ИС: Журнал "Звезда" №3
ДТ: 2003 год

К. И. Чуковский. Стихотворения



К. И. Чуковский. Стихотворения. Сост., вступ. статья и примеч. М. С. Петровского. — СПб.: Академический проект (Новая Библиотека поэта), 2002.

Академический мундир, понятное дело, на Корнее Чуковском странен; к тому же опечатками изъеден, как молью. Впервые вижу в этой серии столь неряшливый том (редактор — Г. М. Цурикова). Но вступительный очерк хорош, комментарий обстоятелен, а расположение стихотворений в порядке хронологии дает пониманию новый ракурс. Радость от текстов бледней, зато проступает над ними тень автора.

И становится ясно, что вдохновенным поэтом он был в 1917 году, а потом — в первой половине 1920-х, а потом устал. Что вдохновение питалось ужасом и проявлялось в судорогах словесной мускулатуры, наподобие какой-то священной пляски. Что “Мойдодыр” и “Муха-цокотуха” — вещи бессмертные; “Телефон”, “Бармалей”, “Путаница”, “Федорино горе” — превосходны. А “Приключения Бибигона” — неудача. А “Одолеем Бармалея!” — катастрофа. Прочие стихотворения, оригинальные и переводные, представляют интерес: некоторые — для очень маленьких детей, иные — для литературоведов.

Бесконечно печальна и поучительна история с “Одолеем Бармалея!”. Чуковский искренне желал (впервые в жизни) написать произведение советское, попасть стихами в такт политическому моменту. Цель была в высшей степени гуманная — одухотворить военную пропаганду понятными для детей символами справедливости (он опирался на опыт своего “Крокодила” и, возможно, надеялся повторить тот успех). Он ввел “термины Информбюро” в сказочную игру — и, вопреки воле сочинителя, из них поползла их роковая, родовая фальшь:

И примчалися на танке

Три орлицы-партизанки

И суровым промолвили голосом:

“Ты предатель и убийца,

Мародер и живодер!

Ты послушай, кровопийца,

Всенародный приговор:

Ненавистного пирата

Расстрелять из автомата

Немедленно!”

И сразу же в тихое утро осеннее

В восемь часов в воскресение,

Был приговор приведен в исполнение.

Нетрудно понять, отчего товарищ Сталин так разозлился. (Самое дорогое — социалистическую законность — доверить обитателям живого уголка!) И с каким наслаждением травили старого мастера всевозможные начальники, обучая его патриотизму на примере достижений какого-нибудь Михалкова…

Но ничего не добились. Корней Чуковский был и остается самым известным русским поэтом.




С. ГЕДРОЙЦ




ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ