ИС: Книжное обозрение, № 49
ДТ: 8 декабря 1998 г.

ЕЛЕНА ЧУКОВСКАЯ: "СОЛЖЕНИЦЫН - ЕДИНСТВЕННЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО Я ВИДЕЛА ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ"

Александру Солженицыну исполняется 80 лет. Масштаб личности этого единственного сегодня русского писателя - Нобелевского лауреата - поистине поражает. Его единоборство с репрессивной машиной Советов, железная воля, целеустремленность, пророческий дар создали ему репутацию гения при жизни. Говорят, нет пророков в своем отечестве. В России Солженицын стал пророком, или, как сказал о нем Андрей Сахаров, "гигантом борьбы за человеческое достоинство в современном трагическом мире". Споры о творчестве Александра Солженицына продолжаются по сей день. Для русских диссидентов "Архипелаг ГУЛаг" величайшая книга столетия. Владимир Максимов писал, что "подлинно гениальные "Матренин двор" и "Архипелаг ГУЛаг" мирно соседствуют у Солженицына с весьма скромными по своим литературным достоинствам "Августом Четырнадцатого" и основательными, но без подлинного блеска и размаха "Раковым корпусом" и "Лениным в Цюрихе"..." Юрий Нагибин отмечал, что "гениальность "Одного дня Ивана Денисовича", "Матренина двора", "Ракового корпуса", "Архипелага ГУЛага" - подвиг гражданский, но не литературный..." Более взвешен Валентин Распутин: "Всякая большая величина всегда вызывает к себе сложное отношение. А Александр Исаевич - величина очень большая. Тут для меня сомнений не было - от появления "Одного дня Ивана Денисовича" и до последнего дня".

История отечественной культуры предостерегает нас от поспешных выводов. Не пристрастные оценки современников, а будущие поколения читателей и писателей осмыслят истинный удельный вес Александра Солженицына в русской литературе бунташного и атомного столетия. И, верится, этот вес будет очень большим!

Читатели и редакция "Книжного обозрения" поздравляют великого сына России с восьмидесятилетием, желают ему здоровья и творческих сил на благо отечественной изящной словесности.


В преддверии юбилея наши корреспонденты встретились с Еленой Чуковской. Как помнят наши читатели, именно Елена Цезаревна написала опубликованное в 1988 году в "КО" письмо с требованием к правительству вернуть советское гражданство Александру Солженицыну. К юбилею Александра Исаевича в издательстве "Русский путь" выходит новая книга об А.Солженицыне "Слово пробивает себе дорогу", составленная Е. Чуковской и известным литературоведом Владимиром Глоцером. Это - уникальное собрание документов, связанных с творчеством Нобелевского лауреата. О герое этой книги и его творчестве - наш разговор с Еленой Чуковской.

- Мне представляется не случайным то, что празднование юбилея Солженицына начинает "Книжное обозрение". В 1988 году несколько недель подряд газета печатала отклики на мою статью. Читатели прислали в редакцию сотни писем. Оказалось, что несмотря на то, что имя Солженицына было запрещено в нашей стране, его книги не выходили, не обсуждались и даже не осуждались на протяжении 15 лет, - люди помнили их. Причем помнили совершенно удивительные вещи: например, один читатель с Украины спрашивал: почему не поставлен фильм по сценарию "Знают истину танки", который тогда совершенно не был у нас известен. Последний юбилей Солженицына, который довольно широко отмечался (читателями, естественно, а не государством), - это было его 50-летие в 1968 году.

Тогда писатель получил очень много писем и поздравлений от читателей, хотя уже находился в совершенной опале и ничего у него не печаталось. Сейчас все написанное Александром Исаевичем доступно каждому. Любой читатель может познакомиться с его книгами, и никаких сопровождающих слов не требуется, потому что эти книги говорят сами за себя. Юбилей Александра Солженицына совпадает с 26-летием со дня выхода в свет первого тома "Архипелага ГУЛага". Удивительная книга! Я всегда верила и сейчас думаю, что это то, что останется от нашей истории и от судьбы нашей страны. Как ни странно, несмотря на свою бесконечно мрачную и горестную тему, книга эта пронизана оптимистической верой в возможности человеческого духа. "Архипелаг ГУЛаг" прослеживает историю нашего общества на протяжении почти сорока лет с 1917-го по 1956 г., рассматривает множество конкретных судеб, обладает невероятной плотностью изложения: например, глава о строительстве Беломоро-Балтийского канала занимает всего восемь страниц, но история этого сооружения и судьбы людей, участвовавших в строительстве, просто врезываются в память, как будто прочел толстую книгу. Я думаю, что в наши дни эта книга сохраняет свою важность и актуальность. Делаю акцент на "Архипелаге" только в связи с четвертьвековым юбилеем его издания. Это не значит, что другие книги Солженицына стоят в стороне. Но именно "Архипелаг ГУЛаг" выполнил свою великую миссию: книга была сразу прочитана - к сожалению, сперва только на Западе, и там началось движение. Начала распадаться Коммунистическая партия Франции, возникло движение "Дети Солженицына". Это был могучий удар по мировому коммунистическому движению. Из истории известно, какую огромную угрозу для жизни человечества представляет мировое коммунистическое движение. До сих пор у нас в стране не прошел суд над преступлениями коммунизма. Реакция, вызванная "Архипелагом ГУЛаг", была и остается таким единственным судом.

Я часто думала над тем, что История и Судьба сохраняются только в слове. Насколько менее мы были бы вооружены памятью и историческим знанием, если бы у нас не было "Архипелага ГУЛага"! Значение этой книги безмерно. Мне трудно судить о том, как относится к книге сегодняшнее поколение - читают ли они, думают ли, задевает ли их это? Мы-то росли среди всех этих ужасов, у всех нас были арестованы близкие, для нас ГУЛаг был не рассказом о чем-то непережитом - это была часть нашей судьбы.

- Что такое Солженицын для России?

- Мне кажется, что, во-первых, это явление человека счастливого. Александр Исаевич всегда жил в согласии со своей совестью. И это для меня всегда было главным и удивительным в нем. По его книгам можно было бы предположить, что их автор - человек измученный, разочарованный, больной. На самом деле, повторяю, Солженицын - счастливый человек! Единственный счастливый человек, которого я видела за свою жизнь. Во всех своих несчастиях он сумел укрепиться, устоять, найти себя, отыскать смысл в своей судьбе. Поражает его уверенность в своей правоте, бесконечное трудолюбие, преодоление самых немыслимых препятствий, быстрота, с которой он принимал решения и действовал, всегда опережая своих противников. Свои действия Александр Исаевич обдумывал на много шагов вперед: пока разворачивалась репрессивная машина, он успевал переехать, перевезти, напечатать, передать, получить... Он очень быстрый, деятельный, ответственный человек. И это поражает на фоне нашей расхлябанности, растерянности. Я уж не говорю о том, что это человек огромного таланта и художественной силы.

- А какое отношение сложилось к нему в России сейчас?

- Судя по отзывам прессы, которые доводится читать, - есть много очень скептических высказываний. Впрочем, все соглашаются с тем, что мнение Солженицына всегда важно и всегда интересно. Это мнение, с которым можно соглашаться или нет, но которое всегда обдумывается. У Александра Исаевича колоссальная предсказательная сила, он сумел многое предвидеть. Для меня все то, что делает, пишет и говорит Солженицын, всегда интересно и важно - вне зависимости от того, думаю ли я так же или думаю наоборот.

- Расскажите, пожалуйста, о книге, которая выходит в "Русском пути" к юбилею писателя.

- Основная часть этой книги делалась в 1969 году - как раз после 50-летнего юбилея Солженицына. В то время по рукам ходило очень много всевозможных открытых писем. Большая почта приходила к самому Александру Исаевичу. Редакции получали письма по поводу его книг. В 1964 - 65 гг. велась полемика относительно присуждения Солженицыну Ленинской премии. Позже возникла идея собрать книгу таких документов. Работа началась еще до исключения Александра Исаевича из Союза писателей. Книжка была закончена как раз после 50-летия Солженицына. Поэтому ее заключали поздравлениями, которые он получил от Григоренко, Галича, многих-многих читателей. Были и очень смешные поздравления, например, мне запомнилась шуточная телеграмма, подписанная - "Редакция "Правды". В ней говорилось: "Удивлены вашей способностью писать только правду. Просим поделиться опытом на страницах нашей газеты..." Так вот, книга была собрана, какое-то время походила по рукам, и дальнейшая судьба ее была мне неизвестна.

- Кто составлял книгу?

- Она была собрана мною с помощью друзей, а составил всю композицию книги и написал маленькие предисловия к главам Владимир Глоцер. Определенное участие принимала моя мать, Лидия Корнеевна Чуковская, которой принадлежит вступление к книге. В сборник вошли многие ее открытые письма, связанные с Солженицыным.

После 69-го года в сборнике ничего не менялось. Книга сохранилась без перемен - как документ времени. Этим она и интересна. Книга пролежала до 1990 года.

- А что же "самиздат"?

- Эта книга и произошла из самого "самиздата". Кто-то что-то из нее переписывал, давал кому-то почитать. Мне говорили, что экземпляр книги видели в одном из наших городов... Но, в общем, ее судьба остановилась. В 1990 году у меня возникла идея книгу издать. Я сделала Приложение, дополнившее книгу материалами о таких событиях, как исключение Солженицына из Союза писателей, историей об "Августе Четырнадцатого", который вышел сразу на Западе. Затем в книге рассматривается история с выходом "Архипелага" и вся чудовищная кампания в нашей прессе вокруг этой книги... Сборник заканчивается материалами, связанными с изгнанием Солженицына из СССР.

Сейчас делается первая попытка издать эту книгу через 30 лет после того, как она была составлена. На Западе уже выходили подобные сборники с документами о Солженицыне, например, "Дело Солженицына", ""Август Четырнадцатого" читают на родине", "Жить не по лжи". Составляя Приложение, я опиралась на все эти издания и, конечно, на наши газеты.

Добавлю, что книга эта немного опаздывает: было бы лучше, если бы она вышла раньше и публикуемые в ней материалы были доступны для создателей фильмов и статей, подготавливаемых к юбилею. В завершение беседы, отмечу, что книжку кроме меня и Владимира Глоцера с большим вниманием, заботой и интересом к творчеству Александра Солженицына делал очень хороший художник Сергей Стулов.

Беседовали Евгений Лесин и Александр Щуплов

Яндекс цитирования