ИС: Т. Габбе. Город мастеров. Детгиз. М., 1958 г.

Оловянные кольца

Сказка-комедия в четырех действиях

Действующие лица:

Доктор Лечиболь.

Пилюлио - его помощник.

Серебрино Скоробогаччио - владелец верфей и рудников, потом капитан парусника.

Януария - королева Фазании и Павлинии.

Апрелия, сокращенно Алели, Августа – ее дочери.

Флюгерио - министр двора.

Садовник Зинзивер.

Принц Болталон.

Принц Альдебаран.

Мухамиель - предводитель морских разбойников.

Кохинур - старый пират.

Первый часовой в разбойничьем замке.

Второй часовой.

Третий часовой.

Четвертый часовой.

Седоусый солдат.

Молодой солдат.

Начальник караула.

Придворный.

Слуги во дворце Януарии.

Администратор.

Автор.

Старуха Сказка.

Пролог

Свет гаснет. На просцениум выходит администратор. Он озабочен. В руках у него листок с какими-то записями.


Администратор (заглядывает в листок, готовясь объявить начало спектакля). Так... Значит, пьеса в четырех действиях и шести картинах... с началом и концом... То есть с прологом и эпилогом.

С противоположной стороны навстречу ему выходит высокая, сгорбленная старуха. Она в старинном платье неопределенного покроя и в плаще с низко надвинутым капюшоном. Опираясь на посох, она решительно шагает вперед, не обращая никакого внимания на администратора.


Простите, гражданка!..

Старуха (не останавливаясь). Прощаю.

Администратор. Позвольте, разве вы не слышали? Вам русским языком говорят: «Простите»!

Старуха. Слышала и простила. Только не делайте больше ничего дурного.

Администратор. Да нет, вы меня не так поняли... Я хотел сказать, что вы не туда идете.

Старуха. А сказали совсем другое. Но почему вы думаете, что я иду не туда?

Администратор. Я не думаю - я вижу. Здесь, гражданка, театр! Сцена!

Старуха. А я вовсе и не предполагала, что здесь вокзал или баня. Вы, кажется, считаете меня ребенком.

Администратор. Ребенком? Ха-ха! Наши дети великолепно разбираются, что к чему, куда можно ходить и куда не следует. А вот бабушки их, извините, не всегда.

Старуха. Ну, старухам это простительно. А вот людям вашего возраста едва ли... Но прошу вас, не задерживайте меня. Я очень спешу.

Администратор. Да разве вы не видите, что здесь написано? «Посторонним вход воспрещается».

Старуха. А я не посторонняя.

Администратор. Вот как?.. Ах, вы, вероятно, приходитесь родственницей кому-нибудь из актеров...

Старуха. Всем!

Администратор. Что - всем?

Старуха. Я прихожусь родственницей всем актерам. И всем поэтам. И всем художникам. Если они, разумеется, настоящие художники, поэты и актеры. Понимаете?

Администратор. Нет. Сказать по правде, ничего не понимаю. Вижу только, что вы, несмотря на свой преклонный возраст, не прочь пошутить и поиграть словами. Это, конечно, очень мило. Доказывает, что вы сохранили известную жизнерадостность. Но мне сейчас, признаться, не до игры. Скажите прямо, кто вы такая?

Старуха. Если вам не до игры, лучше было бы уйти из театра. А впрочем, я готова ответить на ваш вопрос прямо. Я - Сказка.

Администратор. Что такое?

Старуха. Да ничего особенного. Я просто Сказка. Ну, что с вами? Почему вы окаменели?

Администратор. Окаменеешь тут! «Просто Сказка»!.. Неплохо придумано!

Старуха. А я всегда придумываю неплохо. Но все-таки, отчего у вас такой смущенный вид? Вы что, не верите мне?

Администратор. Нет, отчего же?.. Верю. Но не вполне... Короче говоря - сомневаюсь.

Старуха. Я могу доказать. (Достает из кармана небольшую палочку.) Хотите, я сейчас превращу вас в собаку любой породы, в тигра, в мышь, в попугая? Что вам больше нравится? Или, может быть, вы предпочитаете превратиться во что-нибудь неодушевленное?

Администратор. А куда же денется моя душа?

Старуха. Душа? В пятки.

Администратор. Нет, благодарю покорно. Я уже это испытал однажды. Очень неприятное ощущение. Я лучше позову к вам одного товарища - это как раз автор той самой пьесы, что идет у нас нынче, - вы с ним побеседуете, может быть, даже найдете общий язык... На днях про него писали в газете, что он прекрасно понимает сущность сказки. (Кричит за кулисы.) Можно вас на одну минутку? Да, да, именно вас! Тут, видите ли, необходимо разобраться...

На просцениум выходит автор.


Автор. В чем дело?

Администратор. Да пустяки!.. Маленькое недоразумение. (Вполголоса.) Вот эта особа утверждает, что она... знаете кто? Сказка!

Автор. Что такое?

Администратор (торжествующе). Ага! Вы тоже сомневаетесь? Вот и я не верю.

Автор. Постойте-ка! Дайте поглядеть...

Оба, склонив головы - один к правому плечу, другой к левому, разглядывают старуху. Она в это время неторопливо, словно не замечая их, разгуливает перед занавесом. Вид у нее спокойный и достойный.


Администратор. Ну что, втирает очки? А?

Автор (задумчиво). Да нет... Не знаю... Если судить по походке... Черт побери! Поверить, конечно, трудно, но может быть.

Администратор. Что вы говорите! Да неужели?..

Автор.Возможно. Постойте, сейчас мы это узнаем наверное. (Старухе.) Гражданка! Вы разрешите задать вам три вопроса?

Старуха. Отчего же? Пожалуйста. За свою жизнь я ответила на столько вопросов, что ответить еще на три меня не затруднит.

Автор. Сколько вам лет? Извините за нескромность...

Старуха. Что же тут нескромного? Отвечать на такие вопросы трудно тем, кому лет больше или меньше, чем они хотят. А мне ровно столько, сколько я хочу.

Автор. Все-таки, сколько же? Много или мало?

Старуха. Много и мало.

Администратор. Что - увиливает?

Автор. Да нет... В этом ответе есть свой смысл.

Администратор. Вот именно, что свой. Берегитесь! Старушка-то себе на уме.

Автор. Пожалуй... (Старухе.) А теперь скажите: чем вы занимаетесь?

Старуха. Учу и забавляю. Когда забавляю - учу. Когда учу - забавляю.

Администратор. Ох, уж эти мне головоломки!

Автор. Нет, нет... Все это довольно понятно. Ну, теперь последний вопрос: каково ваше образование?

Старуха. Что?

Автор. Где, когда, у кого и чему вы учились?

Старуха. О, везде, всегда и у всех... У людей, у зверей, у деревьев, у трав и у книг. Училась прежде, учусь теперь и буду учиться еще долго-долго. А научилась я всему тому, чему учу других.

Автор. Чему же, например?

Старуха. Например, отличать поддельное от настоящего, простоту - от глупости, ум - от хитрости, гнев - от злости... Учу не бояться страха, смеяться над тем, что смешно, черное называть черным, а белое - белым... Вот чему я учу, например.

Администратор. Ишь ты, как заговорила!.. (Автору.) Ну? Что вы думаете?

Автор. Это она!

Администратор. Быть того не может! Послушайте, да разве же это порядок? Если она и вправду Сказка, то как же являться без предупреждения? Мы бы подготовились: устроили бы хорошенькую выставку в фойе, организовали бы беседу со зрителями... (Хлопает себя по лбу.) Постойте-ка! Да ведь это еще и теперь не поздно. Ради такого случая можно отложить спектакль минут на пятнадцать и провести небольшую беседу. Сейчас я велю дать сюда столик, графин с водой, пару стульев... Вы будете председательствовать... (Потирает от удовольствия руки.) Получится очень неплохое мероприятие.

Старуха. Нет уж, увольте! Я не охотница до мероприятий. Признаться, я думала попросту показать вашим зрителям сказку.



Администратор. То есть себя во весь рост? Предложение, конечно, заманчивое... Но у нас, видите ли, назначен на сегодня спектакль. Я уже говорил вам: пьеса вот этого товарища...

Старуха. Что ж, я могла бы, пожалуй, участвовать в вашем спектакле, если только автор пьесы не возражает.

Автор. Да нет, что вы! Я был бы очень рад, но, извините, решительно не представляю себе, как это сделать.

Старуха. Очень просто. Показывайте зрителям свою пьесу, а я прибавлю кое-что от себя.

Автор. От себя? Что же именно? Все-таки мне хотелось бы знать заранее.

Старуха. Да так, пустяки. Я вам не помешаю, не бойтесь.

Автор. Я не боюсь. Только имейте в виду: характеры должны остаться мои.

Старуха. Идет! А имена и костюмы пусть будут мои - сказочные.

Автор. Идет! Но предупреждаю вас: мысли будут мои.

Старуха. А приключения - мои.

Автор. Ладно. Я как раз не мастер выдумывать приключения. Пусть будут ваши. Но уж зато чувства - мои.

Старуха. Только ваши? Нет, чувства давайте поделим пополам. Одно ваше, другое - мое...

Автор. Хорошо. Если только ваши чувства не будут противоречить моим...

Старуха. Нет, зачем же? Поладим как-нибудь. Шутки, надеюсь, вы уступите мне?

Автор. А может быть, и шутки поделим пополам? Ваша - моя, ваша - моя?..

Старуха. Я не скупая. Пополам - так пополам. Ну, что еще? Теперь как будто обо всем условились?

Автор. Нет, погодите! Самое-то главное я и позабыл. Весь ход событий так сказать, развитие действия - целиком принадлежит мне.

Старуха. Не спорю. Но время и место действия выберу я.

Автор. Пусть будет по-вашему. Но уж зато мораль я ни за что не уступлю. Мораль будет моя!

Старуха. И моя!

Автор. То есть как же это так? Мораль в пьесе одна. Ее нельзя разделить.

Старуха. И не надо. Она будет ваша и моя. Общая!

Автор (несколько озадаченный). Ах, вот как!.. Ну что ж, попробуем, пожалуй. Идемте за кулисы.

Администратор (автору). Послушайте, это все-таки очень неосторожно. Как бы чего не вышло...

Автор. Да вы посмотрите, какая это почтенная старая женщина! Она не то что зрителям - нам с вами в бабушки годится.

Администратор. Ну-ну!.. Только смотрите: я ни за что не отвечаю.

Оба раздвигают занавес, чтобы пропустить на сцену старуху. В это мгновение она оборачивается, сдвигает капюшон, и зритель видят молодое, дерзкое и веселое лицо, обрамленное белокурыми растрепанными кудрями.


Сказка (зрителям через плечо). Чур! Не выдавать! (Подхватывает шлейф своего длинного старушечьего платья и, показав при этом ноги в спортивных туфлях, убегает за кулисы.)

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Восьмиугольная комната в башне. Каменные стены. Огромный очаг. Винтовая лестница ведет вверх, к маленькой двери, которая помещается почти под потолком. На огне в колбах, тиглях, сообщающихся сосудах кипят и шипят какие-то таинственные разноцветные жидкости. На крючьях сушатся пучки трав. Чугунная входная дверь плотно затворена, но узкие, высокие окна открыты, и вдалеке, внизу, виднеются крыши домов, верхушки деревьев, паруса кораблей. В одном из простенков висит зеркало.

Пилюлио, помощник и слуга знаменитого доктора Лечиболя, огромный мрачный человек в фартуке, хозяйничает у очага.


Пилюлио (приговаривает басом). Здесь помешаем... Тут снимем пену... Сюда прибавим марганцево-кислого калия... (Напевает.) Марганцево-кислого калия и бертолетовой соли...

Кто-то стучит в чугунную дверь башни.


...и бертолетовой соли... Кто там?

Голос за дверью. Здесь ли живет знаменитый доктор Лечиболь?

Пилюлио (меланхолично). Знаменитый доктор Лечиболь живет здесь.

Голос за дверью. А могу я его видеть?

Пилюлио. Если только вы не слепой, вы можете его видеть.

Голос за дверью. Почему вы думаете, что я слепой?

Пилюлио. Я этого не думаю, но к нам ходят и слепые. И даже безногие ходят...

Голос за дверью. Нет, нет, у меня есть и глаза и ноги! И все-таки я очень болен... Впустите меня, пожалуйста!..

Пилюлио (открывая дверь). Войдите!

Входит пожилой человек, чрезвычайно богато одетый. Его темный плащ расшит серебром. На шляпе - серебряное перо. Серебряные кружева на воротнике и манжетах. Пальцы унизаны серебряными и золотыми перстнями. Это владелец верфей и рудников Серебрино Скоробогаччио.


Скоробогаччио. С кем имею честь говорить? Не с самим ли знаменитым доктором Лечиболем?

Пилюлио. Вы делаете мне честь своей ошибкой. Я всего только лекарский и аптекарский помощник Пилюлио. А доктор есть доктор. Мне до него и не дотянуться!

Скоробогаччио (глядя на него почтительно). О-о!

Пилюлио. Как о вас доложить?

Скоробогаччио. Меня зовут Серебрино Скоробогаччио. Я владелец верфей, пристаней и складов всего нашего побережья, а также серебряных рудников по ту сторону моря.

Пилюлио. Так и доложу. (Стучит метлой в потолок.)

Дверь наверху отворяется, и по винтовой лестнице спускается маленький старичок в темной докторской мантии и бархатной шапочке. Остановившись на площадке посередине лестницы, он мгновение внимательно смотрит на гостя.


Лечиболь. Здравствуйте, Скоробогаччио. Садитесь. Итак, вы страдаете головными болями, одышкой, скукой и бессонницей. Не правда ли?

Скоробогаччио. Совершенная правда. Но откуда вы узнали, кто я и чем страдаю?

Лечиболь. О, это нетрудно угадать. Вот найти для вас лекарство гораздо труднее.

Скоробогаччио. Но ведь у вас их так много...

Лечиболь. К сожалению, ни одно из них вам не поможет. Ни пилюли, ни порошки, ни микстуры...

Скоробогаччио. Что вы говорите, доктор? Значит, моя болезнь неизлечима?

Лечиболь. Почему же? Пока у человека бьется сердце, мы, врачи, не теряем надежды. Но ваше лечение потребует от вас больших жертв.

Скоробогаччио. О, я ничего не пожалею!

Лечиболь. Тем лучше для вас. Потрудитесь подойти к этому стеклу и скажите, что вы в нем видите.

Скоробогаччио. К зеркалу?

Лечиболь. Да, да, к этому стеклу. Ну-с!

Скоробогаччио. Я вижу себя...

Лечиболь. И больше ничего?

Скоробогаччио. Себя и небольшую часть комнаты.

Лечиболь. Так... Не много же вы видите! А теперь поглядите в другое стекло, напротив.

Скоробогаччио. В какое? В окно?

Лечиболь. Да, да, в оконное стекло. Ну, что вы теперь видите?

Скоробогаччио. Вижу площадь, соседние улицы, переулки, сады. Реку, мост через нее. Дворцы, памятники, фонтан на площади...

Лечиболь. А еще?

Скоробогаччио. Ну - людей. Мужчин, женщин... Грузчиков на пристани... Нищего на ступеньках лестницы... Детей, которые играют на мостовой... Ах, смотрите! Смотрите!..

Лечиболь. Что такое?

Скоробогаччио. Цыгане ведут медведя! Давненько я этого не видал - чуть ли не с самого детства... Я очень любил когда-то такие простые развлечения!..

Лечиболь. Как много вы, однако, увидели в этом стекле - даже свое детство!

Скоробогаччио. Это потому, что вы очень высоко живете: весь город как на ладони.

Лечиболь. Да, я высоко живу. И все-таки в другом моем стекле вы ничего не увидели, кроме себя самого.

Скоробогаччио. Но ведь то зеркало!

Лечиболь. Да, посеребренное стекло. Стекло, покрытое серебром!

Скоробогаччио. Боюсь, что я не понимаю вас, доктор.

Лечиболь. Подумайте и поймете. Если у человека слишком много серебра и он посеребрит все свои окна, он будет иметь удовольствие постоянно видеть самого себя. Но скоро ему станет скучно, он потеряет сон и начнет страдать головными болями. Вот и все. Больше мне нечего вам сказать.

Скоробогаччио. А как же мне лечиться?

Лечиболь. Догадайтесь сами. До свиданья. (Поднимается по винтовой лестнице и плотно закрывает за собой дверь.)

Скоробогаччио. Ну и чудак же ваш доктор! Неужели из-за бессонницы и головных болей он советует мне отказаться от всего моего богатства - от серебра, от золота? Стать снова простым лодочником, каким я был в юности? Да, правда, тогда мне некогда было скучать, и спал я как сурок. Подумать - так славные были времена!.. (Поворачивается к Пилюлио.) Послушайте-ка, любезный! Доктор Лечиболь, конечно, мудрый и знаменитый человек, но ведь и вы, я полагаю, смыслите кое-что в медицине. Вон у вас сколько всяких зелий, снадобий, порошков, мазей... Дайте мне каких-нибудь пилюль от бессонницы и головной боли. Я хорошо заплачу (вынимает из кармана большой кошелек).

Пилюлио. Серебром?

Скоробогаччио. Могу и золотом.

Пилюлио. Поглядите-ка сначала в стекло, сударь.

Скоробогаччио. Опять в стекло? В какое же теперь - в простое или в зеркальное?

Пилюлио. Разумеется, в простое прозрачное стекло, как предписал вам доктор Лечиболь.

Скоробогаччио. Значит - в окно?

Пилюлио. Да, да, в окно. Поглядите - и вы увидите там на углу, кроме всего прочего, вывеску аптекаря. Так вот, зайдите в эту лавочку, достаньте свой кошелек, и вам дадут на ваше серебро целый мешок пилюль, облаток и порошков от головной боли, от зубной боли, от сухотки, от чесотки, от кашля, от тошноты и от куриной слепоты... А мы с доктором Лечиболем этим не занимаемся. Мы служим науке и человечеству. Прощайте, сударь.

Скоробогаччио. Странные люди! Бороды по пояс, а рассуждают как дети! Прощайте. Поищу кого-нибудь посговорчивее. (Прячет кошелек и уходит.)

Пилюлио (как ни в чем не бывало)... и бертолетовой соли... (Мешает в котле, потом берет со стола какой-то сосуд и смотрит на свет.) Нет, пока я не добьюсь полной прозрачности, я не успокоюсь!

В дверь стучат.


Кто там еще?

Мужской голос (за дверью). Ее величество Януария вторая, вдовствующая королева Фазании и Павлинии, с принцессами-дочерьми, в сопровождении министра двора барона Флюгерио.

Пилюлио (отворяя дверь.) Войдите!

Королева (в дверях). Дочери мои, подождите здесь, пока я вас не позову. (Входит в башню).

За нею - Флюгерио.

Флюгерио (выступая вперед и кланяясь). Достопочтенный доктор Лечиболь!..

Пилюлио. Не доктор и не Лечиболь.

Флюгерио. А где же доктор?

Пилюлио молча показывает наверх.


Королева. Умер!.. Какое несчастье!

Пилюлио. Жив и вполне здоров.

Королева. Какое счастье!

Пилюлио стучит метлой в потолок. Дверь наверху отворяется. По лестнице неторопливо спускается Лечиболь.


Лечиболь. Приветствую вас, королева! Здравствуйте, господин Флюгерио! Что привело вас ко мне?

Королева. Доктор! Я доверю вам государственную тайну: у меня две дочери...

Лечиболь. Разве это государственная тайна?

Королева. Ах, нет! Тайна не в этом, а в том, что обе немного нездоровы. Одна из них... видите ли... не совсем добра, а другая... понимаете ли... не совсем умна.

Флюгерио. Ваше величество! Не будем скрывать от доктора печальную правду. Одна совсем не добра, а другая совсем не умна. Да и это, пожалуй, уже ни для кого не тайна...

Королева. Боюсь, что вы, как всегда, правы, дорогой Флюгерио. Доктор! Нет ли у вас какого-нибудь средства от этих... недомоганий? Не скрою от вас: обеих принцесс пора выдавать замуж. С тех пор как умер мой муж, король Февраль-Август, у нас то и дело неприятности: с суши нападают соседи, с моря - пираты, а наши собственные придворные только и думают о том, как бы обмануть нас. Вот даже барон Флюгерио...

Флюгерио. Ваше величество!..

Королева. Ах, не спорьте, не спорьте, пожалуйста! Я знаю, что вы усердно служите нам, но ведь вас недаром зовут «Флюгерио». Вы охотно поворачиваетесь в любую сторону, но для того, чтобы поворачивать вас куда надо, у меня не хватает ни сил, ни терпения... Словом, доктор, необходимо выдать замуж хоть одну из моих дочерей и взять в наш царствующий дом порядочного, рассудительного короля. Мой муж и завещание такое составил: та из принцесс, которая выйдет замуж раньше, получит в приданое всю наследственную Фазанию и вдобавок Павлинию, которую он нарочно для этого завоевал. У меня ведь нет старшей дочери, доктор, они обе - младшие. То есть, что я? Младшей нет, обе старшие... Ах, кажется, я совсем запуталась...

Лечиболь. Нет, нет, я все понял. Вы, вероятно, хотите сказать, что ваши дочери - близнецы?

Королева. Вот именно, близнецы! Как я рада, что наконец встретила человека, который меня понимает! А то в моем королевстве никто не понимает меня, даже Флюгерио!

Флюгерио (с упреком). Ваше величество!..

Королева. «Величество, величество»! А сами только руками разводите да пожимаете плечами... Нет, пусть выходят замуж и возятся с этим несчастным королевством, а с меня хватит! Но, к сожалению, доктор, пристроить их не так-то просто. Сколько женихов перебывало у нас за последний год, и все напрасно! Принцессу Августу почему-то никто не берет, а принцесса Алели отчего-то сама не хочет выходить замуж. Чистое наказание!..

Флюгерио. Собственно говоря, доктор, настоящее имя принцессы Алели Апрелия, по имени месяца, когда она появилась на свет. Но принцесса в детстве не произносила буквы «р» и поэтому стала называть себя «Алели». Так ее и зовут до сих пор.

Лечиболь. Что ж, это очень красивое имя!.. Ну, а теперь, ваше величество, покажите мне своих дочерей.

Флюгерио (бросаясь к двери). Ваше высочество! Ваше высочество! Принцесса Алели! Принцесса Августа! Пожалуйте сюда!

Входят обе принцессы. Они одеты одинаково, только цвета платьев разные. Алели необыкновенно хороша. Августа кажется очень некрасивой рядом с красавицей сестрой. Алели плачет.


Королева. Что такое? О чем вы плачете, Алели?

Августа. Разве вы не знаете, матушка, что Алели всегда и плачет и смеется без причины?

Лечиболь. Но на этот раз нетрудно угадать, почему плачет принцесса. Приподнимите ее правый рукав, ваше величество, и вы сразу увидите причину ее слез.

Королева (приподнимая рукав).Ах, какой синяк! Откуда это, Алели?

Лечиболь. Я полагаю, что это след чьих-то нежных и прекрасных пальцев. Не правда ли, принцесса Алели? Почему вы молчите?

Алели не отвечает.


Лечиболь Августе). А вы что скажете, принцесса?

Августа (не глядя на Лечиболя, королеве). Ах, матушка, если бы вы знали, какую глупость она только что сделала, вы бы тоже не выдержали.

Королева (встревоженно). Что такое?

Августа. Она отдала какой-то босой девчонке свои туфли (смеется), а сама осталась босая!

Королева. Алели! Разве можно ходить босой?!

Алели. А эта девочка ходит...

Королева. Но ведь она не принцесса!

Алели. Откуда вы знаете, матушка? Она ничего не говорила.

Королева. Боже мой! Алели! Есть же у вас глаза!..

Алели. Ну конечно есть, матушка. Если бы не было, я бы не видела, что она босая.

Королева (с тяжелым вздохом). Ах, мое бедное дитя!.. Флюгерио, пошлите верхового во дворец за туфлями.

Флюгерио. Сию минуту, ваше величество! (Выходит.)

Алели. А знаете, матушка, это очень приятно - ходить босиком. (Подбирает подол и с удовольствием прохаживается по комнате, шлепая пятками.) Право же, очень приятно! Как-то прохладно, весело... Попробуйте!

Королева в ужасе всплескивает руками. У Августы от раздражения чуть ли не судороги. Алели этого не замечает. Она увидела на столе у Пилюлио колбы, реторты и прочую аптечную утварь.


Ах, какая у вас маленькая миленькая кастрюлечка с миленькой маленькой крышечкой! Подарите мне ее для моей куклы! Пожалуйста!

Лечиболь. Для куклы?

Алели. Да. Сама-то я уже в куклы не играю. (Вздыхает.) Говорят: большая! Неприлично! Но моей старой кукле очень нравятся такие кастрюлечки.

Августа (сквозь зубы). Алели!

Алели. Ах, да... А другую такую кастрюлечку подарите, пожалуйста, Августе.

Лечиболь. С удовольствием.

Алели. Августа! Вот и у тебя будет такая кастрюлечка. Теперь ты не будешь щипаться и отнимать мою? Правда? (Ласково и просительно заглядывал сестре в глаза, подает ей чашечку.)

Августа швыряет в нее чашечку, но попадает в только что вошедшего Флюгерио.


Флюгерио. Ах! (Поднимает чашечку, останавливается, не зная, кому ее подать - Августе или Алели.) Вы, кажется, уронили...

Алели. Не сердитесь, дорогой Флюгерио: это она нечаянно... Она хотела попасть в меня.

Лечиболь. Итак, королева, все ясно. Мне остается сказать вам несколько слов наедине. Впрочем, мой помощник Пилюлио и ваш помощник господин Флюгерио могут присутствовать при этом разговоре.

Королева. Оставьте нас, принцессы! Августа, прошу вас не обижать Алели.

Алели. Я лучше здесь посижу, на этой скамеечке, и полюбуюсь на эти серебряные чашечки...

Лечиболь. Пилюлио, возьмите с собой чашечки и побудьте с принцессами в саду.

Пилюлио (Алели). Идем, дитя мое! (Августе.) Пожалуйте, принцесса.

Уходят.


Лечиболь. Я должен вас опечалить, королева...

Флюгерио. Так я и знал!

Лечиболь. У меня есть лекарство только для одной из ваших дочерей.

Королева. Для кого же, доктор? Для Августы или для Алели?

Лечиболь. Для той, которой оно может помочь. (Достает из шкафа маленькую шкатулку.) Вот тут у меня два кольца. Золотом и алмазами вас не удивишь. Мои кольца оловянные...

Королева. Что же нам делать с вашими оловянными кольцами?

Лечиболь. У них, королева, есть чудесное свойство: они могут придать человеку то, чего ему не хватает.

Флюгерио. Но ведь это именно то, что нам нужно!

Королева. Да, да! Ах, если бы они могли придать Августе немножко красоты и доброты, а бедной Алели хоть капельку ума! Кстати, ведь у вас два кольца... Почему бы не дать одно Августе, а другое - Алели?

Лечиболь. К сожалению, это невозможно. Кольца, которые лежат в этой коробочке, обручальные. Вот это отдайте одной из ваших дочерей, а это приберегите для человека, который ее по-настоящему полюбит. И я надеюсь, что они принесут обоим то, чего им не хватает. Иными словами - счастье.

Королева. Вот как? Благодарю вас, доктор. Но вы задали мне трудную задачу... Как же мне решить, кому отдать кольцо - Алели или Августе? Пожалуй, Алели... Нет, Августе!.. Или все-таки Алели?.. Ну, что же вы молчите, Флюгерио?

Флюгерио (твердо и уверенно). Конечно, принцессе Августе, ваше величество. А впрочем, простите, - лучше принцессе Алели... То есть, я хотел сказать - принцессе Августе!

Королева. Кому же? Алели? Августе? Ничего не понимаю! Хоть бы один раз вы мне ответили прямо и решительно! Нет, я просто теряю голову...

Лечиболь. Предоставьте выбор самим принцессам, королева. Сделаем вот как... (достает что-то из шкафа.) У меня есть еще одна коробочка. Она пустая, но на вид, пожалуй, не хуже первой.

Королева. Какое же может быть сравнение! Та деревянная, а эта перламутровая, с золотом.

Лечиболь. Очень рад, что она вам нравится. Теперь нам нужно самое обыкновенное золотое кольцо. Не согласитесь ли вы положить в эту коробочку одно из ваших?

Королева. Зачем?

Лечиболь. Сейчас мы позовем обеих принцесс и предложим им самим выбрать себе по коробочке с кольцом.

Королева. Хорошо... Пусть так. (Протягивает Лечиболю руку, унизанную кольцами.) Берите любое, доктор.

Лечиболь. Если позволите, вот это, с короной. (Кладет кольцо в коробочку, подходит к окну и, взяв нечто вроде рупора, говорит негромко.) Пилюлио! Пригласите наверх обеих принцесс. (Королеве.) Сейчас они придут.

Королева. Ах, я бы так хотела, чтобы коробочка с волшебным кольцом досталась моей бедной Алели! Нет, Августе!.. А вы что думаете, Флюгерио?

Флюгерио. Я совершенно согласен с вашим величеством. Хорошо, если бы оно досталось принцессе Августе... То есть принцессе Алели...

Входит Пилюлио, пропуская вперед Августу и Алели.


Пилюлио. Вы звали нас, доктор?

Лечиболь. Да, звал. (Принцессам.) Мои прекрасные гостьи, я приготовил для вас по маленькому подарку. Вот две коробочки с кольцами. Пусть каждая из вас выберет ту, что ей больше по вкусу.

Августа. Я уже выбрала! (Протягивает руку, но Алели удерживает ее.)

Алели. Августа, милая, уступи мне на этот раз! Я тебе отдам мое ожерелье, серьги, даже моего попугая, только оставь мне это колечко, а возьми другое.

Августа. Сама возьми другое! Очень мне нужен твой попугай!

Алели. Ну, не хочешь попугая, возьми мое зеркальце на цепочке, все что хочешь возьми, а это колечко пусть будет мое!

Августа. Да какое – «это»?

Алели робко протягивает руку к оловянному кольцу.


Ах, оловянное! (Смеется.) Ну что ж, бери его, если уж оно так тебе нравится. Только смотри не забудь про зеркальце, сережки и ожерелье. Ты обещала!.. А уж я, так и быть, возьму золотое с короной.

Алели. Вот спасибо, Августа! Какая ты добрая! А то ведь золотых у меня много, а это такое гладенькое, беленькое (надевает кольцо на палец), совсем как мои кастрюлечки... Ой! Где же они, кастрюлечки? В саду забыла... (Убегает.)

Королева. Августа, не оставляйте вашу сестру одну. Смотрите, чтоб она не вышла из сада на улицу до тех пор, пока ей не привезут туфли.

Августа. А вы думаете, матушка, что в саду она не сможет натворить сто тысяч глупостей?

Королева. Я думаю, дочь моя, что вам следует поторопиться. Ступайте в сад и приглядите за сестрой.

Августа, пожимая плечами, выходит.


Лечиболь. Побудьте и вы в саду, Пилюлио.

Королева. Доктор, ну вот Алели и надела ваше оловянное кольцо, но я что-то не вижу в ней никакой перемены. А вы, Флюгерио?

Флюгерио. И я ничего не замечаю.

Королева. В чем же дело, доктор?

Лечиболь. Не тревожьтесь, королева. Волшебная сила моего подарка скажется только тогда, когда ваша дочь обменяется кольцами с тем, кто ее полюбит.

Королева. Но кто же полюбит ее, пока она такая дурочка? Разве дурак какой-нибудь...

Лечиболь. Нет, почему же?.. Вы не знаете умных людей, ваше величество. Это такие чудаки.

Королева. Не спорю. Может быть... Вам виднее. Но, признаюсь откровенно, доктор, у меня от этих ваших чудес голова кругом идет, Я ровно ничего не понимаю. А вы, Флюгерио?

Флюгерио. А я, кажется, на этот раз кое-что понял... Ну, ваше величество, поблагодарим почтенного доктора и поспешим во дворец. Время второго завтрака уже подходит.

Королева. Что ж, идемте! Доктор! Я благодарна вам от всего сердца. Дайте доктору сто золотых, Флюгерио.

Лечиболь. Ни одного золотого, королева. Мои оловянные кольца стоят гораздо дешевле и гораздо дороже.

Королева. В таком случае, мы пожалуем вам звание рыцаря и серебряные шпоры.

Лечиболь. Если я куда-нибудь еду, ваше величество, то обычно нанимаю извозчика, а для этого не нужно шпор. Да и звание менять мне уже поздно. Я лекарь, а не рыцарь.

Королева. Как вам угодно. Во всяком случае, примите нашу благодарность.

Флюгерио. А шпоры я вам все-таки пришлю. Прощайте.

Оба уходят. Лечиболь медленно поднимается по лестнице. В башню входит Пилюлио. Доктор останавливается на площадке и смотрит на него сверху.


Лечиболь. Уехали?

Пилюлио. Уехали, доктор.

Лечиболь. А вы записали их адрес в большую книгу, Пилюлио?

Пилюлио. Адрес у королей короткий - ни улицы, ни номера дома, а просто: такое-то королевство, королевский дворец. А зачем вам понадобился их адрес, доктор?

Лечиболь. Я хочу знать, что принесут на этот раз волшебные кольца Альманзора - счастье или несчастье.

Пилюлио. Да разве они могут принести несчастье? Ведь олово - не золото...

В это время чугунная дверь открывается от сильного толчка, и в башню стремительно входит человек в плаще и чалме. Это старый пират Кохинур.


Кохинур (кладет на стол большой мешок). Вот золото! Много золота, господин мой!

Пилюлио. Осторожнее! Вы разобьете колбы!

Кохинур. На эти деньги вы можете купить сотню таких сосудов и наполнить их доверху изумрудами и жемчугом. Кто здесь многославный и многомудрый доктор Лечиболь? Ты?

Пилюлио. Нет.

Кохинур (Лечиболю). Значит, ты, господин? (Низко кланяется.) Я переплыл море, чтобы купить у тебя чудесные кольца волшебника Альманзора.

Лечиболь. Вот как? А на что они тебе?

Кохинур. Султан Синего берега Абдурахман, сын Абдурахмана, в милости щедрый, как солнце, в гневе грозный, как гром, желает подарить их своей любимой дочери Нунуфар ко дню ее свадьбы. Мы искали их по всему свету, пока не узнали из волшебных книг, что они здесь. Золото твое - кольца наши. Я спешу, господин мой! Прости!

Лечиболь. Пират Кохинур!

Кохинур. Да... Так меня зовут! Откуда ты знаешь мое имя, старый человек?

Лечиболь. Старые люди много знают... А ты возвращайся к себе на остров, пират Кохинур, и скажи своему капитану Мухамиелю, что я не беру золота за оловянные кольца.

Кохинур. Золота не берешь? А что берешь? Алмазы? Парчу индийскую? Коня арабского? Ну? Говори, что тебе надо!

Лечиболь. Ничего не надо.

Кохинур. Добром не продашь - силой возьмем.

Лечиболь. Плохо же вы читали свои волшебные книги! Разве тебе не говорили, Кохинур, что эти кольца нельзя ни купить, ни украсть, ни взять силой?

Кохинур. Говорили. Не верим.

Лечиболь. Ваше дело. А только так оно и есть. Подарят тебе такое кольцо по любви, по дружбе - бери, радуйся, твое счастье. А добудешь его силой или хитростью, ничего не добудешь, кроме простого олова. Так-то, пират Кохинур! (Уходит и затворяет за собой дверь.)

Кохинур. Упрямый колдун! Видно, долго жил - больше жить не хочет. Скажи ему: пусть отдаст кольца, а не то худо будет.

Пилюлио. Доктор Лечиболь не колдун, а доктор. А ты ступай себе, откуда пришел. Не теряй времени зря. Ничего ты не дождешься.

Кохинур. Дождусь, слуга сатаны! Нельзя мне без колец уходить, Мухамиель шутить не любит!

Пилюлио. Да нет у нас этих колец!

Кохинур. Обманываешь!..

Пилюлио. Правду говорю. Раньше тебя люди были - унесли. Ненамного ты и опоздал.

Кохинур. Кто унес?

Пилюлио. О! Не достанешь!

Кохинур. До неба не достану, а на земле все достану. Я видел, кто у вас был... Королева с дочками!

Пилюлио. Да ведь эти колец ни отнять, ни украсть нельзя. Только по любви, по дружбе получить можно.

Кохинур. Дружбу, любовь украсть можно! Все можно украсть! (Быстро уходит.)

Пилюлио. Вон как! Надо доктору сказать. (Стучит в потолок.)

Лечиболь (появляется на пороге). Что тебе, Пилюлио?

Пилюлио. Ох, доктор! Пожалуй, и вправду наши чудесные кольца принесут немало бед и тревог!

Лечиболь. Без этого не бывает и счастья, Пилюлио! А ты записал адрес пирата Мухамиеля?

Пилюлио. Что там записывать? У пиратов адрес не длиннее, чем у королей: «Синее море. Корабль без флага».

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Сад. Площадка неподалеку от королевского дворца. Водоем, окруженный цветами. Беседка. На ее остроконечной крыше кружится по ветру золоченый фазан - флюгер. В сад выходит Флюгерио. Он задумчив и сосредоточен.


Флюгерио (размышляя). С одной стороны так, а с другой - этак... Нельзя не сознаться, но надо признаться... Как будто бы ясно, а все же опасно... (Заложив руки за спину, несколько раз проходит по дорожке сада и снова останавливается.) Итак, есть два принца и две принцессы. Казалось бы, дело простое: один из принцев женится на одной принцессе, другой - на другой... Но кого на ком женить? А главное - кого сделать королем и королевой? Вот вопрос!.. (После недолгого молчания.) Разумеется, королем и королевой должна стать та пара, которая не будет мешать мне управлять королевством. Стало быть, задача наполовину решена. Королевой будет принцесса Алели. Она для этого достаточно глупа. А вот кто из принцев будет ей под стать - Альдебаран или Болталон? Болталон или Альдебаран? (Задумывается, устремив глаза на золоченого фазана, который блестит на крыше беседки.) А ну-ка, дружище флюгер, подскажи тезке, кого лучше выбрать. Если Альдебарана, повернись налево, если Болталона - направо! (Отбегает в сторону и смотрит на крышу.) Однако что это нынче творится с нашим фазаном? Как он быстро вертится! Направо, налево, направо, налево... Болталон, Альдебаран, Болталон, Альдебаран, Болталон... Ничего не понимаю!..

На площадку выходит принц  Болталон. У него комически-воинственная внешность. На боку - огромная шпага, за поясом пистолеты, на ногах - высоченные ботфорты со шпорами. Нос перебит. Одного уха не хватает.


Болталон. На что это вы смотрите, господин министр... извините, не помню, как вас величают. Что за штука у вас там наверху?

Флюгерио. Флюгер, ваше высочество. Обыкновенный флюгер.

Болталон. А зачем?

Флюгерио. Этот фазан указывает направление ветра, принц.

Болталон. Будто?

Флюгерио. Уверяю вас.

Болталон. Гм!.. Интересно. А он снимается?

Флюгерио. Если это необходимо...

Болталон. Необходимо. Дайте-ка его мне!

Флюгерио. Но зачем же он вам, ваше высочество?

Болталон. Как это - зачем? Узнавать направление ветра. А то иной раз никак не разберешь, откуда ветер дует.

Флюгерио. Он! (Радостно потирает руки.) Ах, принц, вы получите и этот флюгер, и беседку, и дворец, и все королевство в придачу. Для этого вам надо только жениться на одной из наших принцесс. Я вижу, вы будете настоящим королем, и счастлив служить вам.

Болталон. Э-э, да ты славный старик! Но скажи мне по правде, сколько женихов нужно этой вашей принцессе?

Флюгерио. Разумеется, один, ваше высочество. Что за вопрос?

Болталон. Зачем же, в таком случае, здесь торчит этот другой... как его там... Альдебаран?

Флюгерио. Но ведь у нас две принцессы, ваше высочество. Не могут же они обе выйти замуж за одного принца.

Болталон. Гм! Пожалуй... Но ведь это значит, что и королевство придется делить пополам, и дворец, и этот флюгер?

Флюгерио. Нет, принц, королевство - с дворцом, флюгером и вашим старым Флюгерио достанется той из принцесс, которая выйдет замуж раньше.

Болталон. Какой же дурак женится тогда на другой?

Флюгерио. Надеюсь, что принц Альдебаран, ваше высочество. Но и он не будет в обиде. Ему достанется прекрасное приданое. А королем станете вы, если, конечно, не будете слишком медлить.

Болталон. Медлить? Это не в моем характере. Я еще и невесты не видал, а уж обручальные кольца у меня в кармане!

Флюгерио. Такая предусмотрительность делает честь вашему уму. Но обыкновенные обручальные кольца вам не понадобятся. Если вы поклянетесь не выдать меня, я открою вам государственную тайну.

Болталон. Ну, клянусь, клянусь!.. Что там еще за тайна?

Флюгерио. Для обручения наследницы Февраля-Августа мы приобрели волшебные кольца Альманзора. (Достает кольцо.) Вот одно из них!

Болталон. Да ведь это олово!

Флюгерио. Олово.

Болталон. Вы так бедны?

Флюгерио. Мы так богаты! Этим кольцам, принц, нет цены. Если принцесса полюбит вас и наденет вам на палец такое же оловянное колечко, вы получите все, чего вам не хватает.

Болталон. А чего мне не хватает? Только королевства! Да еще, пожалуй, этого флюгера...

Флюгерио. Прекрасно сказано, ваше высочество! Но и кроме королевства, вам, простите, не хватает еще кое-чего. Так, мелочей...

Болталон. Чего же именно?

Флюгерио. Об этом я могу вам сказать только на ухо, если вы соблаговолите повернуться ко мне левой стороной.

Болталон. Ну?

Флюгерио. Вам, ваше высочество не хватает правого уха. Простите за правду!

Болталон (выдергивает из ножен шпагу). Это дерзость!

Флюгерио. Не гневайтесь, принц. Правое ухо появится у вас, чуть только вы обручитесь с принцессой. Да и не только это... Вас ждет много приятных перемен. Ну, скажем, у вас выпрямится нос, появятся ресницы, исчезнут рубцы на щеке, губе и подбородке, пропадет несколько лишних бородавок...

Болталон. Ну, довольно, довольно!.. Без подробностей!

Флюгерио. Одним словом, у вас будет все, чего вам до сих пор не хватало, и не будет того, что мешает вам.

Болталон. Дай сюда кольцо!

Флюгерио. Перед обручением, принц...

Болталон. Обручение будет через пять минут. (Берет из рук Флюгерио перстень.) Только скажи, которой из двух принцесс я должен понравиться.

Флюгерио. Той, у которой на пальце такое же оловянное кольцо, Апрелии.

Болталон. Апрелии? Великолепно! Где же она?..

На площадку выходит принц  Альдебаран. Он немолод, тщедушен и очень кокетлив. Сухое, несколько сморщенное лукавое личико, обрамленное пышными локонами. Кружева, перья, банты, пряжки. То и дело подносит к глазам лорнет.


Альдебаран. Дорогой Флюгерио, где же наконец ваши принцессы? Мне надоело шататься по саду и топтать цветы!

Болталон. Если так, почему бы вам не уехать домой, ваше высочество? Я бы на вашем месте уехал.

Альдебаран. Нет, сидеть дома мне еще больше надоело. И к тому же я решил стать королем Фазании и Павлинии. Здесь не холодно, не жарко и редко идет дождь.

Болталон. Вот еще! Вам не видать Фазании, как своих ушей.

Альдебаран. Зато вам, ваше высочество, должно быть, удалось увидеть собственное ухо - когда вам его отрубили.

Болталон. Но уж вы-то не увидите своей головы, когда я вам ее отрублю! (Хватается за шпагу.)

Флюгерио. Принц Болталон! Принц Альдебаран! Ваши высочества! Успокойтесь!.. Вот идет ее величество с дочерьми.

Звуки труб. На площадку выходит придворный в парче и лентах. В руке у него жезл.

Придворный. Ее фазанье и павлинье величество вдовствующая королева Януария! Их высочества принцесса Апрелия и принцесса Августа!

Королева (тихо). Алели, прошу вас, если вам сделают предложение, не говорите сразу «нет». Это невежливо. Августа, предупреждаю вас: если вам сделают предложение, не говорите слишком быстро «да». Это не принято. (Громко.) Я очень рада видеть вас, дорогие гости. Как вы спали, принц Альдебаран? Как вы спали, принц... принц...

Флюгерио (подсказывает). Принц Болталон, четвертый сын достославного короля Шутландии и Осландии.

Королева (тихо Флюгерио). Разве есть и такое королевство?

Флюгерио. Если есть принц, ваше величество, то, наверно, есть и королевство.

Королева. Пожалуй... Дорогие гости, надеюсь, вы у нас не будете скучать. Мы устроим для вас соколиную охоту, петушиные бои, карусель... А пока принцессы, чтобы немного развлечь вас, покажут вам могилу моего незабвенного супруга Февраля-Августа и клетку с его любимыми обезьянами. Мы же с моим старым Флюгерио пойдем заниматься нашими скучными государственными делами. Ах, простите, что это я хотела сказать?..

Болталон. Право, не знаю, ваше величество.

Альдебаран. Рад бы угадать, королева, но не могу.

Королева. Ах, это мое вечное несчастье - я забываю самое главное, а мой бедный Флюгерио никогда ничего не может мне напомнить!

Флюгерио беспомощно разводит руками.


Ах да, вспомнила! (Вполголоса предостерегающе.) Алели, будьте хоть немножко разумнее! Августа, будьте хоть немножко добрее! (Уходит вместе с Флюгерио.)

Августа (с деланной любезностью). Куда же мы пойдем, дорогие гости? Чем вас развлечь? Не хотите ли посмотреть наших обезьян?

Алели (тихо). Ой, что ты! Они же испугаются...

Августа. Кто? Принцы?

Алели. Да нет! Обезьяны, конечно!

Августа. Молчи, дура!

Алели. А я и молчу.

Болталон (негромко Альдебарану). Которая из них Апрелия? Я что-то не разберу... Эта или та?

Альдебаран. Ах, вам нужна принцесса Апрелия? (Лукаво прищурившись, кивает в сторону Августы.) Вот эта.

Болталон. Гм!.. Ну, ничего не поделаешь... (Решительно подходит к Августе.) Не покажете ли вы мне, ваше высочество, могилу покойного короля?

Августа. О, с большим удовольствием, принц! Это любимое место моих прогулок.

Болталон. Еще бы! Если бы мой отец и старшие братья скончались, я бы тоже с удовольствием ходил на их могилы.

Августа. Я вполне понимаю ваши чувства, принц.

Уходят.


Альдебаран. Прекрасная принцесса Апрелия, как я рад, что нас оставили одних!

Алели. Рады?

Альдебаран. Я просто счастлив...

Алели. Ну, так сейчас вы будете еще счастливее. Я тоже уйду.

Альдебаран. О нет, нет! Не уходите! Позвольте мне признаться откровенно, ради кого я прибыл в ваши края. Только ради вас! Выслушайте же меня благосклонно. Я у ваших ног, я прошу вашей руки!

Алели. Руки? А что, у вас своих нет?

Альдебаран. О, не шутите так жестоко! Скажите мне просто и откровенно, как другу: хотите вы быть королевой?

Алели. Нет.

Альдебаран. Не может быть! Кто же отказывается от короны?! А для того чтобы стать королевой, вы должны всего только выйти замуж раньше вашей сестры. Так завещал ваш отец. Хоть на час, хоть на несколько минут раньше!.. Не будем же терять дорогое время. Пока мы здесь разговариваем, ваша сестра, может быть, уже согласилась выйти замуж за этого принца с отрубленным ухом и перебитым носом. Это было бы очень досадно, не правда ли? Согласитесь же стать королевой и женой Альдебарана!

Алели. Какого еще барана? Разве вы баран?

Альдебаран. Альдебаран, принцесса. Это очень древнее и громкое имя: Аль-де-ба-ран!

Алели (хохочет).Ай-да-баран! Ай-да-баран!.. Ну, а если я выйду за вас замуж, как же будут звать меня: «Ай-да-борона» или «Ай-да-овца»? Нет, не хочу!..

Альдебаран. Какая вы злая, принцесса Апрелия!

Алели. Нет, что вы! Злая у нас Августа, а я просто глупая. Только вы, пожалуйста, никому про это не рассказывайте. Это наша государственная тайна.

Альдебаран. Ах, вот как! Хорошо, что вы открыли мне вашу государственную тайну вовремя. Честь имею кланяться! (Про себя.) Черт побери, как бы из-за этой дурочки мне, умному, не остаться в дураках!.. (Идет и на ходу сталкивается с Болталоном.)

Тот выбегает на площадку весь взъерошенный и багровый от ярости.


Болталон. Черт побери! Как вы смели так подшутить надо мной?

Альдебаран. Боюсь, что я подшутил не над вами, а над собой.

Болталон. Бросьте эти уловки! Принцесса, которую вы назвали Апрелией, оказалась Августой, да еще при этом такой ведьмой, что чуть глаза мне не выцарапала, когда я назвал ее Апрелией. Нет, этого я вам не прощу, клянусь честью!

Альдебаран (обрадованно.) Ах, так вы не получили согласия принцессы Августы?

Болталон. А вы получили согласие принцессы Апрелии?

Альдебаран. Вас это не касается.

Болталон. Зато моя шпага сейчас коснется вашей печенки! (Хватается за эфес шпаги.) Я четыреста раз дрался с такими бездельниками, как вы!

Альдебаран. И потеряли только одно ухо? Мало!

Болталон. А вы сейчас потеряете оба! (Выхватывает свою тяжелую, длинную шпагу.)

Альдебаран (небрежно). Послушайте, вы! Если уж вам так хочется драться, можно выбрать другое место и другое время. А сейчас я что-то не расположен.

Болталон. Ах, не расположены? Ну, так я вас расположу! Держитесь!

Альдебаран (отступая). Но-но! Потише! Уж не хотите ли вы напугать принца Альдебарана?

Болталон (размахивая шпагой). Нет, я хочу проткнуть его, как цыпленка!

Альдебаран (волей-неволей вытаскивает свою тонкую, с нарядным эфесом шпажонку). Ах, вот как! Что ж, пеняйте на себя! (Нерешительно топчется на месте и наконец делает выпад, стараясь держаться подальше от противника.)

Болталон при виде обнаженной шпаги сразу отскакивает). Постойте! Что вы делаете? (С грохотом бросает шпагу в ножны и, отдуваясь, отирает со лба пот.) Благодарите принцессу за то, что остались живы!..

Альдебаран (тоже спрятав шпагу и держась за сердце). А в другой раз поосторожней размахивайте своей оглоблей, а то ушей и носов у вас не так уж много.

Болталон (ворчливо). На мой век хватит! У вас, видно, другого дела нет, как считать чужие уши и носы!

Альдебаран. Нет, отчего же? Дело есть, и очень спешное. Я сейчас отправляюсь искать принцессу Августу. Прошу прощения. (Кланяется Алели и уходит.)

Алели. Идите, идите! (Болталону.) И вы тоже! Ведь теперь-то вы знаете, что Августу зовут Августой.

Болталон. Нет, я останусь здесь.

Алели. Тогда я отсюда уйду.

Болталон. А я вас не пущу! Принцесса Апрелия! Я вас люблю и не люблю долго разговаривать. Скажите прямо: у вас есть оловянное кольцо?

Алели (в недоумении). Есть.

Болталон. Будьте добры, покажите мне его.

Алели. А зачем вам? Ну, вот оно!..

Болталон. У меня есть точно такое же.

Алели. Такое же оловянное? Покажите!

Болталон. Вот! (Протягивает руку.)

Алели (смотрит на его пальцы). Никакого оловянного кольца у вас нет. Как не стыдно говорить неправду!

Болталон (в тревоге). В самом деле нет! Потерял! Неужели потерял? Только где же? Где?.. должно быть, соскочило с пальца, когда я дрался с этим проклятым Альдебараном! (Ползает по песку, по траве, разыскивая кольцо.)

Алели. А вы бы не дрались. Разве это хорошо - драться?

Болталон (ворчливо). А шпага у меня на что?

Алели. А вы бы ее дома оставили.

Болталон. Нельзя: не полагается. Черт побери! Куда же оно подевалось, это несчастное кольцо? Ага, вот!.. Нет, это какая гусеница серебристая. Свернулась кольцом, словно нарочно дразнит. Тьфу, гадость какая!..

Алели хохочет.


Смейтесь, смейтесь! Вот сейчас найду его и обручусь с вами... Эх, досада! Прямо будто сквозь землю провалилось!

Алели. А может быть, и вправду провалилось? Или вы его не тут потеряли, а где-нибудь в другом месте?

Болталон (поднимая голову). В другом месте? Где же еще?.. Постойте! (Вскакивает на ноги.) Может, я его и в самом деле обронил на могиле этого... как его там... Января-Февраля, что ли? Ну, словом, вашего покойного батюшки. Сбегаю, посмотрю. (Придерживая шпагу, убегает.)

Алели. Что ж, сбегайте посмотрите. А я пока пойду домой да так спрячусь, что вы будете меня искать, как это ваше кольцо, и все равно не найдете. (Уходит.)

Сцена несколько мгновений пуста. В саду вечереет. Тихо. Только где-то позвякивают садовые ножницы, словно в траве стрекочет кузнечик-великан. Из глубины сада, постепенно приближаясь, слышится песня.


Траву скошу я на лугу,
А у фонтана подстригу.
Газон в саду дворцовом
Быть должен образцовым.

Из кустов выходит  садовник  Зинзивер. Лицо его похоже на добродушную клоунскую маску, смешную и нелепую. Рыжие волосы торчат, как петушиный гребень. Зинзивер работает и поет.


Зинзивер.

Кусты, деревья быть должны
Одной и той же вышины
И меж собой похожи,
Как дамы и вельможи.

Но на один и тот же лад
Расти деревья не хотят.
Цветы по-своему цветут,
Кусты по-своему растут.
Не так они покорны,
Как важный штат придворный.

А все же дуб, и клен, и бук
Умелых слушаются рук.
На то я и садовник,
Чтоб розой стал шиповник.

Кто это нынче здесь всю траву вытоптал? Лошадей сюда пустили, что ли? И цветы помяты... (Наклоняется и осматривает цветы.) Стой! А это что? Колечко! Право, колечко! Видно, обронил кто. Пойти разве отнести помощнику старого придворного камердинера?.. (Рассматривает кольцо.) Да нет, колечко простое, оловянное... Во дворце таких не носят. Цена им грош за пару. Можно его, пожалуй, и себе оставить. На счастье!..

На площадку выбегает Алели. Зинзивер прячется в кустах. Она садится на скамью и, уткнувшись лицом в ладони, горько плачет. Зинзивер бесшумно раздвигает ветви и через спинку скамьи бросает ей на колени большое румяное яблоко.


Алели (не оглядываясь и тяжело вздыхая). Спасибо! (Берет яблоко и, всхлипывая, принимается есть.)

Зинзивер (из кустов). О чем вы плачете? Кто вас обидел?

Алели (жалобно). Все. Смеются, бранят... Что я ни скажу, все не так. Что ни сделаю, все нехорошо. Неужели я и в самом деле хуже всех?

Зинзивер. Не хуже, а лучше. В тысячу раз лучше!

Алели (оглядываясь). Ой, кто это сказал? Вы что, птица?

Зинзивер. Пожалуй, что и так. Меня зовут Зинзивер. А Зинзивер - это такая маленькая веселая птица, из породы синиц. Знаете?

Алели. Теперь знаю. (Смотрит через спинку скамейки в кусты.) Где же вы? Я хочу посмотреть, что за птица - Зинзивер.

Зинзивер. Ох, лучше не надо!

Алели. Почему?

Зинзивер. Если вы увидите меня, вы уж больше не захотите со мной разговаривать.

Алели. Нет, я захочу! Правда, захочу! (Соскакивает с места и вытаскивает Зинзивера из кустов за рукав.) Ой, что это? Зачем вы шапкой себе лицо закрыли?

Зинзивер. Да шапка-то у меня, пожалуй, получше, чем лицо.

Алели. А вот я посмотрю! (Отнимает у него шапку.) Ой, какой вы смешной! Вы и в самом деле ужасно смешной!.. Если бы вы себя увидели, вам тоже стало бы очень смешно. (Громко хохочет.)

Зинзивер (закрывал лицо руками). Ах, зачем, зачем вы заставили меня показаться вам! Уж пусть бы другие смеялись надо мной, только не вы!

Алели. А кто же это смеется над вами?

Зинзивер. Спросите лучше, кто не смеется. Да мне это с полгоря. У меня на каждую шутку десять в запасе... И, пожалуй, поострей, чем у них.

Алели. Десять? Нет, правда? А почему же вы сейчас не шутите?

Зинзивер (тихо). Не до шуток мне... Вот я больше всего на свете боялся, что и вы будете смеяться надо мной, если я попадусь вам на глаза. Так оно и случилось. (Круто поворачивается и хочет уйти.)

Алели (хватает его за рукав). Постойте, куда же вы? Да разве я над вами смеюсь? Я просто так смеюсь, потому что на вас смотреть весело. А у нас во дворце на всех смотреть скучно. Понимаете? Мне очень нравится на вас смотреть. Не уходите, пожалуйста.

Зинзивер. Где уж тут уйти!.. Ладно, смотрите на меня и смейтесь сколько хотите. А я буду смотреть на вас. Ведь я еще никогда не видел вас так близко. Издали вы - как звездочка в небе, вблизи - как солнышко.

Алели. Кто это вас научил говорить такие удивительные слова?

Зинзивер. Вы научили...

Алели. Я? Да ведь я дурочка. Я и говорить-то как следует не умею.

Зинзивер. Кто это вам сказал?

Алели.Да все говорят. Может быть, я и в самом деле дура...

Зинзивер. Не может быть! Дуракам и в голову никогда не приходит, что они глупые.

Алели. Нет, правда? А почему же тогда все у нас во дворце считают меня ужасной дурой?

Зинзивер. Вот уж не знаю, должно быть, вы чем-нибудь не похожи на тех, кто так думает.

Алели. Как это - не похожа?

Зинзивер. Ну, как вам объяснить... Вон на том дворе, за решеткою, разгуливают куры. Этакие породистые - китайские или персидские, что ли... Знаете, с такими высокими резными гребешками вроде маленьких корон.

Алели. Знаю, знаю. Видела!

Зинзивер. Очень важные куры, не правда ли? Ну, а там, под крышей беседки, живут ласточки. Так вот, если бы куры умели говорить, они бы вам сказали, что ласточки ужасные дуры.

Алели. Почему?

Зинзивер. А потому, что ласточки летают, а не разгуливают по двору, щебечут, а не кудахчут. Ну, одним словом, потому, что ласточки - ласточки, а куры - куры.

Алели. А ведь верно! Вы это очень забавно сказали. Должно быть, вы умный, да? Все понимаете!.. И знаете что? Вы совсем уж не такой некрасивый...

Зинзивер. Спасибо на добром слове.

Алели. Нет правда, правда! Я даже думаю, что вы довольно красивый... А скажите, как вы попали к нам в сад? Почему я вас никогда не видела?..

Зинзивер. А ведь я тут у вас с малых лет живу.

Алели. Где? В кустах?

Зинзивер. Нет, зачем же? Я хоть и Зинзивер, а не птица, и живу не в кустах, а в маленьком домике у ограды. Ведь я просто-напросто ваш садовник.

Алели. Вы что, шутите? Садовника я знаю. Он каждый день приносит нам с Августой розы. Вы на него ничуть не похожи. Он толстый, важный...

Зинзивер. Так то старший садовник, а я младший. Я выращиваю розы и срезаю, а он их носит во дворец.

Алели. А не можете ли вы с завтрашнего дня приносить их сами?

Зинзивер. Что вы! Меня и к дверям не подпустят.

Алели. Почему?

Зинзивер. Да говорят - вид у меня для дворца неподходящий.

Алели. А как же принца Болталона пускают?

Зинзивер. Так ведь он принц!..

Алели. Ничего не понимаю! Ну ладно. Если вас не пускают во дворец, я сама буду каждый день приходить к вам сюда. Мне что-то понравилось с вами разговаривать. Только... только вам, наверно, скучно со мною? Я ведь такая глупая!

Зинзивер. Мне - скучно с вами?! Что это вы говорите! Да я никогда в жизни не был так счастлив, как сегодня!

Алели. Счастливы? Какое хорошее слово! Я, кажется, тоже немножко счастлива... Ну, вот что, мне надо идти, а то матушка сердиться будет. Смотрите, уже совсем темно, даже луна взошла. Как мне завтра найти вас?

Зинзивер. Да я всегда тут, в саду. Только людям на глаза не показываюсь.

Алели. Ну, если вы не показываетесь, так ведь и я вас не увижу.

Зинзивер. Зато услышите.

Алели. Как это?

Зинзивер. Очень просто. Я за работой всегда пою или насвистываю, как птица. Должно быть, за это меня и прозвали Зинзивером.

Алели. Неужели вы и свистеть умеете? Ах, какой вы умный, какой вы умный! Ну, как вы это делаете?

Зинзивер насвистывает песенку.


Очень красиво! Теперь-то уж я отличу Зинзивера от других птиц!

Издали доносится голос Августы: «Алели! Где ты? Алели!»


Уходите! Скорей уходите! Это Августа. Вы не знаете, какая она у нас злая...

Зинзивер скрывается в кустах.


Августа (выходя на площадку). С кем ты тут разговаривала?

Алели. Ни с кем.

Августа. Я сама слышала.

Алели. Это так, в шутку - с птицей.

Августа. Как всегда, глупости!

Алели. Я глупая, вот и говорю глупости. А ты умница - скажи что-нибудь умное.

Августа. Некогда мне с тобой болтать. Идем домой. Скоро праздник начнется, а мы до сих пор не готовы - не причесаны, не одеты.

Алели. Какой еще праздник?

Августа. Ты что, до сих пор ничего не поняла? Праздник в честь принцев, наших женихов.

Алели. У меня нет жениха.

Августа. А у меня есть.

Алели. Это кто же?

Августа. Альдебаран или Болталон. Во всяком случае, с одним из них я намерена сегодня обручиться.

Алели. Ну и обручайся хоть с обоими, а я лучше тут посижу.

Августа. Да ведь без тебя праздник не начнут. Ты хоть и дура, а принцесса. Ну, идем, идем! Уже темно стало. Смотри, луна взошла.

Алели. Даже целых две.

Августа. Совсем с ума спятила! Где это ты нашла две луны?

Алели. Одну - на небе, другую в воде. Вон - плавает... Погоди, я тебе ее сейчас достану. Хочешь? Она такая золотая, блестящая... Ты же любишь все золотое...

Августа (сердито смеясь). Доставай, доставай! Только если ты свалишься в воду вниз головой, я тебя вытаскивать не буду. До того мне надоело слушать всякий вздор!..

Алели (садится на край водоема). Нет, я не свалюсь. Луна совсем близко. Сейчас я ее поймаю и дам тебе. Поймала! Держи, Августа! (Выплескивает на Августу полные пригоршни воды.)

Августа (отскакивая). Не смей!

Алели (смеясь). Ах, прости, пожалуйста! Я и не заметила, она у меня из рук выскользнула. Ну, уж теперь-то не уйдет. Сейчас я ее веткой подгоню к самому краю и вытащу... Нет, опять не дается... Ну что мне с ней делать?

Голос из-за кустов. Если хочешь, госпожа, я тебе достану луну.

Августа. Ай!.. Кто это?

Из кустов выходит Кохинур.


Кохинур. Не бойтесь, красавицы! Это я, ваш верный слуга. Я привез вам подарки от султана Синего Берега, от самого Абдурахмана Щедрого. Только прикажите - и луна будет у ваших ног. Вот она! (Достает из-под плаща серебряный полумесяц, украшенный алмазами.)

Августа. Ах, какая прелесть! Какие алмазы! Так и играют!

Алели. Играют? Покажите-ка!

Августа. Не давайте ей! Она сломает... Дайте мне!..

Алели. А мне и не нужно! Ни во что они не играют. Обыкновенные камешки, только блестящие. И потом, на небе и в воде луна целая, а это какая-то половинка.

Кохинур. Полумесяц, госпожа. Не нравится? Пойдем на берег, совсем недалеко - рукой подать, я вам полную золотую луну покажу, ярче настоящей сияет.

Алели. Ну и пусть себе сияет! Вот у меня колечко - оловянное, не золотое, а смотри, как блестит!.. Не хуже всех ваших алмазов.

Кохинур. У тебя есть оловянное колечко, моя красавица? Покажи-ка, покажи! Хорошее колечко, только не для королевской дочки - королевским дочкам получше, побогаче надо. Подари-ка ты его мне, старику, а я за него что хочешь дам. У меня звезды алмазные - яснее, чем на небе, роса жемчужная - крупней, чем на траве.

Августа. Слышишь, Алели?

Алели. Слышу. Не глухая.

Августа. А может, нам и в самом деле пойти посмотреть?

Кохинур. Как же не посмотреть, красавицы? На что человеку глаза даны, если не смотреть?

Алели. Да разве нам можно уходить из дому без позволения?

Кохинур. Зачем - без позволения? Ты сестрице позволь, сестрица тебе позволит, вот и будет можно. Ну, идем.

Алели. Без старших?

Кохинур. Я старший, госпожа, - я с вами пойду. Да ты что, боишься? Погляди на мою седую бороду! У меня внучки такие, как ты. Одну зовут Айше, другую Ферюзэ.

Алели. Спасибо, дедушка. Я лучше здесь останусь.

Кохинур. Ай, госпожа, выпустишь счастье из рук, другой раз не поймаешь. Ну, прощайте, красавицы мои! Хотел я вам волшебные сережки подарить, такие сережки, чтоб, все женихи на вас загляделись, - во сне бы вас видели и наяву только о вас думали... Да уж, видно, не судьба. (Хочет уйти.)

Августа. Постойте! Погодите!... Алели, милая, пойдем!

Алели молчит.


Пойдем, Алели!

Алели. Да не хочу я. Очень надо!

Августа. Ну конечно! Тебе ничего не надо...

Алели. А тебе все нужно! Иди. Я тебя не держу.

Августа. Да ведь не могу же я пойти совсем одна!

Алели. Так не ходи.

Августа. Злючка! Пальцем ради сестры не пошевельнет! Подумаешь, как трудно на берег спуститься! Ну, Алели, ну, дорогая моя, я очень тебя прошу! Я умоляю тебя! Ну, хочешь - я на коленки стану?

Алели. Да что ты, Августа! С ума сошла? Ладно уж, ладно, пойдем.

Августа. Ведь это всего на одну минутку. Мы сейчас вернемся... (Бежит вслед за Кохинуром, увлекая за собой Алели.)

Из чащи кустов осторожно выходит Зинзивер.


Зинзивер. Что это? Куда они пошли? Как будто не во дворец... (Прислушивается.) Неужели на берег спускаются?.. Да, так и есть! Ох, надо бы посмотреть... (Бежит вслед за принцессами и Кохинуром.)

В это время в саду один за другим зажигаются фонари.

Выбегают  слуги.


Первый слуга. Принцесса Алели!

Второй слуга. Принцесса Августа!

Первый слуга (второму). И здесь их нет!

Второй слуга (первому). Нигде нет!

В сад выходит Флюгерио.


Флюгерио. Ваши высочества! Принцессы! Где же они?

Первый слуга. Мы обыскали весь сад.

Второй слуга. Их нет нигде.

Флюгерио. Ничего не понимаю! Куда же они могли деваться? Ведь уже пора начинать праздник.

Откуда-то раздается музыка. Выходит королева в сопровождении принцев.


Королева. Дочери мои! Алели, Августа! Нельзя же заставлять ждать себя!

Флюгерио. Принцесс здесь нет.

Королева. Разве их нет в саду?

Флюгерио. Их нет ни в саду, ни во дворце!

Королева. Что вы говорите, Флюгерио?

На площадку выбегает Зинзивер.


Зинзивер. Их увезли! Обеих принцесс увезли!

Королева. Ах!

Флюгерио. Кто? Кто увез?

Зинзивер. Не знаю! Морские разбойники... Пираты... Они только что отплыли! Их еще можно догнать!

Королева. Да почему же ты не удержал их? Почему не позвал на помощь?

Зинзивер. Они меня ударили веслом по голове и сшибли с ног... Их было много, а я один...

Флюгерио. Ваше величество, я сейчас велю послать в погоню самый быстрый из наших кораблей.

Королева. И объявите по всему королевству, что тот, кто спасет моих дочерей, станет мужем одной из них и получит корону Февраля-Августа еще до моей смерти. Ах! (Подносит платок к глазам.) Бедные мои девочки! Подумать только - они в руках у пиратов... У пи-ра-тов!... (Плачет.)

Зинзивер. Ваша милость!.. То есть ваша светлость!.. То есть ваше величество! Позвольте мне отправиться на этом корабле. Жив не буду, а разыщу ваших дочек.

Королева. Ты?.. Боже мой! Флюгерио?!

Флюгерио. Что ж, этот добрый малый может пригодиться, если уж он так предан вашему августейшему семейству. Но сначала надо узнать, кто из принцев готов пуститься в это опасное путешествие ради своей будущей супруги и короны.

Молчание.


Альдебаран (после паузы). Что касается меня, то я считаю своим долгом оставаться здесь, пока не вернутся домой принцессы, и утешать королеву. Честь не позволяет мне покинуть женщину в беде.

Болталон. И мне тоже!

Зинзивер (Флюгерио). Ну, так я, ваша милость, один отправлюсь. Что ж понапрасну время тратить?..

Флюгерио. Нет! Знай свое место и помалкивай! (Берет под руку Болталона и отводит в сторону.) Принц! Позволю себе напомнить вам: вы потеряете корону.

Болталон. Но зато сберегу голову.

Флюгерио (вполголоса). Значит, вы не согласны ехать?

Болталон. Нет.

Флюгерио. Что ж, ваша воля... Тогда я уговорю принца Альдебарана. Он освободит принцесс и станет королем Павлинии и Фазании. А вы попляшете на его свадьбе.

Болталон (вне себя от гнева, громко). Что? Мне плясать на свадьбе у этого барана разряженного?! Нет, уж лучше пусть он попляшет на моей свадьбе! Еду! Сейчас! Немедленно!

Флюгерио. Давно бы так.

Альдебаран. Куда это вы собрались, ваше высочество?

Болталон. Спасать мою невесту, ваше высочество. К пиратам!

Альдебаран. Ах, вот как! Ну что ж, в таком случае и я еду к пиратам спасать мою невесту. Ничего не поделаешь. Дорогой Флюгерио, поручаю вам заботу о моей будущей августейшей теще.

Болталон. Береги мою корону, старик!

Флюгерио. Как свою, ваше высочество. Корабль уже у пристани.

Королева. Поторопитесь, поторопитесь, принцы! Подумать только - мои девочки могут утонуть, простудиться... Могут научиться у пиратов самым дурным манерам! Вся моя надежда на вас!

Альдебаран (кланяясь королеве). Мы не вернемся без ваших прекрасных дочерей!

Болталон (тоже кланяясь). Мы вернемся только с ними!

Зинзивер (на бегу). Были бы только живы, а уж выручить - выручим!

Занавес


ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Замок пиратов. Большая комната, увешанная и устланная коврами. На стенах - оружие, на полу - узорные подушки. Справа и слева два входа. Вход справа ведет в башню, где живет Мухамиель, капитан пиратов. В глубине - две низенькие, окованные железом дверцы с тяжелыми замками.

Когда поднимается занавес, Кохинур на сцене один. Он слушает, что делается за окованными железом дверями. Ковер справа откидывается, и в комнату входит Мухамиель. Кохинур склоняется перед ним и подносит руку ко лбу, к губам и к груди.


Кохинур. Твое приказание исполнено, господин: волшебные кольца Альманзора в наших руках.

Мухамиель. Ты хороший слуга, Кохинур. Султан наградит тебя. Давай кольца сюда!

Кохинур(показывая на обе двери по очереди). Одно кольцо здесь, господин, другое - там.

Мухамиель. Почему же ты держишь их в разных комнатах?

Кохинур. Чтобы они не ссорились, господин мой.

Мухамиель. Кольца?

Кохинур. Нет, девушки, господин. Принцессы с того берега...

Мухамиель. Зачем ты привез мне девушек? Мне нужны не девушки, а кольца.

Кохинур. Что делать, господин мой! Это волшебные перстни. Цена им невелика, ибо они из простого олова, но их нельзя ни купить, ни украсть, ни силой отнять. Можно только в подарок получить - по любви, по дружбе. Такой уж зарок положил на них Альманзор. Вот я и привез тебе принцесс вместе с их оловянными кольцами. А уж подарок от них получить - твое дело. Я не такой молодой, не такой красивый, как ты.

Мухамиель. Что ж, веди девушек сюда!

Кохинур. Обеих? Прости, господин, я старый человек, Я тебе хороший совет дам: поговори сперва с одной, потом с другой. Наедине люди сговорчивей.

Мухамиель. Пусть будет по-твоему.

Кохинур открывает дверь. На сцену выходит Алели.


Клянусь луной и звездами, это прекраснейшая девушка на свете! Почему ты не сказал мне об этом, Кохинур?

Кохинур. Я увез ее из дому вечером, господин, а привез ночью. Было темно, я не успел ее разглядеть.

Мухамиель. Но она сама светлее солнца!

Кохинур. У меня старые глаза, я давно уже не гляжу на солнце.

Мухамиель. Прости, красавица, что мы увезли тебя из родного дома. Не бойся нас, мы тебя не обидим.

Алели. Нет, вы меня уже обидели. Этот злой, страшный старик уговорил Августу посмотреть на какие-то там камешки, а вместо этого взял да увез нас обеих сюда и запер на замок. Я хочу домой! И Августа тоже!

Мухамиель. Ты и будешь скоро дома, госпожа! Мы отпустим тебя с дорогими подарками - оденем в золото, в алмазы, в персидскую бирюзу с головы до ног. Хочешь?

Алели. Не хочу я никаких алмазов, никакой бирюзы! Везите меня сейчас же домой! (Плачет.)

Мухамиель. Хорошо, госпожа моя! Не плачь! Жаль мне тебя отпускать, да, видно, ничего не поделаешь. Готовь лодку, Кохинур, а я пока угощу прекрасную принцессу. (Хлопает в ладоши.) На дорогу!

Рабы вносят огромный поднос, уставленный сластями.


Вот, отведай, звезда очей моих, сладкого кутафеха с медом, сахарного шербета из роз, ширазского варенья, сирийских фиников в миндальном молоке... Чего ты хочешь, красавица? Попробуй! (Сам пробует.) Ай, султанский рахат-лукум!.. Сладок, как утренний сон.

Алели. Ну и ешьте его, пожалуйста, если он такой сладкий! Хоть все съешьте! А мне тут у вас не нравится... (Оглядывается.) Ножи зачем-то на стенку повесили... Подушек на пол набросали... Домой хочу!

Мухамиель. Корабль уже на волнах качается - ждет тебя. Одно только слово мне скажи...

Алели. Я даже два скажу: дo - мой!

Мухамиель. Нет, красавица, другое мне скажи: есть у тебя волшебное колечко?

Алели. Нет.

Мухамиель. Как так - нет? Гладенькое такое, оловянное.

Алели. Оловянное есть.

Мухамиель (вкрадчиво). Дай мне его, пожалуйста.

Алели молча качает головой.


Жалеешь... Почему жалеешь?

Алели (тихо). Матушка сказала, что в этом колечке мое счастье.

Мухамиель. Неправду тебе сказали, красавица. Счастье как алмаз блестит, а твое колечко совсем худое, совсем простое - сама погляди. Отдай мне его, а я тебе за это серебряные туфельки подарю.

Алели (качая головой). У меня дома золотые есть.

Мухамиель. Серьги с хрустальными колокольчиками!

Алели. Вот еще! Что я, телушка - ходить, звонить? Не надо!

Мухамиель. Ну, хочешь платье с пляшущими кружевами, с поющими рукавами?

Алели. А разве такие бывают?

Мухамиель. Не бывают. Только у меня есть.

Алели. Ой, покажите! Покажите, пожалуйста!

Мухамиель. Сейчас увидишь. (Хлопает в ладоши.) Эй, принесите сюда платье волшебницы Нур-Султанэ!

Алели. Я думаю, вы меня опять обманываете. Не может быть такого платья.

Мухамиель. Твоя правда, госпожа, не может быть. Но смотри - вот оно!

Ковер над дверью приподнимается. Два раба не столько выносят, сколько выводят пышное платье на каркасе. Оно из такой плотной парчовой ткани, что может стоять на полу. Покрыто золотыми кружевами. Широкие рукава украшены длинной бахромой.


Платье волшебницы Нур-Султанэ, попляши для нас. А вы, рукава, спойте!

Начинает играть музыка. Платье приходит в движение. Рукава мерно приподнимаются. Слышится песня.


Я пляшущее платье, джан,
Попробуй меня надеть
И буду с тобой плясать я, джан,
И буду с тобою петь...

Ну что, красавица, видела ты когда-нибудь такое платье?

Алели. Нет, никогда не видела.

Мухамиель.Ну, так еще посмотри - послушай! (Хлопает в ладоши.)

Платье опять пляшет и поет.


Скроил меня старый волшебник-портной.
Тринадцать ночей колдовал надо мной.
Тринадцать созвездий он вплел в кружева
И песней наполнил мои рукава.
Ай, джан, джан!..
Как звезды, блестят кружева мои, джан,
Как птицы, поют рукава мои, джан...
В свой свадебный праздник меня ты надень
И будешь прекрасней, чем солнечный день!
Ай, джан, джан!..

Пройдя по кругу, платье останавливается и умолкает. Рукава бессильно опускаются.


Мухамиель. Что скажешь, госпожа моя? Хочешь такое платье? Нравится тебе, как оно пляшет и поет?

Алели. А вам?

Мухамиель. Очень нравится.

Алели. Так знаете что? Носите его сами. А мне домой пора!

Мухамиель. Я не отпущу тебя, пока ты не отдашь мне колечко! Ну на что тебе, красавице, такое некрасивое оловянное кольцо?

Алели. А вам оно зачем, если оно такое некрасивое, такое оловянное? Не отдам.

Мухамиель. Постой, красавица, послушай!

Алели. И слушать не хочу! (Отворачивается.)

Мухамиель. Да ты хоть погляди на меня...

Алели. И глядеть не стану! Не отдам, не отдам и не отдам!..

Мухамиель. Кохинур!

Кохинур. Я здесь, господин.

Мухамиель. Эту - уведи! Ту - приведи!

Алели уводят. Из другой двери выводят Августу.


Августа. Как вы смели привезти нас сюда? Вы знаете, что я принцесса Фазании и Павлинии?

Мухамиель (кланяясь). Да, госпожа.

Августа. Не госпожа, а ваше высочество!

Мухамиель. Пусть будет по-твоему. Высочество, величество - нам все равно...

Августа. Отпустите нас сейчас же домой, королева пришлет за нами все свои корабли с пушками!

Мухамиель. У нас тоже есть корабли, твое высочество. И пушки есть...

Августа. Наши корабли ваши корабли потопят! Лучше отпустите добром, а не то хуже будет: матушка прикажет вас колесовать, четвертовать, в смоле сварить, на мачте повесить!..

Мухамиель (смеется). Ай, какая сердитая! На мачте повесишь? Ну так я тебя, твое высочество, раньше в мешок посажу и в море опущу. На самое дно. Тихая станешь.

Августа (в ужасе). Вы не смеете! Я королевская дочь! Я будущая королева!..

Мухамиель. Ну, так я тебя в шелковый мешок посажу. Эй, Кохинур! Сюда!

Августа (испуганно). Постойте! Погодите! Скажите сначала, чего вам надо от нас... Чего вы хотите? Денег, что ли? Матушка даст большой выкуп. Особенно за меня! Она ничего не пожалеет...

Мухамиель. Вот теперь хорошо говоришь, твое высочество. Только нам ваших денег не надо. Мы и сами не бедные - все твое царство купить можем. Вот если тебе не жалко, колечко мне подари! Добром подари - по любви, по дружбе.

Августа. Колечко? Пожалуйста! Возьмите хоть все, только отпустите поскорее! (Протягивает ему обе руки.)

Мухамиель (смотрит на ее пальцы). Нет, таких колечек не берем. У нас получше есть. Дай то!

Августа. Какое?

Мухамиель. Сама знаешь: оловянное. Спрятала, наверно?

Августа. Оловянное, вы говорите? Ах, оловянное! Это которое нам дал доктор Лечиболь? Так ведь оно у сестры. У Алели.

Мухамиель. Знаем, что у сестры. Другое где? Ой, смотри, в мешок посажу!

Августа. Другое? Не понимаю... Да разве есть еще одно такое кольцо?

Мухамиель. Не притворяйся! Два кольца было! (Делает к ней шаг.)

Августа (отступая). Нет, нет, подождите! Я, кажется, видела оловянное кольцо на пальце у принца Болталона. Да, да, конечно, на мизинце...

Мухамиель. А не врешь? Нет?

Августа. Клянусь!

Мухамиель. Ну ладно, пусть так будет. Видно, придется старого Кохинура опять на тот берег посылать... А ты слушай, девушка: хочешь домой живая вернуться?

Августа (жалобно). Хочу...

Мухамиель. Ну, так вот, уговори сестру кольцо отдать. Она у тебя упрямая. Ей, видно, ни твоей, ни своей головы не жалко.

Августа (сквозь зубы). Что ж, хорошо, уговорю. Эту дурочку уговорить ничего не стоит.

Мухамиель. Ай, умница, твое высочество! Ступай уговаривай! Всем тебя угощу, всем тебя одарю - в золоте домой поедешь... Хочешь кутафеха с медом, шербета сахарного, рахат-лукума султанского? Ты такого не ела. Попробуй!

Августа. Вкусно! (Облизывает пальцы.) Дайте еще немножко.

Мухамиель. Потом, госпожа. Ты только сестру уговори, а я тебе бочку шербета, две бочки рахат-лукума дам... Все дам, чего захочешь, и домой отпущу. Солнце не зайдет - дома будешь.

Августа. Нет, правда?

Мухамиель. Правда, госпожа.

Августа. Ну, так погодите! Я сейчас принесу вам кольцо. С пальцем оторву.

Мухамиель. Нет, госпожа. Нам пальца не надо. Колечко надо. Сама пускай принесет. Силой не хотим - добром хотим.

Августа (зловеще). Добром? Ну что ж, я ее заставлю принести добром.

Мухамиель. Кохинур!

Кохинур бесшумно появляется из-за ковра.


Отведи госпожу к сестре - пускай теперь вместе посидят, поговорят.

Кохинур открывает ту же дверь, за которой скрылась Алели, впускает туда Августу, запирает замок и, низко поклонившись Мухамиелю, останавливается перед ним.


Ты беззубый пес, Кохинур! Ты ленивый осел!

Кохинур. Чем я прогневал тебя, господин?

Мухамиель. Два кольца надо, а ты одно привез, да и того нет. Близко, а не возьмешь. А возьмешь - другого кольца нет. Что султану скажем?

Кохинур. Искать будем, господин.

Мухамиель. «Искать»! Слушай, ты! Опять тебе на тот берег плыть надо. Девушка говорит, будто она кольцо на пальце у одного принца видела... Такое имя худое... Болталон...

Кохинур. Пошли другого, господин! Я старый...

Мухамиель. Мухамиель два раза не говорит.

В башню вбегает пират.


Пират (кланяясь Мухамиелю). Корабль пришел, господин. Якорь бросил.

Мухамиель. Чей корабль? Откуда пришел?

Пират. С того берега, господин. Два принца прибыли - богатый выкуп привезли. Что делать будем? Выкуп возьмем или все вместе возьмем - и выкуп, и корабль, и принцев?

Мухамиель. Все возьмем - сперва выкуп, потом принцев, потом корабль. Где принцы?

Пират. Здесь, господин. Один у дверей стоит, и выкуп с ним, большой выкуп! Другой на корабле остался, кричит, саблей машет. Не то нас пугает, не то сам боится!

Мухамиель. Который пришел - того впусти, который не пришел - того замани. Нам оба нужны.

Пират. Будет исполнено, господин.

В башню вводят Альдебарана. За ним вносят три сундука.


Альдебаран (низко кланяясь). Счастлив приветствовать славного повелителя этого прекрасного острова!

Мухамиель. Счастлив, говоришь? Ну, и я сегодня счастливый: только хотел корабль за вами посылать, а вы уже тут. Что хорошего привезли?

Альдебаран. Убитая горем королева Фазании умоляет отпустить ее дочерей и посылает за них дорогой выкуп (показывает на сундуки) - золото, серебро и драгоценные ткани.

Мухамиель. Хорошо. Возьмем. Только нам прибавка нужна.

Альдебаран. Прибавка?

Мухамиель. Очень маленькая, на одном пальце унести можно: колечко надо.

Альдебаран. Колечко?

Мухамиель. Да. «Волшебное кольцо Альманзора» называется. У тебя оно?

Альдебаран. Нет... И не было никогда.

Мухамиель. Имя твое какое?

Альдебаран. Принц Альдебаран.

Мухамиель. Пусть тебя рыбы съедят, принц Альдебаран! Не надо мне тебя совсем, другой нужен. Ну, что мне с тобой делать, скажи пожалуйста? На стене повесить или в воде утопить?

Альдебаран. Отпустите меня! Умоляю вас!..

Мухамиель. Э-э, глупости говоришь! Зачем отпускать? Лучше я тебя за решетку посажу, султану Синего Берега продам. Уведите его!

Но не успевают Альдебарана увести, как в башню с криком вбегают два пирата и кидаются к Мухамиелю. За ними, размахивая шпагой, гонится Болталон.


Первый пират (тихо Мухамиелю). Заманили, господин!

Второй пират (так же). Теперь хоть голыми руками бери!

Болталон (ничего не замечая). Трусы! На колени, а не то заколю!

Мухамиель. Постой, господин! Опусти саблю. У меня побольше твоей, поострей. (Показывает клинок.) Пальцем шевельну - без головы будешь. Зачем сюда прибежал?

Болталон (от ужаса роняет шпагу). Я вам все скажу, только не надо шевелить пальцем! Я пришел за принцессами. Но если вы их не хотите отдать – пожалуйста, пусть остаются у вас. Я и без них уеду. Прощайте.

Мухамиель. Куда торопишься? Погости!

Болталон. Нет, спасибо. Я лучше домой - в Шутландию... (Идет к двери направо, но путь ему преграждает вооруженный до зубов пират; кидается к двери налево - и там та же преграда. Он в ужасе отступает.) Не трогайте меня! Пощадите! Я принц Болталон! Вам за меня богатый выкуп дадут...

Мухамиель.Болталон, говоришь? Ну, здравствуй, здравствуй, принц Болталон. Ты хороший человек - по лицу видно. Подари колечко, по любви, по дружбе прошу. Подаришь - как дорогой гость сидеть будешь. Выкуп у тебя возьму, королевских дочек тебе отдам и вас обоих домой отпущу. Не подаришь как мертвый камень лежать будешь.

Болталон стоит молча, опустив голову.


Альдебаран. Не понимаю, о чем вы думаете, Болталон! Отдайте им это несчастное кольцо, и едем домой.

Болталон. Да нет его у меня. Понимаете? Нет! Потерял!..

Мухамиель. Ай, дурной осел! Лучше глаз потерять, чем такое кольцо потерять! Чего кому недостает, чего кому не хватает - оно все дать может: красоту и мудрость, храбрость и силу. Все может дать! А у тебя ничего нет - ни красоты, ни ума, ни храбрости, ни силы, и ты взял да потерял... Ай-ай-ай! Видал глупых людей - такого не видал... (Задумчиво и укоризненно смотрит на Болталона.) Ну, вот что я тебе скажу: становись на колени, голову рубить буду. Не нужна тебе такая глупая голова! (Выхватывает из ножен кривую саблю.)

Болталон (ползая перед Мухамиелем на коленях). Не надо! Погодите! Повелитель всех повелителей! Султан всех пиратов! Пират всех султанов! Спрячьте свою саблю. Я вам другое такое кольцо дам.

Мухамиель. Ладно. Давай!

Болталон. Да оно не у меня. Оно у этой... Ну, у принцессы, которую вы увезли. У Апрелии... или как ее там... У Алели...

Альдебаран. Ах, вот что! У Алели?..

Мухамиель. Про это кольцо мы и сами знаем. Второе давай.

Болталон. Потерял...

Мухамиель. Ну, слушай ты, одноухий осел! Последнюю ночь тебе дарю. Посиди за этой дверью, подумай: жить хочешь или умирать хочешь. (Альдебарану.) А ты, принц Ай-де-баран кудрявый, тоже с ним посиди - спать ему не давай. Пусть думает. Запри их, Кохинур!

Кохинур вталкивает принцев во вторую дверь и запирает ее на замок.


Поставь у дверей стражу, Кохинур. Никого не впускать, не выпускать, кто тайного слова не знает.

Кохинур. Какое сегодня тайное слово, господин?

Мухамиель. Кольцо Альманзора.

Кохинур. Ответ какой?

Мухамиель. Меч Мухамиеля.

Кохинур. Слушаю, господин.

Мухамиель уходит. Кохинур проверяет замок, вынимает оба ключа и хлопает в ладоши. На его зов являются два пирата.

Вот тебе ключ от этой двери, Ахмет. А вот тебе ключ от другой двери, Рахмет. Только того впускать-выпускать, кто тайное слово знает и ответ помнит. А не знает, не помнит - голову прочь. Откройте уши, закройте уста! (Пригибает к себе их головы и что-то шепчет.) Ну, повторите, что я сказал.

Пираты (в один голос громко). Кольцо Альманзора! Меч Мухамиеля!

Кохинур. Верно, только кричи потише. Никого чужого нет, а птичка за окном услышать может, другой птичке скажет. Или сверчок сверчку на ушко шепнет. Тайное слово вернее ключа, крепче замка... Ты под этой дверью стой, а ты - под этой! Так. Не спать, не дремать и с места не сходить. В полночь смену пришлем. (Уходит.)

Часовые некоторое время стоят молча. Потом прислоняются к дверям, потом присаживаются. Понемногу начинается разговор.

Первый часовой. Я вчера в море рыбу поймал... Бо-ольшую рыбу...

Второй часовой. Я тоже поймал. В два раза больше твоей.

Первый часовой. А ты почем знаешь, какую я рыбу поймал?

Второй часовой. Какая бы ни была, моя в два раза больше.

Первый часовой. Почему так?

Второй часовой. Пить хочешь?

Первый часовой. Хочу.

Второй часовой. А я в два раза больше хочу. Большая рыба много воды просит.

Первый часовой. Живая рыба воды просит, а жареная - вина.

Второй часовой. Моя тоже вина хочет, да только где взять?

Первый часовой. А ты на хозяйский поднос погляди! Вон там, на ковре!

Оба подходят к подносу и разглядывают сласти.


Второй часовой. Кутафех с медом... Шербет сахарный... Финики сирийские!.. Сладко, душисто - пробовать неохота. Жалко, вина хозяин не припас.

В это время из одного сундука высовывается чья-то рука и, вытянувшись насколько возможно, ставит на пол незаметно для пиратов большой медный кувшин с вином.


Первый часовой. Может, и припас, да не для нас. (Замечает кувшин.) Ой, что это? Кувшин?

Второй часовой. Кувшин.

Первый часовой. А в кувшине что?

Второй часовой. Поглядим - узнаем. (Пробует.) Вино! Ай, вино! С малых лет пью, такого не пил... Глотку холодит, сердце греет... (Пьет.)

Первый часовой. Постой! Постой! Мне дай! Я тебя знаю - все до капли вытянешь, другому не оставишь.

Второй часовой (отрываясь от кувшина). Нельзя вино пить! Грех!

Первый часовой. А если грех, чего сам пьешь? Дай другому согрешить. Ну! Давай, неверный пес! (Замахивается на него саблей и сам припадает к кувшину.)

Второй часовой (с укором). Не пей много - пьяный будешь. Лучше я выпью! Ну! (Тоже замахивается саблей.)

Первый часовой. Теперь я...

Второй часовой. А теперь я...

Первый часовой. Пе-терь я...

Второй часовой. Говоришь - я?

Первый часовой. Нет, говорю - я!

Второй часовой. Ты-и? А кто ты такой?

Первый часовой. Сам не знаю. А ты?

Второй часовой. Я знал, да забыл... Может, Ахмет, может, Рахмет, а может, Му-ста-фа! (Поет и пляшет.) Ахмет-Рахмет-Мустафа... Мустафа-Ахмет-Рахмет...

Первый часовой (тоже пускается в пляс). Мустафа-Ахмет-Рахмет, ты напился, а я нет... Ой, спать хочу...

Садятся на пол и засыпают. Из сундука вылезает Зинзивер. Он прислушивается, осторожно подходит к часовым, легонько касается рукой, потом тормошит - все смелей и смелей. Они только мычат. Тогда он снимает у них с поясов ключи.


Зинзивер. Ничего, ничего, Ахмет-Рахмет, спите спокойно. Мое вино крепкое - до утра не проснетесь. А хотел бы я знать, что за колечко разыскивают эти разбойники... Неужели то самое, что я вчера нашел? Да нет, не может быть. Я его целый день на руке ношу, а ничего оно мне не прибавило - ни красоты, ни мудрости... Ну ладно, сейчас не до этого. (Оглядывается.) В какой же комнате принцессы? В этой, что ли? (Открывает одну дверь.) Принцесса Алели!

В дверях появляется Альдебаран. Из-за его плеча выглядывает Болталон.

Альдебаран. Кто тут?

Болталон. Подождите! Пощадите! Лучше султану продайте, чем голову рубить...

Альдебаран. Молчите, Болталон! Разве вы не видите, что это вовсе не пират! Как ты попал сюда, садовник?

Зинзивер. Вы сами принесли меня сюда. Я сидел в одном из этих сундуков.

Болталон. Ах, негодяй! Ты же мог погубить нас!

Зинзивер. Тсс! Помалкивайте-ка лучше! Сами себя погубите! Правду сказать - я по ошибке открыл вашу дверь... Ну, да уж раз она открыта, спасайтесь - и скорее на корабль! Пусть приготовятся: через несколько минут мы отчалим.

Альдебаран. Нам не выбраться отсюда. Внизу у дверей, наверно, стоят часовые.

Зинзивер. А зачем же выходить в дверь? Можно и в окно. (Подбегает к окну и выглядывает.) Во дворе никого нет. Ну, живо!

Болталон. Высоко!

Зинзивер. Пустое! У меня с собой лестница. (Роется в мешке.)

Болталон. Эта? Да ведь она оборвется...

Зинзивер. Авось не оборвется. (Спускает в окно веревочную лестницу.) Ну, спускайтесь скорее вниз и ждите принцесс. Им труднее спуститься, чем вам. Придержите там лестницу, чтобы не качалась.

Альдебаран. Но ведь пока мы будем ее придерживать, нас могут заметить.

Болталон. Мы пропадем из-за этих девчонок!..

Зинзивер. Вы же поехали спасать этих девчонок, так уж нечего дрожать за свою шкуру. Ну! Либо вылезайте в окно, либо я опять вас запру. А болтать некогда! Болталоны!..

Альдебаран (Болталону вежливо). Пожалуйста, спускайтесь первым, ваше высочество.

Болталон. Нет, зачем же, ваше высочество! Я после вас...

Альдебаран. Нет, нет, я за вами...

Зинзивер. Нельзя ли без церемоний? Некогда! Лезьте в окно!

Альдебаран. Ну, так и быть! (Исчезает за окном.)

Болталон (глядя вниз). Ничего... Выдержали веревки. Что ж, полезу и я... (Перебирается через подоконник.) Ух, страшно!

Зинзивер (открывает вторую дверь). Принцесса Алели! Принцесса Августа! Вы тут?

Августа (появляется на пороге). Кто это? Какое чудовище! Что вам от нас нужно?

Зинзивер. Я пришел за вами.

Августа. Рано. Я еще не успела уговорить ее отдать вам кольцо.

Зинзивер. Кому это - нам?

Августа. Ну, этому вашему капитану пиратов.

Зинзивер. Я совсем не пират. Я ваш садовник, принцесса.

Августа. Он нас обманывает, Алели!

Алели (отталкивает ее и бросается к Зинзиверу). Да нет же, это он! Это Зинзивер! Я его знаю... Ах, как я рада, что ты здесь, милый Зинзивер! Ты за нами?

Зинзивер. Ну конечно! Идемте.

Алели (протягивая ему руку). Идем.

Августа. Да разве нас отсюда выпустят, пока ты не отдашь кольцо? Дура!

Зинзивер. Не бранитесь, принцесса! У нас нет времени браниться. Полезайте-ка лучше в окошко. Принцы ждут вас внизу.

Августа (смотрит в окно). Что ж, по-твоему, мне прыгать из окна с такой высоты? Сам прыгай, если жить надоело.

Зинзивер. Нет, зачем прыгать? Спускайтесь по лестнице.

Августа. Что за шутки? Здесь нет никакой лестницы.

Зинзивер (подбегая к окну). В самом деле... Сорвали, мошенники! Ай да принцы!.. Что же нам теперь делать?

Августа. Если эта глупая девчонка отдаст кольцо, нас освободят и без тебя. Отдай кольцо, слышишь! Добром отдай!

Алели. Не отдам!

Августа. Да ты понимаешь, что мы пропали?

Алели. Нет, не понимаю - ведь я глупая. Зато Зинзивер умный. Он нас отсюда выведет. Правда, Зинзивер?

Зинзивер. Да уж постараюсь как-нибудь... Вот только бы часовые не проснулись. Посмотрю, крепко ли они спят. Спрячьтесь-ка на минутку!

Принцессы прячутся в своей комнате. Зинзивер наклоняется к пиратам, тормошит их, дергает за бороды, снимает с одного чалму.


Нет, спят как мертвые. Славно я их угостил! Хоть раздень - не услышат... А что, если в самом деле... А? Так и сделаем! (Уволакивает спящих одного за другим в комнату.)

На сцену выходят Августа и Алели.


Августа. Он, кажется, убежал, твой садовник.

Алели. Нет, это твои принцы убежали, а мой садовник здесь. Он без меня не уйдет.

Из комнаты выходит Зинзивер, нагруженный одеждой часовых.


Зинзивер. Вот что, сударыни, переоденьтесь-ка, да поскорей. Наденьте эти куртки и шаровары.

Августа. Что? Эти отвратительные пестрые тряпки? Штаны, которые носили грязные пираты?

Зинзивер. Ничего не поделаешь! Так надо. Одевайтесь, Алели!

Алели. Хорошо, сейчас. А знаешь, Зинзивер, мне это даже нравится. Как будто мы играем в какую-то забавную игру.

Зинзивер. Да, игра забавная, но довольно опасная. Мы будем играть с вами, будто вы - часовой и вас зовут Ахмет. А вас, принцесса Августа, зовут Рахмет. Не хотите? Ну, так оставайтесь здесь, а мы с принцессой Алели переоденемся пиратами и уйдем из этого проклятого замка.

Августа. Ладно уж... Давайте сюда ваши тряпки. Брр!..

Принцессы уходят. Зинзивер один у окна.

Зинзивер. Пока никого не видать. (Подходит к двери.) Скорей, скорей! Поторопитесь!

Августа (выглядывая из-за двери). А голову непременно надо обернуть этим засаленным полотенцем?

Зинзивер. Непременно! Ну что, вы готовы?

Из комнаты выходят Алели  и  Августа  в платье пиратов.


Алели (в восторге). Посмотри, Зинзивер, хорошо? Похожа я на пирата?

Зинзивер. На самого прекрасного и доброго пирата во всем мире!

Августа. А я?

Зинзивер. А вы - на самого настоящего пирата, принцесса.

Августа. Что такое? (Выхватывает из-за пояса кривой нож.)

Зинзивер (удерживая ее руку). А теперь еще больше похожи. Спрячьте-ка поскорей ножик и станьте у этой двери. Вы очень хорошо играете свою роль... А вы, Алели, станьте вот тут да закройте получше лицо. Выше, до самых глаз, а не то вас узнают.

Алели (закрывал лицо концом чалмы). Так?

Зинзивер. Так. Теперь слушайте меня, Я спрячусь в этой комнате, а вы стойте у дверей. Вы - часовые, вас скоро придут сменять другие часовые. Делайте все как они. Только если вам скажут: «Кольцо Альманзора», отвечайте: «Меч Мухамиеля». А если скажут: «Меч Мухамиеля», отвечайте: «Кольцо Альманзора». Поняли? Потом отдайте им ключи и спускайтесь вниз. Во двор, через ворота - и на берег! Там у скал стоит наш корабль. Вы увидите.

Алели. А ты? Я без тебя не уеду!

Зинзивер. Сюда идут! Слышите? Молчите, Алели, и помните: «Меч Мухамиеля» - «Кольцо Альманзора». Да заприте на ключ обе двери.
(Прячется в той комнате, где были заперты Августа и Алели.)


Алели. И тебя запереть?

Зинзивер (выглядывая). И меня. Не бойтесь, я не пропаду...

Входят двое  часовых из новой смены. Один подходит к Алели, другой - к Августе. Они подносят руку ко лбу, к губам и к груди. Августа и Алели делают то же самое.


Третий часовой (обращаясь к Алели). Кольцо Альманзора!

Алели (хрипло). Меч Мухамиеля! (Подает ключ.)

Четвертый часовой (Августе). Меч Мухамиеля!

Августа. Кольцо Альманзора! (Тоже подает ключ.)

Принцессы уходят. Часовые стоят неподвижно.

Третий часовой (кивая на дверь). Говорят, одна - красавица...

Четвертый часовой. Так и я слыхал.

Третий часовой. Может, откроем, поглядим?

Четвертый часовой. Тише! Идут!

Ковер справа приподнимается, входят Мухамиель  и Кохинур.

Мухамиель. Все спокойно?

Третий часовой. Все спокойно, господин мой.

Мухамиель. Что принцы делают?

Третий часовой. Спят, господин. Очень громко спят.

Все прислушиваются. Из-за двери доносится громкий храп.


Мухамиель. Ай, принцы! Как лошади храпят!

Кохинур. На том берегу слышно.

Мухамиель. А принцессы что?

Четвертый часовой. Не знаю, господин, - тихо спят.

Мухамиель. Открой дверь!

Часовой открывает дверь. На пороге стоит Зинзивер  в платье Алели. Лицо у него закрыто.

Зачем так рано встала, госпожа?

Зинзивер не отвечает.

Кохинур. Упрямая!..

Мухамиель. Ну что, отдашь кольцо, красавица?

Зинзивер качает головой.

Может, у тебя и нет его - тоже потеряла, как тот принц?

Зинзивер поднимает руку с оловянным кольцом на пальце.

Нет, не бросила, бережешь... А зачем бережешь? Ну подумай сама, чего тебе не хватает? Ты и так хороша, как солнце.

Зинзивер горделиво отбрасывает покрывало, и все с криком ужаса отступают.

Третий часовой. Ай-ай! Она страшней самого дьявола и его султанши!

Мухамиель. Что с тобой стало, девушка?

Зинзивер. Со мной? Ничего! Я такая же, как была.

Кохинур. «Такая же, как была»! Да ты в зеркало погляди!

Зинзивер (подбежав к зеркалу). Ай! Что это? Кто это? Дайте мне другое зеркало!

Мухамиель (показывает на зеркало, висящее напротив). Вот другое!

Зинзивер (кидается к нему и в ужасе останавливается). Тогда это не я! Меня подменили!

Кохинур. Кто подменил, госпожа? Ты под замком сидела.

Зинзивер. Все равно подменили. Разве это мои глаза? Мой нос? Ведь я же была самой красивой девушкой на свете...

Кохинур. А теперь хуже тебя на всей земле нет.

Зинзивер (хватаясь за голову). Ах, я все понимаю! Кольцо! Кольцо!

Мухамиель. Что такое?

Зинзивер. Меня обманули!.. Это, верно, перстень злого джина, а не кольцо доброго Альманзора. И зачем я его не отдала вам? Возьмите! Возьмите скорей! Может быть, ко мне еще вернется моя красота, а вы станете такими, как я теперь... (Плача, протягиват кольцо Кохинуру.) Ну, бери же, бери! Вот оно... вот!

Кохинур (отшатываясь). Не надо!

Зинзивер. Добром отдаю! Только бери! Не хочешь? (Мухамиелю.) Ну, ты возьми! Ты же сам просил!

Мухамиель. Не трогай меня, дочь сатаны!

Зинзивер (часовым). Ну, вы возьмите!

Третий часовой. Не хочу, госпожа!..

Четвертый часовой. Жена домой не пустит! Дети испугаются!

Кохинур (заглядывая в комнату). А другая сестра где? Куда девалась?

Мухамиель. Где твоя сестра?

Зинзивер. В окно улетела.

Мухамиель. Как так - улетела?

Зинзивер (показывая руками). Так. Сорокой обернулась.

Кохинур. Колдуньи они обе!

Все с опаской поглядывают на Зинзивера.

Мухамиель. А принцы тут?

Третий часовой. Сейчас погляжу, господин мой.

Часовые входят в комнату и вытаскивают Ахмета  и  Рахмета.

Нет принцев!

Четвертый часовой. Вот кто есть: Ахмет и Рахмет. Это они, как лошади, храпели, господин!..

Мухамиель. Где принцы? Как вы в ту комнату попали? Отчего раздетые?

Первый часовой (задумчиво). Кто знает? Были штаны - нет штанов. Были принцы - нет принцев.

Третий часовой. Опомнись, Ахмет! Ты же сам мне сейчас ключ от дверей отдал! «Кольцо Альманзора» - сказал и вниз пошел. А теперь за дверьми лежишь, храпишь. Нехорошо, Ахмет!

Четвертый часовой. И тебя, Рахмет, мы видели. Своими глазами видели. В штанах был, в чалме был - все как надо. А теперь вот какой ходишь! Стыдно!

Кохинур. Тут колдовство, господин! Говорю тебе, колдовство!

Зинзивер. И я говорю - колдовство!.. А все кольцо виновато! Оловянное!

Мухамиель. Сжечь ее вместе с кольцом!

Зинзивер. Сожгите, господин, сожгите! На что мне жизнь без моей красоты! А кольцо Альманзора в огне не горит. Сколько мне оно бед принесло, столько и вам принесет.

Кохинур. Утопить ее!

Зинзивер. Утопите, господин, утопите! А кольцо Альманзора в воде не тонет. Сколько мне оно бед принесло, столько и вам принесет.

Мухамиель (замахиваясь). Пошла прочь, ведьма! Гоните ее!

Зинзивер. Сама уйду! Сама уйду! Кольцо Альманзора! Меч Мухамиеля! (Уходит.)

Мгновение все стоят неподвижно, покачивая головами, и глядят ему вслед. Первым приходит в себя Мухамиель.

Мухамиель. Бегите за ней! Поглядите, куда пойдет.

Первый часовой. Нельзя, господин. Перед людьми совестно: штанов нет.

Мухамиель (часовым второй смены). Ну, вы идите!

Оба пирата. Не смеем, господин!

Мухамиель. Трусы! Собаки! Ступай ты, Кохинур!

Кохинур. Хоть зарежь, господин, не пойду! Ничего не боюсь - колдовства боюсь. Прости меня, старика, сам пойди. Ты храбрый - ты всем нам голова...

Мухамиель. Не твое дело мне приказывать! Захочу - пойду, не захочу - не пойду. (Садится на подушки.) Счастье наше, что мы султану этого кольца не послали. Он своей любимой дочке Нунуфар к свадьбе подарить его хотел... Ай-ай-ай, что бы он с нами сделал, если бы дочка его такой красавицей стала! Все. Ай-ай-ай!..

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Опять сад перед королевским дворцом. Заходит солнце. По саду ходят взад и вперед два вооруженных с головы до ног  солдата. Один из них молодой, другой пожилой, седоусый. Начальник  охраны дремлет, сидя на низкой каменной ограде водоема. Он то и дело клюет носом, рискуя окунуться в воду.

Молодой солдат. И чего мы тут торчим с утра до ночи и с ночи до утра? Яблоки караулим, что ли? Или, может, лягушек пугаем?

Седоусый солдат. «Лягушек, лягушек»!.. Не слыхал разве, что третьего дня пираты обеих королевских дочек увезли?

Молодой. Так, стало быть, раньше караулить надо было. А теперь будто и нечего.

Седоусый. Скажешь тоже! Коли принцесс увезли, так и королеву увезти могут, ежели не караулить...

Молодой. Ну, так ты и покарауль, а я покуда яблочек нарву. Эх, славные у них яблочки! (Трясет яблоню.)

Седоусый. А ну-ка, и мне кинь!

Молодой. Держи! (Бросает яблоко и попадает в начальника караула.)

Начальник (вскакивая). Стреляют! Тревога! Пираты!

Молодой солдат. Тревога!

Седоусый солдат. Пираты!

В это время из-за кустов выходят Августа  и  Алели  в костюмах пиратов. За ними  принцы. Услышав выстрелы, Болталон и Альдебаран бросаются назад.

Августа. Постойте! Не стреляйте! Это же мы!

Молодой солдат. Потому и стреляем, что это вы.

Начальник стражи. Э, что там разговаривать! Хватайте их!

Августа (отбиваясь). Не смейте! Вы поплатитесь за это!

Алели (грустно и насмешливо). Ну вот ты и дома, Рахмет...

Молодой солдат. Погодите! Сейчас мы вам, рахметам, покажем какой здесь дом - с решетками на окошках...

Из дворца выбегает Флюгерио.


Флюгерио. Что тут за шум? Что, случилось?..

Начальник стражи. Пиратов поймали, господин министр. Двоих задержали. Остальные отступили в беспорядке.

Флюгерио. Получите награду! Держите-ка их покрепче! А-а, попались, разбойники! (Подходит ближе.) Боже мой!.. Принцесса Августа! Принцесса Алели! Какое счастье!

Солдаты растерянно отступают.

Августа. Прикажите наказать их как следует, Флюгерио! Нечего сказать, хорошо встречают нас дома!

Начальник стражи. Помилуйте, ваше высочество!.. Не разглядели! Приказано нам дворец от пиратов сторожить, а вы, простите великодушно, как назло, в такую одёжу нарядились...

Флюгерио. Ступайте, ступайте! После разберемся.

Солдаты торопливо уходят.


Поздравляю вас, принцесса Августа, с благополучным возвращением! Поздравляю вас, принцесса Алели!.. Что такое? Вы плачете?

Августа. Она всю дорогу ревела... Понравилось ей у пиратов.

Алели. Как тебе не стыдно, Августа! Ты же знаешь, почему я плакала! (Плача, убегает во дворец.)

Августа (вслед ей). Потому что дура!

Флюгерио (разводя руками). Как это грустно! Радость встречи омрачена выстрелами, слезами... Но простите, ваше высочество, вы одни? Кто же освободил вас из плена?

Оба принца, всклокоченные, оборванные, выглядывают из-за кустов.


Болталон, Альдебаран (разом). Я!

Флюгерио (кланяясь то одному, то другому). Ваше высочество! Ваше высочество! Живы!.. Невредимы!.. Опять под нашим гостеприимным кровом... Я в восторге!

Альдебаран. А, мое почтение, любезнейший!

Болталон. Здорово, старик!

Флюгерио. Боже, как счастлива будет королева! Какой праздник мы устроим по случаю вашего возвращения!.. Но кому обязаны мы этой великой радостью? Кто освободил наших прекрасных принцесс? Вы, принц Болталон? Или, может быть, оба?

Альдебаран (небрежно). Нет, я один!

Болталон (запальчиво). Нет, один я!

Флюгерио. Но кого же все-таки я должен приветствовать как своего будущего короля и повелителя?

Альдебаран. Разумеется, меня.

Болталон. Меня, конечно.

Флюгерио. Боюсь, что я не совсем понял... Быть может, вы, принцесса Августа, разрешите этот спор?

Августа (лукаво). Пожалуй. Но только не сейчас.

Флюгерио. Как вам будет угодно. На два слова, принц Болталон! (Взяв Болталона под руку, уводит его в глубь сада.)

Альдебаран (глядя им вслед, про себя). А, старая лиса, уж не думаешь ли ты провести Альдебарана? Ну, это мы еще посмотрим, кто кого... Принцесса Августа!

Августа оглядывается.


На два слова!

Августа. Что такое?

Альдебаран. Принцесса Августа, мы с вами оба умные люди. Не так ли?

Августа. Предположим, что оба. Дальше.

Альдебаран. Мы должны заключить союз. Вашу руку, принцесса!

Августа. Моей руки надо просить у королевы, принц.

Альдебаран. Сочту за честь!.. Но сейчас я говорю о другом.

Августа. О чем же?

Альдебаран. Знаете ли вы, что старый плут Флюгерио хочет обручить этого безмозглого Болталона с принцессой Алели?

Августа. Ну, мало ли чего он хочет! Пока они уговорят Алели отдать Болталону это несчастное оловянное колечко, я успею выйти замуж за кого-нибудь другого.

Альдебаран. Э, нет!.. Вы не знаете последних новостей. Когда пираты похитили вас, ваша матушка обещала корону тому, кто освободит ее дочерей из плена.

Августа. А по-вашему, это он нас освободил?

Альдебаран. По-моему, нет. Но у Болталона такой громкий голос, а у Флюгерио такой длинный язык... Чего доброго, им удастся убедить королеву - это ведь не так уж трудно - и тогда властелином Фазании и Павлинии станет Болталон. И притом  - немедленно.

Августа. Этого еще не хватало!..

Альдебаран. Вот именно. Но как бы ни хитрил ваш пройдоха Флюгерио, мы с вами можем его перехитрить. Для этого надо только...

Августа. Довольно. Понимаю. Вот вам моя рука.

Альдебаран. О, вы еще умнее, чем я предполагал! (Галантно поддерживая, ведет ее во дворец.)

Из глубины сада возвращаются Флюгерио и Болталон.


Флюгерио. Ну что ж, не будем падать духом, принц. Пусть Альдебаран говорит что ему угодно - твердо стойте на своем. Вид у вас гораздо более воинственный, шпага ваша длиннее...

Болталон. Ровно в полтора раза!

Флюгерио. Ну вот видите! К тому же вы весь в царапинах, ссадинах, кровоподтеках... Я надеюсь, королева скорей поверит вам, а не ему. Но вот что я посоветовал бы вам, принц. Так как ваше волшебное кольцо все равно потеряно, а колечко Алели, вероятно, без него не имеет силы, не лучше ли вам посвататься к принцессе Августе?

Болталон. Что? К принцессе Августе? Ни за что!..

Флюгерио. Но вы же сами сказали, что принцесса Алели к вам не расположена.

Болталон. А к Августе я не расположен.

Флюгерио. Зато она несомненно расположена получить королевскую корону. Если принцесса Августа увидит, что вы готовы к ней посвататься, она сразу вспомнит, как доблестно вы защищали ее от пиратов, и тогда ваше дело выиграно.

Болталон. Нет!

Флюгерио. Что - нет?

Болталон. Не хочу.

Флюгерио. Но почему же? Почему? Корона стоит некоторых маленьких неудобств.

Болталон. Маленьких неудобств? Нечего сказать! Нет уж, с меня довольно тех двух дней, которые я провел с принцессой Августой на корабле. Когда она была на корме, мы с Альдебараном старались держаться на носу, а когда она была на носу, мы прятались на корме. Нет, нет, и не уговаривайте меня! Тем более, что я все-таки надеюсь найти это злосчастное кольцо и вернуть... гм... Ну, словом, то, чего мне недостает...

В эту минуту из дворца выбегает Алели. Она в слезах. Пробежав мимо Флюгерио и Болталона, она садится на одну из скамеек.

Флюгерио. Ну что ж, попробуйте еще разок поговорить с принцессой Алели, пока она одна. Но если она не станет вас слушать, сейчас же, не теряя минуты, идите к Августе. В конце концов, лучше Августа, чем ничего. (Про себя.) По крайней мере, для меня.

Болталон (нерешительно направляется к Алели). Принцесса Алели, вы все еще плачете?

Алели. Да. И буду плакать! А вы не мешайте мне!

Болталон. Но я хочу сказать вам только одно слово...

Алели. И я хочу сказать вам только одно слово.

Болталон. Какое?

Алели. Уходите!

Флюгерио. Вот видите, принц! (Берет Болталона под руку и ведет к ступеням дворца. Вполголоса.) Нет, я решительно советую вам сговориться с принцессой Августой.

Алели остается одна. Она сидит у водоема, обхватив колени руками. В саду постепенно темнеет.


Алели. Нет, надо отсюда убежать! Убежать как можно дальше. Эти принцы хуже пиратов. А Флюгерио хуже принцев. А наша Августа еще хуже Флюгерио... А я глупее всех и никому ничего не могу объяснить! Только один Зинзивер понимал, что я говорю. А теперь его нет. И я никогда не узнаю, что с ним стало! (Закрывает лицо руками.) Ах, Зинзивер, Зинзивер!..

Зинзивер (выходя из чащи кустов). Вы звали меня, Алели?

Алели (вскакивая с места). Не может быть! Это, наверно, снится... (По-детски трет глаза руками.)

Зинзивер (смеясь). Да нет же, это я! Честное слово, я!

Алели (бросается к нему на шею). Зинзивер! Милый мой! Хороший мой! Самый лучший!.. А я уж думала, что никогда тебя не увижу, и так плакала, так плакала...

Зинзивер (нежно). Ну, а сейчас-то зачем плакать?

Алели. Просто я не могу перестать. Рада очень!.. Мой добрый, мой храбрый, мой красивый Зинзивер!..

Зинзивер. Ну, уж и красивый! Это вы самое прекрасное, самое милое, самое драгоценное существо на свете!

Алели. Нет, ты лучше!.. Постой, а как же все-таки ты добрался до дому без корабля? Ах, если бы ты знал, как я просила их подождать тебя!.. А они взяли и уехали. (Всхлипывает.)

Зинзивер. Ну полно, полно! Не плачьте! А то, глядя на вас, и мне плакать хочется. Еще хорошо, что они вас дождались и домой привезли. А я, как видите, и без них обошелся...

Алели. Как же это?

Зинзивер. Да уж так. Пираты эти ненамного умней ваших принцев. Ну, а я малость посметливее. Вот я и обвел их вокруг пальца. Удрал, вскочил в первую попавшуюся лодку и давай грести изо всех сил. Конечно, в этой лодчонке я не добрался бы до дому так скоро, да, на мое счастье, по пути мне попался парусник. Меня взяли на борт, и вот я здесь. Видите, как просто!

Алели. А этот парусник еще у нашего берега?

Зинзивер. Должно быть. Я посулил капитану хорошо заплатить, и он без денег не уйдет. Не такой это человек, видно, чтобы подбирать людей в море даром.

Алели. Значит, если дать ему денег, он и меня может увезти?

Зинзивер. Увезти вас? Куда это?

Алели. Все равно куда. Мне непременно надо убежать отсюда.

Зинзивер. Что вы такое говорите, Алели? Почему?

Алели. Да потому, что матушка хочет, чтобы я и Августа обручились сегодня с этими принцами, которые оставили тебя одного на острове. А я вовсе не хочу с ними обручаться. Я хоть и глупая, а знаю: им только и нужно мое колечко, так же как этим пиратам. Вот они и просят: подари да подари - по любви, по дружбе... Ну, а уж если по любви, по дружбе, так я его тебе подарю. Хочешь, Зинзивер?

Зинзивер. Спасибо, Алели. Вы такая добрая! Но только скажите мне, откуда у вас это кольцо?

Алели. Старичок один подарил.

Зинзивер. А оно правда волшебное?

Алели. А я не знаю, какие кольца волшебные, какие не волшебные. А ты знаешь?

Зинзивер. И я не знаю. Слыхал, будто волшебные кольца помогают человеку найти клад...

Алели. Ну, значит, у меня волшебное.

Зинзивер. Какой же клад вы отыскали?

Алели (показывает на него). А вот какой.

Зинзивер. Ну, если так, то у меня есть кольцо еще волшебнее вашего. Мой клад в тысячу раз лучше!

Алели. А где он?

Зинзивер (взяв ее за руки). А вот!

Алели (смеясь). Ну, уж и клад! Глупая девчонка, только и всего.

Зинзивер. Не смейтесь, Алели. По правде сказать, не думал я, что мое простое оловянное кольцо окажется волшебным. Ну, да уж раз это так, позвольте подарить его вам.

Алели. Значит, поменяемся?

Зинзивер. Значит, поменяемся.

Меняются кольцами. Алели выходит на залитую лунным светом площадку. Зинзивер остается в тени.

Алели (мгновение стоит неподвижно, точно прислушиваясь к чему-то, потом медленно оглядывается, словно впервые замечая окружающее). Что такое? Светлей как будто стало?

Зинзивер. Это луна поднялась.

Алели. Нет, не то... Все стало какое-то другое, новое... Да подойди же ко мне!

Зинзивер подходит.


И ты совсем другой.

Зинзивер. Хуже или лучше?

Алели. Красивее... Только голос у тебя такой же, как был, и глаза прежние. Я очень рада, что прежние, а то я бы тебя и не узнала. Хочешь посмотреть на себя? Вот у меня зеркальце!

Зинзивер (заглядывает в зеркальце). Да я и сам себя не узнаю! Что это со мной случилось? Отчего я так переменился? От кольца или от счастья? Да нет, неужели же это я - садовник Зинзивер?

Алели. А кто же? Если бы это был не ты, я бы тебя не любила. Ты тот самый Зинзивер, который так терпеливо и ласково разговаривал с маленькой дурочкой Алели, который готов был заплатить за ее жизнь своею жизнью... Ах, как я тебе за все благодарна и как я счастлива!

Зинзивер. А я еще счастливее. Ты сказала: «Если бы это был не ты, я бы тебя не любила». Скажи мне еще раз эти слова!

Алели. Это - ты, и я люблю тебя.

Зинзивер. Красавица моя! Любовь моя! Прекрасное мое горе!

Алели. Почему горе?

Зинзивер. Потому что счастье мое сейчас кончится.

Алели. Оно только начинается.

Зинзивер. Но ведь я не принц, не король, а простой садовник. Тебе не позволят даже говорить со мной.

Алели. Моя мать обещала выдать меня замуж за того, кто освободит меня из плена. Она поклялась в этом перед всеми. А освободил меня не принц, не король, а садовник... Я так и скажу им всем.

Зинзивер. Они не поверят тебе. Не захотят поверить.

Алели. Да, до сих пор моим словам никогда не верили. Но знаешь, мне почему-то кажется, что я уже не прежняя Алели. Как будто я проснулась вдруг... Или выросла... Будь что будет, а я не уступлю своего счастья.

Зинзивер. Ну, так и я своего не уступлю.

Алели. Постой! Слышишь? Сюда идут!.. Спрячься и подожди, пока я тебя не позову.

В сад выходит королева. С ней  Флюгерио  и оба принца. Зажигаются цветные фонари. Из дворца доносится музыка.

Королева (усаживаясь и расправляя пышное платье). Ну вот, как будто ничего дурного и не было. Все по-старому. Мои девочки опять со мной. И мои милые гости снова тут. Алели, дитя мое, почему вы все время прячетесь? С тех пор как вы вернулись от этих ужасных пиратов, я вас видела всего несколько минут, да и то в слезах. Подойдите же, подойдите ко мне! О, да вы, я вижу, повеселели.

Алели. Да, матушка, мне очень-очень весело!

Королева. Ну, вот и умница! Сегодня у нас такой счастливый и торжественный день! Грустить было бы совсем некстати. (Принцам.) Дорогие друзья мои! Я еще не поблагодарила вас как следует за то, что вы вернули мне моих милых дочерей. Не знаю, как и наградить вас... Флюгерио, прочтите принцам мой завтрашний указ.

Флюгерио (вполголоса). Но ведь сегодня - это еще не завтра, ваше величество. До утра вы можете переменить свое решение.

Королева. Я никогда не меняю своих решений. Читайте!

Флюгерио. Не смею спорить. (Разворачивает бумагу и читает.) «Мы, божьей милостью... вдовствующая... ну и так далее... повелеваем разделить наше возлюбленное королевство на две части - Фазанию и Павлинию...

Альдебаран. Зачем же делить?

Болталон. Этого еще недоставало!

Королева. Один из вас станет мужем Алели и королем Фазании, другой супругом Августы и властелином Павлинии. А я буду смотреть на вас и радоваться...

Болталон. Нечего сказать, новость!..

Альдебаран (выступая вперед). Ваше решение, королева, достойно вашего ума и сердца: оно мудро и великодушно. Но что вы скажете, если я докажу вам, что принцессу Августу и принцессу Апрелию избавил из плена один человек?

Королева. Один? Неужели? Кто же это?

Альдебаран (кланяясь). Ваш покорный слуга!

Флюгерио. И вы, принц, в самом деле можете доказать это?

Альдебаран. Смотрите! Вот мое доказательство. (Сбрасывает кафтан, под кафтаном, поверх камзола, он обмотан какими-то веревками.) Принцесса Августа, прошу вас подержать этот конец! (Вертясь волчком и отступая разматывает накрученные на него веревки.)

Королева. Бог мой! Что это такое?

Альдебаран. А вы не догадываетесь? Лестница! Та самая веревочная лестница, которая вывела нас из разбойничьего замка. (Надевает кафтан.) Я пронес ее туда тайком в сундуке с драгоценными тканями, и она сослужила нам потом хорошую службу...

Болталон (Флюгерио). Ах, плут! Я сам хотел прихватить с собой эту лестницу, да не нашел ее.

Альдебаран. Не забывайте, принц Болталон, что моя шпага при мне. А истину моих слов, я надеюсь, подтвердит принцесса Августа.

Все поворачиваются к ней.


Августа. Да, я подтверждаю!

Алели (с упреком). Августа!

Флюгерио(вполголоса Болталону). Говорил же я вам!.. Вот теперь пеняйте на себя.

Королева. Ах, принц Альдебаран, я вам бесконечно благодарна, но дайте мне слово, что в другой раз вы припасете лестницу понадежнее...

Альдебаран. Я надеюсь, ваше величество, что такого случая больше не будет. Я постараюсь оградить наше прекрасное королевство от нападения пиратов. Клянусь моей будущей короной!

Королева. Мы верим вам, принц, и без страха вручаем судьбу нашего королевства и нашей дочери.

Альдебаран (низко склоняясь). Благодарю за честь, королева. В таком случае я осмелюсь просить у вас руки вашей августейшей дочери, принцессы Апрелии!

Августа. Ах, мо-шен-ник! (Падает без чувств.)

Все в смятении.

Флюгерио (Болталону). Не теряйте же времени! Поддержите ее! А она за это поддержит вас.

Болталон (подхватывает Августу и обмахивает ее платком). Успокойтесь, дорогая принцесса! Придите в себя... Я же говорил, что он плут.

Августа (открывая глаза и выпрямляясь). Благодарю вас. Я вполне здорова.

Болталон тем не менее продолжает нежно ее поддерживать.

Королева. Это все усталость, дитя мое... И немудрено - вы столько пережили из-за всех этих разбойников!.. Алели, дочь моя, что же вы молчите? Разве вы не слышите, что принц, освободивший вас из плена, просит вашей руки?

Алели (спокойно). Простите, матушка, принц Альдебаран ошибается. Это не он освободил нас из плена.

Королева. Как - не он? Но ведь Августа говорит...

Августа. Я тоже говорю, что не он.

Болталон. И я говорю, что не он!

Королева. Не он? А кто же?

Болталон. Я.

Королева. Принц Болталон?.. Но ведь вы сами, Августа, подтвердили слова принца Альдебарана...

Августа. Я подтвердила только то, что веревочная лестница была спрятана в одном из сундуков и что потом она очень пригодилась принцу Альдебарану. И больше ничего! А своим избавлением мы обязаны другому...

Болталон (падая на одно колено и целуя ее руку). От всего сердца благодарю вас, принцесса Августа! (Вскакивает.) Ваше величество! Теперь вы знаете, кто избавитель ваших дочерей. (Опять падает на колено.) Прошу у вас руки принцессы... Апрелии!

Альдебаран (Августе язвительно). Разрешите, ваше высочество, поддержать вас.

Августа (высокомерно). Я не нуждаюсь в вашей поддержке. Матушка, вы меня опять не поняли. Я сказала, что своим избавлением мы обязаны другому, но этот другой - вовсе не принц Болталон.

Алели. Августа говорит правду.

Королева. Ничего не понимаю! Кто же, в таком случае, избавил вас от пиратов, если не принц Альдебаран и не принц Болталон?

Августа. Ах, вам угодно это знать, ваше величество? Ну, так знайте! (Со злостью.) Садовник! Ваш рыжий садовник, вот кто!

Алели. Да, садовник Зинзивер.

Королева. Какой ужас!

Флюгерио. Успокойтесь, королева. К счастью, этот садовник не вернулся с острова пиратов, и я полагаю - уже не вернется. В благодарность за его услугу мы можем поставить здесь в саду, под одной из яблонь, небольшой, скромный памятник...

Алели. Не торопитесь ставить памятник, Флюгерио. Садовник Зинзивер жив, благополучно вернулся домой, и я только что обручилась с ним. Можете меня поздравить.

Королева. Что такое? Как это - обручилась? Без моего позволения?

Алели. По вашему приказанию, матушка. Вы же сами говорили, что я должна обручиться с тем, кто меня освободил. Вот я и отдала ему свое оловянное колечко.

Королева. Боже мой, этого только недоставало! Вы слышите, Флюгерио?..

Флюгерио. Ваше величество, умоляю вас, не тревожьтесь! Вы же знаете принцессу Алели... Это обручение с погибшим садовником, вероятно, приснилось ей. Посмотрите сами: оловянное колечко по-прежнему у нее на пальце.

Королева (улыбаясь сквозь слезы). В самом деле!.. Ах, как ты напугала меня, моя бедная, глупая девочка!

Алели. Мне очень жаль огорчать вас, матушка, но это другое кольцо. Мы с Зинзивером поменялись кольцами. Зинзивер! Поди-ка сюда!

Из чащи выходит Зинзивер.

Вот он, матушка, мой милый, мой храбрый, мой верный Зинзивер. А вот и оловянное кольцо у него на пальце!

Флюгерио (подходит к Зинзиверу, внимательно рассматривает кольцо, потом оглядывает его самого с ног до головы). Гм!.. Кольцо пожалуй, то самое, но человек не тот!

Августа. Разумеется, это не садовник. Только Алели может говорить такие глупости.

Алели. Это он!

Альдебаран. Ничего похожего!

Болталон. В первый раз вижу этого негодяя!

Алели. Как вы смеете так говорить про Зинзивера!..

В эту минуту из-за кустов выбегает Скоробогаччио. Он в одежде матроса, в зюйдвестке.

Скоробогаччио (задыхаясь от гнева). Нет, пусть он мне только попадется на воде или на суше, этот негодяй!.. Я ему все ребра переломаю!.. (Оглядывается по сторонам.) Простите, ваше величество! Простите, господа! Но я больше не могу ждать. Где этот рыжий урод - придворный садовник? Он поклялся, что мне хорошо заплатят, если я довезу его на моем паруснике от острова пиратов до ваших берегов, а сам, как сошел на землю, так и думать про меня забыл! Но я своих денег не упущу! Нет, не на таковского напали!.. Ага! Вот он! Отдавай деньги, рыжий урод!

Флюгерио. Как вы смели ворваться сюда? Здесь нет никакого садовника!

Скоробогаччио. Вот уж не думал, что такие важные господа станут укрывать жулика! Как это - нет? Да вот же он стоит!

Алели. Значит, вы его узнаете?

Скоробогаччио. Еще бы не узнать! Того, кто мне должен деньги, я узнаю за три версты. Нет, и не говорите мне, это он самый. Садовник. Можно и на лицо не смотреть - посмотрите только на его руки!

Флюгерио. Но мы все хорошо помним нашего бедного садовника. А этот человек на него даже не похож.

Скоробогаччио. Эх, сударь, и как вам не совестно из-за нескольких золотых брать грех на душу! Что я, слепой? (Смотрит на Зинзивера, склонив голову набок.) Правда, он немного переменился за эти несколько часов, но знаете, люди, которые кому-нибудь что-нибудь должны и не хотят платить, всегда меняются. Один меняет выражение лица и цвет волос, другой - походку, третий отпускает усы и бороду... Но старого Скоробогаччио не надуешь. Как ты ни меняйся, а долги плати!

Алели. Не беспокойтесь, господин Скоробогаччио, вам щедро заплатят. Вы явились как раз вовремя. Ну, что вы теперь скажете, Флюгерио?

Флюгерио(разводя руками). Скажу, что это невероятно. Можно перекрасить волосы, приклеить бороду или сбрить усы, но перемениться за каких-нибудь два часа с головы до ног нельзя!

Алели. А мое волшебное кольцо? Вы же знаете, что оно может дать человеку все, чего ему не хватает... А чего не хватало Зинзиверу? Только одного: чтобы все увидели, как он хорош.

Все на мгновение замолкают и с удивлением поворачиваются кЗинзиверу. Вдруг Болталон выхватывает шпагу и бросается на него.


Болталон. Ах, разбойник! Я сейчас отрублю ему оба уха! Он отнял у меня все, чего мне не хватало!.. Отдай мне мое оловянное кольцо! А не то берегись - шпага Болталона одна на свете!

Зинзивер (подобрав с земли палку, выбивает шпагу из рук Болталона и ломает ее о колено). Вот тебе две шпаги, шут шутландский!

Королева. Боже мой! Отнимите у него эту палку! Он убьет принца Болталона!

Флюгерио. Стража! Стража! Сюда!

Появляются два солдата и начальник караула.

Держите этого негодяя! В башню его! За решетку! Нет, прямо на виселицу!

Алели (бросаясь к Зинзиверу). Опомнитесь, Флюгерио! Что вы говорите? Этот человек только что спас меня и Августу от пиратов, а вы за это хотите казнить его!..

Королева. Ах, Алели, перестаньте спорить! Старшие в таких делах понимают больше вашего.

Алели. Нет, я не перестану! Вы, должно быть, с ума сошли! Ведь теперь-то вы все знаете, что это садовник Зинзивер.

Флюгерио. Тем хуже для него.

Алели. Это еще почему?

Флюгерио. Потому что садовник не имеет права поднимать руку на принца.

Болталон. Да не руку, а палку!

Королева. И притом такую большую!

Алели. Но ведь он отбивался этой палкой от шпаги!

Флюгерио. Тем хуже для него!

Алели. Почему?

Флюгерио. Потому что шпага - это благородное оружие честного поединка, а палка - грубое орудие уличной драки.

Алели. Ох, Флюгерио, вы бы не так заговорили, если бы принц Болталон накинулся со своей шпагой на вас!

Флюгерио. Поверьте, ваше высочество, я бы скорей позволил убить себя, чем ответил ему ударом на удар. (Кладет руку на эфес своей шпаги.) Клянусь этим старым клинком с девизом моих предков!

Алели. А какой у них был девиз, у ваших предков? Покажите-ка.

Флюгерио с поклоном протягивает ей шпагу. Алели медленно разбирает надпись.

«Служу, пока живу. Живу, пока служу»... Ну, Флюгерио, берегитесь! Ваша служба окончена! (Подхватив шлейф, кидается на него со шпагой.)

Королева. Алели! Опомнитесь!

Принцы (в один голос). Принцесса Алели!

Алели. Прочь с дороги!.. А-а, старый упрямец! Будете вы знать, как спорить со мной!

Королева. Ах, боже мой! Точь-в-точь мой покойный Февраль-Август!..

Флюгерио (с трудом уворачиваясь от шпаги Алели). Полноте, принцесса! Что за шутки! Умоляю вас...

Алели. Читайте молитвы!

Флюгерио. Держите ее! (Мечется среди деревьев, прячась за стволы, наконец в отчаянии хватает ту самую палку, которой защищался Зинзивер, и пытается отразить удары шпаги.)

Алели (внезапно отступает, опускает шпагу и говорит совершенно спокойным голосом). Ну, вот и все. Успокойтесь, Флюгерио! Я вас больше не трону. Мне только хотелось объяснить вам, почему садовник поднял палку на принца. Вы, кажется, поняли, не так ли? Да и все остальные тоже?

Все молчат.


Королева. Я поняла только одно, дочь моя. Не знаю, у кого - у пиратов или у садовника, - но вы научились таким дурным, таким ужасным манерам, что я просто краснею за вас. И во всем виноваты эти злополучные оловянные кольца!.. Ах, Флюгерио, Флюгерио! И зачем только вы посоветовали мне обратиться к вашему сумасшедшему доктору Лечиболю!

Скоробогаччио. А, так и вы тоже знаете доктора Лечиболя?.. Ну, попадись он мне только на воде или на суше!

В это время на дорожке сада появляется доктор Лечиболь. За ним Пилюлио несет большую книгу.

Лечиболь. Добрый вечер, королева! Вы, кажется, изволили звать меня?

Королева (смущенно). Н-нет, не то чтобы звала, но помянула в разговоре.

Лечиболь. Это очень мило с вашей стороны. Здравствуйте, Скоробогаччио! Мне показалось, что вы тоже помянули меня.

Скоробогаччио. Я поминаю вас, доктор, по сто раз на день.

Лечиболь. Приятно слышать. Мое лечение, видимо, пошло вам на пользу. Вы похудели, загорели и прекрасно выглядите.

Скоробогаччио (ворчливо). Да, поневоле похудеешь и загоришь, если от всего твоего имущества у тебя останется один жалкий парусник и тебе на старости лет придется день и ночь мокнуть на палубе...

Пилюлио (раскрывая книгу). Стало быть, вы много времени проводите на свежем воздухе? Очень хорошо. А с каких пор вы решили последовать советам доктора Лечиболя?

Скоробогаччио. Черт побери ваши советы! Это не я последовал им, а султан Синего Берега и морские разбойники. Можно подумать, что вы просто сговорились с ними! Султан отнял у меня серебряные рудники по ту сторону моря, а разбойники разорили мои верфи и угнали двадцать четыре корабля...

Лечиболь. Весьма разумно - с лечебной точки зрения. Пилюлио, запишите: больной заметно окреп, головные боли у него прошли и жалуется он уже не на бессонницу, а на безденежье. Надеюсь, что и у вас, королева, все теперь благополучно? Помогли вам наши оловянные кольца?

Королева. Нечего сказать - помогли! Прощу вас, возьмите их обратно! Сию же минуту! Немедленно!

Лечиболь. Простите, ваше величество, но вы, кажется, чем-то недовольны? На что вы теперь жалуетесь?

Королева. Как это - на что? Из-за ваших несчастных колец моих дочерей похитили пираты...

Лечиболь. Какая неприятность!

Королева. Потом их кто-то освободил...

Лечиболь. Какое счастье!

Королева. Но освободил неизвестно кто!..

Лечиболь. Странный случай.

Королева. И после всего этого моя бедная Алели совсем потеряла голову - она взяла и обручилась. Да, да, не качайте головой, она отдала ваше хваленое оловянное кольцо... Но не принцу, вы слышите, - не принцу, а простому садовнику!..

Лечиболь. Стало быть, поздравить надо не принца, а садовника.

Флюгерио. Опомнитесь, доктор! Мы не признаем это обручение действительным.

Королева. Нет, нет, не признаем!..

Лечиболь. Почему же?

Флюгерио. А потому, доктор, что, во-первых, садовник - садовник, а во-вторых, он - разбойник и вор. Чтобы выманить у принцессы Алели ее оловянное колечко, он похитил другое кольцо у принца Болталона.

Алели. Нет, Флюгерио, принц Болталон потерял его, а Зинзивер нашел.

Флюгерио. Невероятно, принцесса!

Лечиболь.Отчего же? Бывает. Но не будем ни о чем судить преждевременно. Нельзя ли мне посмотреть на них обоих: на принца Болталона и на этого вашего садовника?

Флюгерио. Пожалуйста! (Показывает направо и налево.)

Лечиболь (смотрит на них, задумчиво поглаживая бороду). Так, так... (Болталону.) Простите, вы, очевидно, садовник?

Болталон. Что такое? Да как вы смеете! (Хватается за пустые ножны.)

Флюгерио. Помилуйте, доктор! Это принц Болталон.

Лечиболь. Неужели?(Подходит к Зинзиверу.) Так, стало быть, садовник - этот человек?

Флюгерио. Да, этот! Вот полюбуйтесь на него!

Лечиболь. Любуюсь. Юноша бесспорно очень хорош собою.

Королева. Но если бы вы знали, каков он был до обручения! Урод! Настоящий урод!

Болталон. Теперь-то он небось переменился, негодяй! А раньше на него и смотреть нельзя было!

Лечиболь. В самом деле? Отметьте, Пилюлио!

Королева. И вот вся польза от ваших хваленых колец, доктор! Тысяча неприятностей - и в конце концов похорошел наш младший садовник. Благодарю покорно!

Лечиболь. Рад служить, королева. Но почему вашего младшего садовника держат два солдата? Разве он хочет куда-нибудь убежать?

Болталон. Да говорят же вам, что он украл у меня кольцо!

Зинзивер. Простите за грубость, сударь, но этот принц врет, как бессовестный.

Болталон (опять хватаясь за пустые ножны). Вот я тебя, мужик!

Лечиболь. Не сердитесь, принц, тем более что прав-то мужик, а не вы. Вам оно, конечно, неизвестно, но краденое, незаслуженное счастье не красит человека. Ведь было прежде оловянное кольцо у вас в руках, а вы его и сохранить не сумели, и похорошеть не похорошели... Все ясно!

Августа (выступая вперед). Погодите, доктор. Дело вовсе не такое ясное, как вам кажется. Да, конечно, садовник стал немного смазливее, чем был. Это всякий видит. Но что же тут удивительного? Алели сдуру отдала ему настоящее волшебное кольцо, которое вы ей подарили. Ну, а что за кольцо дал ей в обмен этот мошенник? Либо краденое, либо поддельное!

Лечиболь. Почему вы так думаете?

Августа. Да потому, что если он и переменился, то Алели осталась такой же глупой куклой, как была. У нее и раньше не хватало ума, да и теперь не прибавилось. Не правда ли, матушка? Не правда ли, Флюгерио?

Королева. Ах, если говорить откровенно, она никогда не казалась мне такой глупой, как сегодня.

Флюгерио. Я этого не говорю, но не могу не согласиться с ее величеством и ее высочеством.

Лечиболь. Вот как!.. (Алели.) Подойдите ко мне, дитя мое. Ну что, и вы тоже недовольны моим подарком?

Алели. Я и не знаю, как благодарить вас за него, доктор, хоть никогда в жизни я не была несчастнее, чем сейчас.

Лечиболь. Вы несчастливы? Почему же?

Алели. Ах, доктор, до ваших колец я и не догадывалась, какие дурные, жадные, злые люди живут в этом дворце!.. Да что я говорю! Разве это люди? Одного только человека я нашла здесь: это мой Зинзивер. Только Зинзивера я люблю, и его-то они хотят отнять у меня... Нет, лучше умереть!

Зинзивер. Что вы, Алели? Уж лучше забудьте меня!

Алели. Не могу и не хочу!

Лечиболь. Так, так... Очень трудный случай, Пилюлио. Когда человек хорошеет, это заметно всякому. А когда он умнеет, это видят далеко не все, а только те, кто сам умен. Ну вот вы, например, скажите мне: замечаете вы в принцессе какую перемену или нет?

Пилюлио. Надеюсь, вы не считаете меня дураком, доктор? Конечно, замечаю, и очень большую: она стала просто умницей.

Лечиболь. Вот как! А вы что скажете, принц Альдебаран?

Альдебаран (небрежно). Да, спорить не приходится. Уж одно то, что она отвергла принца Болталона, доказывает ее ум. Болталон. Нет, уж если что доказывает ее ум, так это то, что она отвергла принца Альдебарана.

Августа. Обоих!

Лечиболь. О, и принцесса Августа кое-что заметила. Так и запишем. Ну, а вы, господин Флюгерио?

Флюгерио. Не знаю. Вероятно, принцесса и в самом деле поумнела, но уж я-то бесспорно сошел с ума!

Королева. И я тоже. Если все считают умницей принцессу, которая обручилась с каким-то садовником или огородником, то, значит, я и в самом деле лишилась рассудка. И во всем виноваты ваши хваленые кольца, доктор. Пока принцесса Апрелия была моей маленькой глупой Алели, она делала маленькие глупости, а теперь от большого ума сделала самую большую глупость на свете.

Лечиболь. От большого ума, вы полагаете? Ну что ж, я с вами вполне согласен. Итак, все находят, что принцесса Алели в самом деле умна. Значит, кольца не поддельные и достались нынешним своим владельцам по любви, по дружбе. Позвольте мне пожелать обрученным счастья.

Августа. Поздравляю вас, матушка! Дождались!

Королева. А-ах! Я навсегда теряю дочь!

Флюгерио. Не отчаивайтесь, ваше величество, У нас есть еще одна принцесса, и я надеюсь, мы сегодня же отпразднуем ее обручение.

Альдебаран. Ваше величество, разрешите мне откланяться. К сожалению, я не смогу присутствовать на вашем семейном торжестве.

Болталон. И я тоже. Прощайте, королева. На свете есть немало принцесс и кроме ваших дочерей.

Августа (вне себя от злости). Ну и проваливайте! Трусы, мошенники, уроды! (Бросает в них веер, букет, садовую лейку.)

Альдебаран. Ложитесь, Болталон!

Болталон. Берегитесь! Она хуже пирата!

Августа опускается на скамью, рыдая и топая ногами. Королева и Флюгерио суетятся возле нее.

Королева. Что же вы смотрите, доктор? Помогите ей чем-нибудь.

Лечиболь. Это не в моих силах, королева. Принцессе Августе ничем нельзя помочь.

Пользуясь тем, что на них не смотрят, принцы стараются улизнуть.

Скоробогаччио. А не подвезти ли вас на моем паруснике ваши высочества? Только уж извините - плата за перевоз вперед. Да и вам не мешало бы расплатиться со мной, ваше величество. Как-никак, зятя вам привез...

Королева. Что такое он говорит? Заплатите ему, Флюгерио, и пусть немедленно уходит.

Флюгерио (расплачиваясь). Вот тебе, корабельщик. Бери и уходи.

Скоробогаччио (пересчитывая деньги). Эх, важности много, щедрости мало. Ну, да и на том спасибо. (На ходу.) Тут на одном острове такие принцессы живут!.. Не чета здешним. Я вас туда живо довезу. Только плата вперед.

Оба  принца и Скоробогаччио  уходят.

Королева. Боже мой, Флюгерио, что же нам делать? В гостиной уже собрались на обручение родственники, гости. Ждут... Может быть, даже подслушивают… Как мы им скажем, что оба принца уехали, а наша Алели выходит замуж за садовника?

Зинзивер. А вы ничего не говорите им, королева. Я сейчас ухожу отсюда, навсегда ухожу!

Флюгерио. Что такое? Вы слышите, ваше величество? Он уходит! Кажется, этот малый лучше, чем я предполагал.

Королева. О, я и сама вижу, что это превосходный юноша! Дайте ему на дорогу денег, Флюгерио. Только бы он скорей уходил.

Флюгерио (подавая кошелек). Тут сто золотых, парень. Бери, бери! Пригодятся.

Зинзивер. Нет уж, ваша милость, один раз вы оплатили мою дорогу, больше не надо. Я-то с моим ремеслом нигде не пропаду, а вам деньги еще понадобятся. Прощайте.

Королева. Прощай, голубчик, прощай! А вы куда, Алели?

Алели. Я ухожу вместе с Зинзивером. Ты возьмешь меня с собой, Зинзивер?

Зинзивер. Я так и думал, что ты пойдешь со мной, Алели, но не смел верить этому. Дай руку, милая, идем! Ты и не знаешь, какой широкий мир начинается за стенами этого дворца.

Алели. Идем, Зинзивер!

Августа. Скатертью дорога!

Королева. Да как же это можно, дочь моя? Куда вы пойдете?

Алели. Куда? Ах, матушка, спросите ласточку, куда она полетит, когда вылупится из яйца и расправит крылья. Перед нею весь белый свет, а позади только разбитая скорлупа.

Королева. Какая скорлупа? Что вы такое говорите? Ничего не понимаю!.. Ах, и зачем только вы поумнели!

Алели. Чтобы отличать поддельное от настоящего, матушка, простоту от глупости, ум от хитрости, гнев от злости. Чтобы не бояться страха, смеяться над тем, что смешно, черное называть черным, а белое - белым... Вот для чего я поумнела. Как же мне остаться здесь? Прощайте!

Взявшись за руки, Алели и Зинзивер идут через сцену.

Лечиболь. Как видите, Пилюлио, наши оловянные кольца и на этот раз сослужили неплохую службу. Не забудьте записать это в нашу толстую книгу. А сейчас давайте-ка проводим молодых. (Оборачивается к королеве и Флюгерио.) Честь имею кланяться!

Стена сада раздвигается. Открывается подернутый весенней дымкой зеленый простор - холмы, долины, дальние леса. По тропинке среди цветущих кустов с песней проходят Алели и Зинзивер. Лечиболь и Пилюлио провожают их. Пилюлио подпевает басом.

Далеко убегают дороги пути
В гору, под гору, влево и вправо.
Что сидеть взаперти?
Лучше с песней идти
Через горы, поля и дубравы.

Нам кивают кусты на другом берегу
Говорливой и ласковой речки,
И бегут перед нами, вертясь на бегу,
Оловянные наши колечки...

Занавес


Эпилог

Когда занавес опускается, на просцениум выбегает Сказка. Она в своем старинном плаще, капюшон опять низко надвинут на глаза. За ней гонится администратор.


Администратор. Постойте, постойте, гражданка! Что вы тут у нас натворили? Я думал, вы старая, почтенная женщина, а вы просто какая-то озорница! Не ожидал, не ожидал!.. В ваши-то годы...

Сказка. Да ведь я сказала вам, сколько мне лет. Много и мало. (Откидывает капюшон.)

Администратор. Вот вам и бабушка! Ну, теперь все ясно... Зачем же вы так нарядились?

Сказка. Потому что мы, сказки, это любим!

Администратор. Странная прихоть!

Сказка. Почему же странная? Это многим нравится. Неужели вам самому никогда в жизни не хотелось нарядиться горным охотником, дедом Морозом или сказочным богатырем?

Администратор. Ни-ко-гда!

Сказка. Даже под Новый год?

Администратор. Да ведь сегодня не Новый год, а самый обыкновенный день.

Сказка. Обыкновенных дней не бывает! Для меня и для тех, с кем я дружна, все дни праздничные, все вечера новогодние. (Повернувшись к зрителям.) Итак, с праздником, друзья! С Новым годом!

Т. Габбе

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ