ИС: Новый мир искусства, №4
ДТ: 2006

Исповедь горячих сердец Илья Репин, Корней Чуковский. переписка: 1906-1926

Илья Репин, Корней Чуковский. Переписка: 1906-1926 / [Вступительная статья Г.С. Чурак; подготовка текста и публикация Е.Ц. Чуковской и Г.С. Чурак; комментарии Е.Г. Левенфиш и Г.С. Чурак]. [Чебоксары; указано: Москва]: Новое литературное обозрение, 2006. 352 с.

«Если Репин стал любимейшим художником многомиллионного зрителя, то именно потому, что живопись его была осердечена, - написал на склоне лет Корней Чуковский в мемуарном очерке о своем старшем друге. - Мастерство и сердце - вот два равновеликих слагаемых, которые в своем сочетании и создали живопись Репина...» К тому времени прошло уже более полувека с момента знакомства художника и критика. Сквозь все эти годы Чуковский пронес свой восторг перед Репиным.

Они смогли подружиться, несмотря на колоссальную разницу в возрасте (без малого четыре десятилетия), и последующие двадцать лет их дружбы отразились в переписке, ныне собранной в очередном томе необъявленной эпистолярной серии, выпускаемой издательской империей «НЛО». Это уже не первая книга по материалам необъятного архива семьи Чуковских: ранее были выпущены переписка Корнея Чуковского с Лидией Чуковской и переписка последней с Давидом Самойловым. Все три издания подготовлены к печати при участии Елены Чуковской. Неудивительно поэтому, что на них лежит своеобразная печать интимности: и в расположении материала, и в примечаниях, и в подборе иллюстраций видны особый вкус и такт, трепетное отношение к памяти родственников и близких им людей. Вообще отношение Елены Цезаревны к творчеству деда и матери может быть названо образцовым. Она не гонится за большими гонорарами, не устраивает истерик случайно проштрафившимся издателям, не преграждает путь к архиву исследователям - а издает и пропагандирует творчество родных страстно, умно и с большим внутренним достоинством.

В эпистолярном наследии как Репина, так и Чуковского эта переписка занимает достаточно скромное по объему место. Двести писем за двадцать лет (примерно столько удалось собрать составителям тома), занимающие около трехсот страниц с примечаниями, - цифры, отнюдь не поражающие воображение. Фрагменты этой переписки уже печатались и вошли в научный и читательский оборот, однако в полном объеме и в сопровождении столь подробных комментариев она издана впервые.

До 1917 года Репин и Чуковский - соседи, общаются регулярно, потому письма имеют по большей части характер деловых записок. Но даже эти записки полны откликов на события художественной жизни: здесь обсуждаются полемические статьи, театральные премьеры, новые выставки. Если закрыть подписи под письмами, невозможно определить, кому из корреспондентов идет седьмой десяток, а кому всего третий. Юношески страстные, торопливые, словно запыхавшиеся фразы Репина контрастируют с внешне более ровной манерой Чуковского. «Какое счастье было вчера - читать Ваш фельетон о Короленке! - пишет Репин 23 августа 1910 года. - Какой еще неслыханной силой загремел Ваш голос! Браво! Браво! <…> Только такой праведный гром рыцаря без страха и упрека поставит Вас наряду с Белинским. А силы у Вас есть. Если в юморе они, щелкая бичами, были слышны на всю необъятную Россию, то труба призыва к ответственной правде всколыхнет море заблудших - они услышат и увидят истинный свет и правду». «...Ваше письмо было для меня как орден, как чин, как Высочайшая Награда», - отвечает Чуковский. И это только одно, случайно попавшее под руку свидетельство теплоты и близости отношений корреспондентов.

М. В.

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ