ИС: "Крестьянские ведомости" №47 (198)
ДТ: 21-27 ноября 1994 г.

Елена Чуковская: Необходимы частные благотворительные фонды

без президиумов, зеленых скатертей и ореховых потолков


Елена Цезаревна Чуковская - одна из пяти внуков К.И.Чуковского, которой Корней Иванович завещал свой литературный архив; дочь известной писательницы Л.К.Чуковской. Ее голос был первым, кто в августе 1988 года потребовал вернуть гражданство СССР А.И.Солженицыну.

С конца 1965 года Елена Чуковская стояла в самом эпицентре бурной деятельности Солженицына: "… эти годы на ней, как свидетельствует он сам в главе "Невидимки" 1 о друзьях и помощниках, бывших рядом с ним в его писательском подполье, - перекрещивались все линии, все связи, вопросы, ответы, передачи - и еще потом следующие три года до моей высылки немало шло через нее… Она была как бы начальник штаба моего, а верней - весь штаб в одном лице (увы, постепенно это и в ГБ отлично поняли)… За три года знакомства (1965-68. - Е.К.) вот уже пять моих толстых книг перепечатала она… Сколько всем тем она выиграла мне времени и сил - оценить невозможно…Плотность растрат превосходила возможности одного человека, для этого нужен был неспадающий подъем духа… Первые месяцы после моей высылки были у Чуковских тяжелы. И дочь и мать осыпали почтовыми анонимками - то в стихах, то с матерной бранью… Шпики и провокаторы нагло лезли в переделкинскую дачу, по-музейному открытую для всех… На случай ареста она приготовила простейшую линию: ничего не отрицать… а - да! помогала русской литературе! - и больше разговаривать с вами не желаю". Сегодня Елена Чуковская - литературный представитель А. И. Солженицына.

- Когда-то сам подвергнувшийся гонениям властей, в частности, в 1940-х годах за две последние сказки "Одолеем Бармалея" и "Бибигон" - Чуковскому тогда пришлось уйти из детской литературы - Корней Иванович был отзывчив на чужую беду, хлопотал о реабилитации своих друзей, подписывал в 1960-х годах письма протеста, которыми общественность пыталась остановить наступление сталинистов, открывал двери своего дома в Переделкине опальным писателям. Например, Солженицыну. Когда состоялось их знакомство, какие события ему предшествовали?

- Чуковскому принадлежит первая в мире рецензия на рассказ Солженицына "Один день Ивана Денисовича" - "Литературное чудо" (см. "Нева", 1993, №9). Дело в том, что в начале 1960-х годов Корней Иванович часто отдыхал в санатории "Барвиха" вместе с Александром Трифоновичем Твардовским, и тот однажды дал ему ознакомиться с рукописью некоего А. Рязанского под названием "Щ- 854". (Под этим названием А. Солженицын сдал в "Новый мир" свой рассказ, впоследствии опубликованный под названием "Один день Ивана Денисовича".) В те дни Твардовский, чтобы обеспечить публикацию рукописи, стремился подкрепить ее отзывами известных писателей. Затем - об этом не знал ни Чуковский, ни Солженицын - он передал полученные отзывы Хрущеву…

Издание "Одного дня…", вызвавшее восторженные отклики прессы, стало литературной и политической сенсацией. Рассказ тут же взялись переводить на иностранные языки. Только на один английский - шесть издательств. Но переводили - лишь бы скорей! В большинстве переводов погасли все краски, смешались все языковые пласты… И Корней Иванович - известно, что проблема художественного перевода - одно из направлений его литературной деятельности - отозвался об этих переводах как о достаточно небрежных, скороспелых, не передающих своеобразия языка оригинала. Солженицын, будучи в Пушкинских горах, услышал чтение этой статьи по радио и - приехал к Чуковскому в Переделкино. Так, в начале июня 1963 года состоялось личное знакомство двух очень разных по характеру и темпераменту писателей…

- Кажется, в Переделкине жил Солженицын свою последнюю осень и зиму 1973-74 гг.?

- Да, он жил там по приглашению Лидии Корнеевны. 28 декабря в Париже издали 1-й том "Архипелага ГУЛАГ" - чаша терпения власть предержащих переполнилась. Началась грубая травля, которую 14 января 1974 года открыла "Правда" статьей "Путь предательства". Ее подхватила "Литгазета", назвав Солженицына "литературным власовцем", АПН вылил на автора целый сборник клеветы и помоев, тем же занялся и ТАСС. Возмущенные письма граждан, не прочитавших его книгу… Карикатуры Бор. Ефимова, не сходившие с газетных страниц… Трехнедельная атака телефонных звонков в московскую квартиру, в Переделкино (а 9 января Лидию Корнеевну исключили из Союза писателей)…

Отчетливо помню последний приезд к нему. Напротив меня в пригородной электричке сидели несколько мужчин. Подъезжаем к Переделкино, один другому: "Там этот гад, Солженицын, живет! Хрущев открыл архивы, а он, воспользовавшись этим, теперь клевещет на Родину! Ну, мы ему покажем!.." Я почувствовала страх… Ведь в это время московскую квартиру Солженицына осаждали с угрозами подосланные негодующие советские граждане. Но в Переделкино их, к счастью, не послали, хотя кагэбэшники знали, что он - у нас… За Солженицыным пришли 9 февраля, в пятницу, - под предлогом ремонта дачи. Но арестовывать не стали - лишь убедились, что он - на месте… В понедельник в семь вечера Солженицын должен был прийти к нам на московскую квартиру - мы жили по соседству. Возвращаюсь домой с работы - записка: "Александра Исаевича арестовали в четыре часа". Об его аресте гудели все радиостанции мира…

- Елена Цезаревна, а что сегодня с домом-музеем Чуковского в Переделкине? Кажется, многолетняя борьба за этот дом в конце концов увенчалась вашей победой - в 1989 году музей Корнея Ивановича снова взят под охрану государства и передан в аренду Фонду культуры, который выделил средства на его капитальный ремонт?

- Да, однако… Скажу кратко: условия договора предусматривали вовлечение в строительные работы двух сторон: Литфонда и Фонда культуры. Первый - от начавшегося ремонта самоустранился. А в самом Фонде тогда произошли отнюдь не отрадные перемены: к власти пришел не кто иной, как Никита Сергеевич Михалков, который продолжил дело, начатое Сергеем Владимировичем Михалковым, - уничтожение музея. Фонд прекратил ремонт. Это какой-то рок…

- Кажется, Сергей Владимирович, судя, например, хотя бы по записям в "Чукоккале", недоброжелательности к Корнею Ивановичу при его жизни не питал. Что же могло послужить столь резкой перемене? Почему он так повел себя по отношению к имени Чуковского? Боязнь иметь дело с опальными, неблагонадежными людьми?

- Возможно, и это… В 70-е годы, как я уже упоминала, дом Чуковского пользовался нелестной репутацией у властей. Лидия Корнеевна выступала с открытыми письмами в защиту Андрея Дмитриевича Сахарова, у нас, повторяю, часто гостил Солженицын. Дом считался рассадником антисоветчины и т.п. В ноябре 1973 года шеф КГБ Юрий Андропов в записке ЦК КПСС, в частности, констатировал: "Л. К. Чуковская… использует дачу Литературного Фонда Союза писателей СССР в поселке Переделкино, выделенную в свое время К. Чуковскому. Для закрепления права пользования дачей за собой на будущее Чуковская добивается превращения ее в литературный музей отца, рассчитывая стать его директором". Союз писателей должен "отказать Чуковской в создании музея в поселке Переделкино".

Сегодня отношение властей к дому Чуковского повернулось, по сравнению с упомянутыми годами борьбы, на 180 градусов. Министр культуры России Евгений Сидоров выразил готовность помочь этому дому, издал приказ о создании в его стенах филиала Государственного литературного музея. Целесообразность этого решения активно поддержана директором Государственного литературного музея Натальей Владимировной Шахаловой. Под ее руководством литературный музей снова приступил к реставрации. Предполагается открыть музей весной.

Для будущей работы музея я считаю важным, чтобы у нас был наконец решен вопрос о создании некоммерческих частных благотворительных фондов (все общественные, считаю, абсолютно себя дискредитировали). Без президиумов, зеленых скатертей и ореховых потолков. Для нормального ведения работы такой организации необходимо: открыть счет, пригласить грамотного бухгалтера и обязательно соблюдать педантичную ежеквартальную отчетность всех поступивших и потраченных средств, что, кстати, отсутствует у сегодняшних фондов…

То, что у людей сохраняется интерес к судьбе переделкинского музея Чуковского, подтверждают и их многочисленные письма, и денежные переводы, продолжающие до сих пор поступать на ремонт музея. Все это нас необычайно трогает. Однако отдельный фонд для поддержки музея так и не создан - из-за отсутствия Закона о музеях и о частных благотворительных фондах.

- На что же вам остается уповать?

- Пока - только на государство… Недавно была в Переделкине. Работают на стройке больше десяти человек. Дом заново оштукатурен. Плотники разобрали сгнившие террасы и кладут новые. Появились надежды…

Беседу вела Елена Константинова

1 См. А. И. Солженицын "Бодался теленок с дубом".

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ