ИС:Книжное обозрение
ДТ: 11.12.2002

Чуковский К.Собрание сочинений: В 15 т. Т.1-3. Сост., коммент. Е.Чуковской.М.: ТЕРРА–Книжный клуб

Корней Иванович Чуковский, наверное, очень удивился бы, когда узнал, что в начале двадцать первого века по мотивам его «Крокодила» поставят спектакль о террористах. Ну что ж, это лишь доказывает, что гениальное произведение не стареет. Чуковского большинство читателей знает как детского поэта и писателя. Но произведения для детей занимают лишь первый том заявленного пятнадцатитомника. В остальных – «взрослая» проза, публицистика, статьи, биографии. А в приложении ко второму тому характерный эпизод взаимоотношений писателя и власти — сборник статей и писем под общим заголовком «Борьба с Чуковщиной». Вроде резолюции общего собрания родителей Кремлевского детсада, опубликованного в журнале «Дошкольное воспитание» в 1929 году: «Чуковский и его единомышленники дали много детских книг, но мы за 11 лет не знаем у них ни одной современной книги, в их книгах не затронуто ни одной советской темы, ни одна книга не будит в ребенке социальных чувств, коллективных устремлений.Наоборот, у Чуковского и его соратников мы знаем книги, развивающие суеверие и страхи (“Бармалей”, “Мой Додыр”, “Чудо-дерево”), восхваляющие мещанство и кулацкое накопление (“Муха-цокотуха”, “Домок”), дающие неправильные представления о мире животных и насекомых (“Крокодил” и “Тараканище”)».

Собрание сочинений Чуковского, в отличие от булгаковского, издано без претензий на новый подход к изданию сочинений. Текст и комментарии (скромные, но по делу) подготовила внучка писателя Елена Цезаревна Чуковская. Здесь безо всяких составительских новаций собраны все произведения автора, который, оказывается (оказывается для тех, кто этого до сих пор не знал), блестяще сочинял отнюдь не только детские сказки.

Тем, для кого Чуковский до сих пор ассоциируется лишь с «Мухой-Цокотухой» и «Мойдодыром», сообщаем: в четвертом томе напечатана книга «Живой как жизнь. О русском языке», в которой едва ли не на любой странице можно найти потрясающе интересные микроновеллы из истории слов. Например: «Современному читателю кажется фантастически странной фраза Григоровича, сказанная в 1845 году Достоевскому: — Я ваш клакер-шофер. Автомобилей тогда и в помине не было. Так что, называя себя шофером Достоевского, Григорович отнюдь не хотел сказать, что он водитель персональной машины автора «Бедных людей». Французское слово шофёр (chauffeur) значило тогда кочегар, истопник (буквально: тот, кто согревает»). Григорович именно эту роль и приписывал себе – роль разогревателя славы великого друга».

В третий том вошла книга «Высокое искусство» (масса интересного о «закулисной» стороне профессии переводчика: как переводчики нагоняли объем, вписывая отсебятину, как навязывали переводимому автору собственные политические взгляды). Среди прочего – глава о том, как самого Корнея Ивановича переводили на английский язык и «Бедный крокодил жабу проглотил» превратилось в «Бедный крокодил позабыл, как улыбаться». А во втором томе – любовно собранный и умно проанализированный детский фольклор – слова и фразы детей «от двух до пяти».

Ждем продолжения собраний сочинений – Чуковского с радостью.

Константин Мильчин




ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ