ИС: Литературная газета, № 32
ДТ: 10. 06. 1939

Уолт Уитман

Уолт Уитман, знаменитый американский поэт, перепробовал смолоду немало разнообразных профессий. Он был и плотником, и конторским рассыльным, и наборщиком, и учителем, и репортером, и редактором мелких газетных листков.

Никто не замечал в нем никаких дарований и не возлагал на него особых надежд.

Но на тридцать седьмом году жизни он сочинил и собственноручно набрал дерзкую книгу стихов "Листья травы", и эта книга принесла ему всемирную славу.

Теперь эта книга переведена на 25 языков Европы, Америки, Азии. Нет числа энтузиастам-критикам, провозглашающим ее гениальною. И в Европе и в США существует множество книг и статей, где Уолта Уитмана ставят на одну доску с Гомером, Шекспиром и Данте. По свидетельству современного американского писателя Сандберга, Уолт Уитман единственный из поэтов Америки, кому выпала такая высокая честь.

"Своею мудростью ваша книга превосходит все, что до сих пор создавала Америка", - писал Уолту Уитману влиятельнейший американский философ Ральф Эмерсон, едва только "Листья Травы" появились в печати. - "Приветствую вас у порога великого поприща. Я счастлив, что читал вашу книгу, так как великая сила всегда доставляет нам счастье".

И в то же самое время ни один из американских поэтов не был так нещадно изруган, как Уитман. С бешеной злобой писали о нем реакционные газетно-журнальные критики:

"Вальтер Уитман столько же смыслит в искусстве, сколько свинья в математике"… "Его книга - навоз"… "Уж не убежал ли он из сумасшедшего дома?"… "Если на базаре бесчинствует пьяный илот, в этом больше всего виноваты зеваки, не дающие ему тумака, чтобы он снова вернулся в свой мерзкий вертеп".

Один популярный американский священник даже стихи напечатал об Уитмане, в которых называл его так: "грязнейшее животное нашей эпохи".

Эта злоба понятна. Уолт Уитман выступил в "Листьях травы" как поэт демократии, и, конечно, реакционная буржуазия Америки была кровно заинтересована в том, чтобы до масс не дошел подлинный голос их родного поэта. "Они всегда боялись этого гордого, свободного, смелого, американского гиганта", - говорит Майкл Голд в "Дэйли Уоркер".

"Но, - восклицает он далее, - массы должны освободить Уолта Уитмана из могилы, в которой охранители буржуазной культуры схоронили его".

Освобождение уже началось. Оно происходит на наших глазах. Никогда за все эти 84 года со дня напечатания "Листьев травы" народные массы Америки не выказывали такого тяготения к Уолту Уитману, какое наблюдается сейчас. Они словно впервые открыли его для себя и полюбили его новой любовью.

В значительной мере это произошло оттого, что "добрый седой поэт" оказался их надежным союзником в борьбе с надвигающейся угрозой фашизма. Ибо хотя Уолт Уитман скончался около полувека назад (в 1892 г.), нынче он воспринимается широкими массами, как один из активнейших антифашистских писателей.

В последнее время в передовой журналистике стали наблюдаться весьма любопытные случаи: едва только реакция предпринимает поход против трудящихся масс, рабочие газеты печатают у себя на страницах то или иное стихотворение Уитмана, и миллионы читателей воспринимают его, как животрепещущий отклик на злободневные события, которые происходят сегодня.

Весною минувшего года, когда осуществились захватнические планы германо-итальянских агрессоров, газета французской компартии "Юманите" напечатала старое стихотворение Уитмана "Европейскому революционеру, который потерпел поражение", - и оно прозвучало так, словно оно написано в самый разгар происходящих событий.

Торжествуют враги, или думают, что они торжествуют,
Тюрьма, эшафот, кандалы, железный ошейник, свинцовые пули делают дело свое.
Великие трибуны и писатели изгнаны, они чахнут на далеких чужбинах,
То, за что они боролись, погибло, сильнейшие глотки удушены собственной кровью.
И юноши при встрече друг с другом опускают глаза,
И все же Свобода здесь, она не ушла никуда, и врагам досталось не все…
Не унывай же, европейский бунтарь.

"Не правда ли, кажется, что эти строки написаны сейчас же после одной из многочисленных агрессий и аннексий приверженцев берлинской оси?" - спрашивает "Юманите" у читателей. Трудно представить себе, что в этих строках не изображается гитлеровский режим в оккупированной немцами Австрии или Чехословакии.

А когда из героической республиканской Испании пришли особенно тревожные вести, "Дэйли Уоркер" напечатала стихотворение Уитмана "Испания в 1873 - 1874 годах", и читатели забыли о шестидесятипятилетней давности этих взволнованных строк и восприняли их как сегодняшние:

Из мрака самых тяжких туч,
Из-под феодальных обломков, из-под груды королевских скелетов,
Из-под развалин церквей и дворцов, из-под поповских гробниц,
Вот оно глянуло вдруг, свежее, светлое
лицо Свободы, все то же бессмертное лицо!
Мы тебя не забыли, родная,
Ты таилась так долго? И тучи снова закроют тебя?
Но теперь-то мы знаем тебя, мы видали тебя,
Ты там, ты ждешь, чтобы пришло твое время.

Как и все произведения Уолта Уитмана, эти строки полны оптимизма. Он не был бы поэтом победоносной молодой демократии, если бы его стихи хоть однажды отразили душевную усталость, отчаяние, неверие в неистощимые силы народа. Это был самый жизнерадостный из великих поэтов.

Уже в то отдаленное время он попытался воплотить в своей книге поэзию интернациональной солидарности масс, всемирного братства народов.

… Я создам дивные магнитные страны…
Я густо усажу, как деревьями, союзами
друзей и товарищей все реки Америки,
все прибрежья ее великих озер, и все ее прерии,
И нельзя будет разнять города,
так крепко они обнимут друг друга за шею.

Этого чуда он достигнет одним-единственным способом: "любовью товарищей, вечной, на всю жизнь, любовью товарищей". По его убеждению это единственный достаточно прочный цемент, которым можно склеить государства: братское единение людей, взращенных демократическим строем. Он верит, что единение близко:

Не создается ли у шара земного единое сердце?
Небывало гигантское будущее идет и идет на меня.

Чтобы отразить ту душевную жизнь, которая будет присуща людям этого "небывало гигантского будущего", он создал собственный "уитманский" стих - без рифмы, без правильных ритмов, без всяких литературных прикрас. Он утверждал, что только этим стихом можно разрабатывать те великие темы, которые несет демократия будущего. Многим этот стих на первых порах показался шершавым и грубым, и должны были пройти очень долгие сроки, покуда поняли, какая изощренная в этом стихе красота.

Власть Уолта Уитмана над так называемым "свободным стихом" беспредельна. Такая поэма, как "Когда сирень расцветала во дворе у порога" (посвященная смерти и погребению Авраама Линкольна), является недосягаемым образцом словесной симфонической музыки. Только теперь, после ряда научно-формальных (не формалистских) исследований, литературоведы, а за ними и критики уразумели всю изысканность, монументальность и сложность ее композиции. Замечательны своей эмоциональной и поэтической силой циклы: "Барабанный бой" (о гражданской войне), "Дети Адама" (об освобождении сексуальной любви от пуританского ига), "Песня о самом себе", "Песня радостей", "Песня о большой дороге" и пр.1

Конечно, не все в Уолте Уитмане близко советским читателям. К старости в его стихах стал все сильнее сказываться присущий ему мистицизм. Но ненависть Уолта Уитмана ко всем истокам и предпосылкам фашизма, его дифирамбы революционным восстаниям, широким демократическим массам, индустриализму, механике, технике, новейшим достижениям науки издавна сблизили его с нашей страной. Недаром с октябрьских дней русские переводы его "Листьев травы" выдержали столько изданий - и в "Парусе" (1918), и в издательстве Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов (1919), и во "Всемирной литературе" М. Горького (1822), и в Огизе (1923), и в Гослитиздате (1933 и 1935). Был Уолт Уитман издан и в английском подлиннике Московским издательством иностранных рабочих (1936).

В Ленинграде, в качестве первомайской листовки, были напечатаны его "Пионеры" (1923), а отдельные его стихотворения печатались - тоже листовками - в Баку, в Гомеле, в Тотьме… Грозовая эпоха не могла не признать этого человека своим.

К. Чуковский

1 В глубоко невежественной и развязной статье, которая посвящена Уолту Уитману в "Малой энциклопедии", упоминаются стихи, которых Уитман никогда не писал. Например, поэма "Адам и Ева".

Яндекс цитирования