горе». О содержании его можно составить представление по подзаголовку: Всем добрым знакомым с отчаянием посвящаю (Саша Черный. Собр. Соч. в 5 томах. Т.1. М., 1996, с.66-67).

12. В 1911 году поэт был вынужден переселиться на окраину Петербурга, сняв квартиру в отдельном деревянном доме. Однако напрасно искать А.М. Гликберга в адресной книге. Правда, адрес – Крестовский остров, Надеждинская, 5 (дача Ломова) – в ней фигурирует, но указан он на Васильеву М.И., супругу поэта (Весь Петербург на 1913 год. СПб, 1913. отд. 3, с.97).

13. Речь идет о стихотворении «Про девочку, которая нашла своего Мишку», напечатанном в №1 журнала «Для детей». Иллюстрации к нему сделаны Н.В.Ремизовым (о нем смотри комментарии к следующему письму). Пожелания поэта насчет иллюстраций полностью выполнены (только щетка заменена веником).

14. Чехонин Сергей Васильевич (1878-1938) – художник-график. Его фамилия названа Сашей Черным неслучайно, не только потому, что художник изъявил желание сотрудничать с журналом «Для детей». Им исполнена обложка книги стихов Саши Черного «Сатиры и лирика», вышедшей в 1911 году в изд-ве «Шиповник». Еще ранее, в 1906 году Чехонин редактировал журнал «Маски», где опубликованы его изящно-ироничные рисунки (там же печатался и Саша Черный).

15. Т.Ардов – псевдоним поэта Тардова Владимира Геннадьевича (1878-?). В 1907 и 1912 вышли его сборники стихов. Чуковский ставил его невысоко. В статье «Третий сорт» он пишет: «С г.Ардова взятки гладки, и, в конце концов, почему полковым писарям не иметь своего поэта! Конечно, к литературе он не имеет никакого отношения, и мы обратили на него внимание, ибо знаменательно, что даже писарский бард кричит теперь декадентам: и я!» (Чуковский К. Третий сорт. «Нива», 1909 №3). Неизвестно, какую сказку, переведенную Т.Ардовым, посылал Чуковский.

16. Речь идет о стихотворении «Снежная баба», напечатанном во 2-ом номере журнала «Для детей». В печатном тексте оставлено так, как предлагал Саша Черный.

17. Ремизов Николай Васильевич (1887-1975) – художник, работавший в «Сатириконе» и «Новом сатириконе». Публиковал свои карикатуры и шаржи под псевдонимом Ре-Ми. Им выполнена обложка книги Саши Черного «Сатиры», которая вышла в 1910 году в издательстве М.Г. Корнфельда. Сотрудничал с «Журналом для детей» - в сущности, именно здесь Чуковский узнал его в качестве детского иллюстратора и высоко оценил талант и человеческие качества этого художника. Вот запись Чуковского:

«Ре-Ми, карикатурист. Хотя я в письмах пишу ему дорогой, но втайне думаю глубокоуважаемый. Это человек твердый, работяга, человек сильной воли, знает, чего хочет. Его дарование стало теперь механическим, он чуть-чуть превратился в ремесленника. «Сатирикон» сделал его вульгарным, но я люблю его рисунки и всю вокруг него атмосферу чистоты, труда, незлобивости и ясности» (Чуковский К.И. Дневник. 1901-1929. М., «Сов.писатель», 1991, с.76). Немного о его дальнейшем творческом пути. С 1918 – в эмиграции, с 1920 – в Париже, работал в ателье художественной рекламы «Лубок», сотрудничал с театром Н.Ф. Балиева «Летучая мышь», с 1922 – в США, работал для Ballet Intime и Ballet Theatre, с 1939 – художник-постановщик в Голливуде.

18. Братья Розинер Александр Евсеевич (1880-1940), Лазарь Евсеевич (с 1912 – за границей) – управляющие издательством «Товарищество издательского и печатного дела А.Ф. Маркс», куда входил журнал «Нива».

19. Пожелания автора учтены в публикации частично. Сделаны разделения стихотворного текста в соответствии с указаниями Саши Черного, но сам текст набран мелким шрифтом. Имеются иллюстрации – верхняя и нижняя заставки. Неизвестно, кем эти рисунки выполнены. Скорее всего, Н.В. Ремизовым, поскольку под верхним рисунком различимы литеры – Н.Р.

20. Рассказ «Домик в саду» напечатан в альманахе «Елка».

21. «Трубочист» напечатан в альманахе «Елка». Однако доводы Саши Черного, видимо, не показались Чуковскому убедительными. В воспоминаниях о Саше Черном он пишет: «Странно читать про этого несомненного немца, что его дети спят на печи, словно в российской деревенской избе» (Чуковский К.И. Собр.соч. в 6 томах. Т.2. М., 1965, с.368).

22. В альманахе это стихотворение опубликовано в иной редакции и значительно сокращено по сравнению с тем, что напечатано в книге Саши Черного «Детский остров» (5 строф вместо 10).

23. В воспоминаниях о поэте Чуковский пишет по поводу «Цирка», напечатанного в №9 журнала «Для детей»: «К сожалению, письмо запоздало и «Цирк» был напечатан без авторской правки» (Чуковский К.И. Собр. Соч. в 6 томах. Т.2. М., 1969, с.387). В книге Саши Черного «Детский остров» эти изменения в стихотворение автором внесены. Кроме того, журнальный вариант имеет еще отличия. В книге напечатано: «Он ходит задом наперед В корзинке для бумаги». А в журнале: «Он ходит за-дом на-пе-ред В корзинке для бумаги». Последняя строчка также другая: «Давайте кувыркаться!» (в книге: «Уходит раздеваться»).

Журнальная публикация любопытна также иллюстрациями к стихотворению. Художник не указан, но в манере рисунка угадывается рука Н.В. Ремизова (кроме того, под последним рисунком стоит буква «Р.»).

Иллюстратор позволил себе несколько пошалить: на двух рисунках можно узнать Чуковского. Благо текст не припятствовал такой придумке: «Вот дядя Гриша. Не визжать! Он ростом выше шкафа». Это был юмор домашнего свойства, рассчитанный не на читателя, а на издателя и его окружения. В какой-то мере эта шутка рисовальщика позволяет судить об атмосфере веселья и игры, царившей в журнале. В шаржированном изображении другого взрослого участника представления (моряка-чревовещателя) при желании можно узнать Гржебина. Правда, мужчина на рисунке не такой полный, как Гржебин, и без очков, но в чертах лица угадывается что-то гржебинское. Оно и неудивительно, ибо Ре-Ми был мастером шаржа.

24. В альманахе рассказ напечатан без иллюстраций.

25. Васильева Мария Ивановна (1871-1961) – жена Саши Черного. Несмотря на то, что Псков находится сравнительно недалеко от Петербурга, Саша Черный не имел возможности посещать северную столицу: вначале его связывала военная служба, а после Февральской революции он был избран в руководство Совета Солдатских депутатов. М.И.Васильева выступала в качестве «связной» и передаточного пункта. Она могла курсировать между Псковом и Петербургом и выполнять поручения Саши Черного. Она и передала это письмо Чуковскому, с которым была давно знакома.

26. «Клодина в Париже» - книга французской писательницы Колетт (1873-1954). Ее прозе свойственен иронический и одновременно печальный взгляд на человеческое существование. Колетт была также автором книг про зверей, где мир показан через восприятие животных.

27. Имеется в виду книга переводов К.Чуковского «Рассказы», вышедшая в 1909 г. Открывалась эта книга сказкой Р.Киплинга «Рики-Тики-Тави».

28. «Заговорили молчавшие» - книга Чуковского, вышедшая в 1915 году в Петрограде. В 1916 было 2-ое доп. Издание, а потом – 3-е и 4-е.

29. Книга под таким названием неизвестна. В указанную выше книгу «Рассказов» 1909 г. включена сказка Киплинга под названием «Кошка, блуждавшая сама по себе». В дальнейшем Чуковский несколько изменил название – «Кошка, которая гуляла сама по себе».

30. Речь идет о рассказе Саши Черного «Что видел Топка во сне», напечатанном в №6 журнала «Для детей».

31. Не всем известно, что раньше функции дворника несколько отличались от нынешних; отличалась также униформа и двоницкие иерархии. Дворники обязаны были следить за порядком на вверенном им участке: убирались во дворе и на лестнице, в холодное время года ежедневно разносили дрова по квартирам, выколачивали ковры, при переезде жильцов на дачу – увязывали и выносили вещи. Дворников набирали обычно из деревенских мужиков – сильных, здоровых и порядочных. Во главе стоял старший дворник (их могло быть несколько). В его подчинении было несколько десятков младших дворников, которые исполняли всю работу. Зарплата старшего дворника составляла около 40 рублей, а младшего – примерно в два раза меньше. Дополнительный доход давали «поздравления» с Новым Годом, с Пасхой, с именинами и днями рождения жильцов. Жили в дворницкой, питались артельно (стряпала, как правило, жена старшего дворника). Униформой дворника считался белый фартук, на котором красовалась бляха-жетон.

32. «Вестник Европы» (1866-1918) – литературно-исторически-политический журнал, имевший также отдел критики. Последним редактором журнала был историк литератуы, профессор Д.Н. Овсянико-Куликовский. Нам не известно, какую загадку об этом серьезном и сугубо взрослом журнале мог придумать Саша Черный, понятную и интересную маленьким читателям.

33. Александра Евсеевича Розинера (о нем в комментарии №6) Саша Черный знал лишь заочно, по переписке. Чуковский же общался с ним по работе и характеристика его не столь уважительна: «...пора напомнить Роз(ин)еру, что он не редактор, а приказчик», - записывает Чуковский в 1916 г. (Чуковский К.И. Дневник 1901-1929. М., «Сов.писатель», 1991, с.70).

34. К тому времени последней стихотворной книгой А.Блока были «Стихотворения», изданные в 3-х томах в 1916 г.

35. Рассказ И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» ошибочно назван Сашей Черным «Человек из Сан-Франциско». Впревые рассказ напечатан в 1913 в №5 в сб. «Слово». Очевидно, Саша Черный прочитал его в книге рассказов Бунина «Господин из Сан-Франциско», вышедшей в 1916 г. Слова восхищения бунинским рассказом – импрессионистический порыв преклонения перед художническим даром писателя. Но не только. В каком-то смысле Бунин служил для Саши Черного эталоном непримиримости, бескопромиссности в искусстве. Нечто подобное «Господину из Сан-Франциско» ожидал от Бунина Чуковский. Анализируя его творчество, критик выразил уверенность, что после «Деревни» следует ожидать роста его как художника и проявление иных граней его таланта: «...можно предсказать, не боясь ошибиться, что недалеко то время, когда перед читателями встанет обновленный, неведомый Бунин, взошедший на новую вершину искусства, сильный и правдивый художник – широкого диапозона, большой литературной судьбы, достойный продолжатель Толстого и Чехова» (Чуковский К.И. Собр. Соч. в 6 томах. Т.6. М., 1969, с.116).

36. Лазаревский Борис Александрович (1871-1936) – писатель. Творчески довольно плодовитый и посредственный литератор.

37. Речь идет о рассказе А.Куприна «Козлиная жизнь», написанном для журнала «Для детей». Однако опубликован он был не там, а в парижском детском журнале «Зеленая палочка» (№1 за 1920 год с илл. Ре-Ми).

38. А.И. Куприн и Саша Черный испытывали взаимную симпатию, которая в эмиграции переросла в дружеские отношения. Саша Черный знал Куприна «хорошего и нехорошего». Он посвятил А.Куприну стихотворение «Первая любовь» (1910). Куприн подарил поэту свою фотографию, надписав ее: «Александру Михайловичу Гликбергу с нежной дружбой и всегдашней преданностью от Куприна. 1913. Гатчино. Весна» (Лесман М.С. и др. Книги и автографы в собрании М.С.Лесмана. М., «Книга», 1989, с.402). Можно полагать, что события того дня, когда было вручено фото, дали материал для стихотворения «Пасха в Гатчине». В свою очередь, Саша Черный подарил дочке Куприна свою детскую книжку с надписью: «Мрачной девочке Ксении» (Куприна К.А. Куприн – мой отец. М., «Худ.лит.», 1979, с.213). К сожалению, Саша Черный знал Куприна и с другой стороны: наслышан о его похождениях с собутыльниками. Куприн позволял печатать свои фотографии, снятые в неофициальной обстановке (например, в банной простыне); участвовал в затеях бульварной прессы и пр. В письме 1912 года Саша Черный пишет: «Можно пойти разве только в «Вену» и за 75 коп. (два блюда и кофе) услышать, как несчастный Александр Иванович Куприн нетвердым языком посылает какого-нибудь друга в самые интимные части человеческого тела... Купри, правда, большой, зрячий и сильный, - но это в прошлом. Теперь его досасывают разные синежурнальные сутенеры, и это самая тяжелая литературная драма, которую я знаю» (АГ КГ-п 85-5-1). Интересно, что высказывание Саши Черного по поводу «зрячести» Куприна совпадает с мнением Чуковского, написавшего: «Но, конечно, главная его сила – сверхзоркость художника, хваткий, памятливый, охотничий глаз. Он единственный зрячий среди целого сонма слепых – и каково ему жить среди своих безглазых сородичей?» (Чуковский К.И. Собр. Соч. в 6 томах. Т.6. М., 1969, с.89).

Публикация и комментарий А.С. Иванова

Статью А.Иванова о «Переписке Саши Черного с Корнеем Чуковским» см. здесь

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ