ИС: Открытое слово, IMApress, Москва, 1991

Над гробом

Из мира ушла большая добрая сила: Фрида Вигдорова. Каждый, кто ее знал и любил, почувствовал себя не только несчастнее, сиротливее, но и беззащитнее.

Я не раз задумывалась, вглядываясь почти четверть века в ее жизнь и работу: в чем секрет ее успеха в боях за чужую судьбу? Именно удачи, успеха, столь часто сопутствовавших ее усилиям? Ведь не она одна - многие люди хотят помогать другим, но обычно оказываются бессильны. Думаю, секрет Фриды Вигдоровой в том, что "помощью" она совсем не занималась, что жить чужой жизнью было для нее органической душевной потребностью. Она вовсе не думала, что помогает. Чужой беды для нее не было. Чужая беда была ее собственной личной бедой.

Ей удавалось одаривать и выручать людей, потому что она не занималась помощью, как отпиской. Коснувшись чужой судьбы, она брала ее в свои руки всю целиком - она выхаживала человека, не только выручала, но и отогревала его.

Писательский талант Фриды Вигдоровой мужал и рос от книги к книге: одолевая некоторую наивность, свойственную ее литературной молодости, она все глубже и трезвее изображала жизнь, яснее слышала и отчетливее передавала внятный трагический звук, и под конец стала создавать, рядом с повестями, художественно-документальные произведения необычайной силы. Имя Фриды Вигдоровой войдет не только в историю нашей литературы, но и в историю нашей общественной жизни, нашей молодой гражданственности.

Каждое дело стоило ей много душевных сил. Особенно одно, жгуче-несправедливое, длящееся уже около полутора лет, - дело незаконно осужденного молодого ленинградского поэта. Незадолго до своей болезни, исчерпав все пути, Фрида Абрамовна обратилась с письмом к Константину Александровичу Федину, руководителю писательской организации; она писала ему, что отныне судьбу этого юноши возлагает на его плечи, потому что сама она уже стучалась во все двери и перед ней двери не открываются. "Может быть, они откроются перед Вами?" - писала она. Я не знаю, что ответил Константин Александрович и ответил ли вообще. Но я знаю, что это письмо мы, писатели - уже не отдельные лица, а вся писательская организация в целом - должны принять как завещание Фриды Вигдоровой и без нее продолжать борьбу за ту судьбу, за которую она боролась.

Лидия Чуковская

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ