ИС: "Метро"
ДТ: 29 марта 2015

Умер, умер Бармалей...

31 марта день рождения Корнея Ивановича Чуковского (1882 г.) – одного из замечательнейших литераторов ХХ века. Он прожил долгую жизнь и большую её часть при большевицкой власти, но ему относительно повезло – он не стал узником ГУЛАГа.*

Я был с ним знаком, поскольку ещё в юности подружился с его внуком – Евгением Борисовичем. И сейчас я хочу привести здесь рассказ моего друга, который был у меня в гостях в середине 90-х годов.

Евгений тогда говорил, что недавно, будучи в Англии, он ездил в Брайтон к Татьяне Максимовне Литвиновой и вот что от неё услышал: «Мы с Корнеем Ивановичем делали совместную работу для Детгиза. Было это в те дни, когда Солженицына исключали из Союза писателей. Кабинет Корнея Ивановича находится на втором этаже, и оттуда прекрасно видны соседние дачи... А в это самое время несколько писателей ходили из дома в дом, чтобы собирать подписи на письме, осуждающем Солженицына. Разумеется, я об этом не подозревала, а Корней Иванович всё знал и между делом следил за передвижениями этой группы... Мы продолжали свои занятия, но в какой-то момент Чуковский мне сказал: «Таня, сейчас, что бы ни произошло, что бы вы ни услышали, нисколько этому не удивляйтесь...» Буквально через три минуты внизу послышался звонок, и домашняя работница открыла дверь. В этот момент Чуковский выскочил на лестницу и страшным голосом завопил: «Какая сволочь меня разбудила?! Я не спал всю ночь! Я только что задремал! Гнать в шею! Гнать в шею! Всех гнать в шею!» Было слышно, как хлопнула входная дверь, и незадачливые сборщики подписей в смущении удалились. А Корней Иванович преспокойно уселся в своё кресло за столом и сказал: «Итак, на чём мы остановились?» Стоит упомянуть о том, что Чуковский не только ловко уклонился от осуждения Солженицына, но и поселил опального писателя на своей даче.

В 1957 году Чуковский учредил в Переделкине библиотеку для детей. Я помню, как Ахматова по этому поводу говорила: «Корней знает, что богатые люди должны помогать бедным. А остальные, кто живёт в Переделкине, этого даже не знают».

А ещё мне известна такая история: в начале 20-х годов большевики очень хотели заманить к себе Илью Репина, который жил на территории Финляндии. И вот они отправили туда Чуковского, дабы тот постарался уговорить великого художника переехать в Совдепию. (Как известно, до семнадцатого года Корней Иванович и Илья Ефимович жили по соседству).

Чуковский какое-то время прожил у Репина в Куоккале, а когда вернулся, сообщил: «Мне так и не удалось его уговорить, он не хочет переезжать к нам».

А после войны с Финляндией Карельский перешеек был аннексирован, и «компетентным органам» достался архив Репина. И там было обнаружено письмо, которое Чуковский послал художнику перед пересечением границы на обратном пути. Смысл его был такой: «Ещё и ещё раз предостерегаю Вас: не вздумайте покидать Финляндию. Не забывайте того, что я Вам рассказывал о большевиках».

Существует мнение – именно это письмо стало причиной того, что после войны Чуковский оказался в опале, книги его перестали выходить, его ругали в печати... Хорошо, что ещё не арестовали! Но вот умер Сталин, и опала была снята. В начале оттепели его впервые после долгих лет забвения пригласили на радио. Говорят, что своё тогдашнее выступление Корней Иванович начал такими словами: «Умер, умер Бармалей, стало в мире веселей... Так я писал ещё в начале нашего века».

Михаил Ардов

* Примечание авторов сайта: не вся информация в этой статье соответствует фактам. Опубликовано в том виде, в каком автор запомнил события.