ИС: Преображенское содружество малых православных братств
ДТ: 18 ноября 2012 г.

18 ноября – 50 лет со дня первого издания рассказа Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Мы предлагаем материал, посвященный этому знаменательному для истории нашей страны событию, который включает небольшую историческую справку и ряд блиц-интервью с читателями рассказа. Некоторые из этих людей прочитали рассказ в 1962 г. в журнале «Новый мир», другие познакомились с ним немного позже, но все в те же годы, когда Россия еще продолжала существовать в условиях советской несвободы.

Историческая справка 1

В начале 1990-х преподаватель РУДН М.Н. Пряхин составил «Заветный список» произведений, в советские времена оказавших наибольшее влияние на русскую интеллигенцию (средний возраст участников анкетирования - 65 лет). По результатам опроса, в первом ряду - Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы», М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита», М. Сервантес «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий», Л.Н. Толстой «Война и мир», И. Гёте «Фауст», «Библия», Д. Дефо «Робинзон Крузо», М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени», А.И. Солженицын «Один день Ивана Денисовича».

Это не преувеличение: опубликованный на закате «оттепели» «Один день Ивана Денисовича», трактовавший события сталинской эпохи с позиций христианской и народной этики, продолжавший лучшие традиции русской классической литературы XIX века, сыграл исключительно важную роль в общественно-политической и духовной жизни советской России. Замысел этого произведения родился в Экибастузском особом лагере, куда Солженицын был переведен из тюрьмы в мае 1950 г. А создана повесть в 1959 году, в Рязани, где писатель с июля 1959 г. преподавал математику, физику и астрономию.

В 1961 г. приятель А.С. по лагерной «шарашке», известный германист Л. Копелев, передал текст произведения – первоначальное название - «Щ-854 (Один день одного зэка») - в редакцию журнала «Новый мир», которую возглавлял А.Т. Твардовский.

Прочитав повесть, А.С. Берзер, минуя бюрократические процедуры, передала машинопись с текстом повести главному редактору со словами: «Лагерь глазами мужика. Очень народная вещь». Покоренный художественной силой повести, А. Т. Твардовский сумел получить у Н.С. Хрущева согласие на публикацию произведения, несмотря на существующие запреты цензуры. (В октябре 1962 года под жестким давлением Н.С. Хрущева Президиум ЦК КПСС принял специальное решение о публикации этого произведения).

В одиннадцатой книжке «Нового мира» за 1962 год повесть была опубликована. Это «литературное чудо» совсем не отвечало ожиданиям консервативной части общества. Но, к счастью для демократически настроенных читателей и для дальнейшей творческой судьбы Александра Солженицына, оно произошло полвека назад, задав новую планку гражданской и художественной правды. И породив надежды на возможное оздоровление общества от метастаз сталинизма.

Сам Александр Исаевич Солженицын писал о своем произведении следующее:

«Конечно, когда я пришел к мысли написать день одного зэка, ясно было, что это должен быть наиболее рядовой член армии ГУЛага. Замысел был запомнен, но не развивался, а когда я к нему приступил, писать его в 59 году - кого же брать? Много бывало заключенных вокруг меня, я мог вспомнить многие десятки людей, которых я хорошо очень знал, и сотни. Вдруг, почему-то стал тип Ивана Денисовича складываться неожиданным образом. Начиная с фамилии - Шухов - влезла в меня без всякого выбора, я не выбирал ее, а это была фамилия одного моего солдата в батарее, во время войны. Потом вместе с этой фамилией его лицо, и немножко его реальности, из какой он местности, каким языком он говорил. Вдруг почему-то вот этот рядовой солдат батареи советско-германской войны, вдруг стал идти в повесть, хотя он не был заключенным. Ну конечно, он был таки же рядовым, только в других условиях. А биография, как он попал и как он себя ведет в лагере, уже шла от лагерных лиц, но не от него, он же не сидел». 2

Итак, мы попросили наших собеседников ответить на вопросы:

1. Как Вами была воспринята повесть (рассказ) Александра Исаевича Солженицына, когда Вы ее прочли? Помните ли Вы, когда это случилось?

2. Повлиял ли он на Ваше мировоззрение, на Ваших близких? Если да, то как именно? Если нет, то почему, как Вы думаете?

3. Каково, на Ваш взгляд, значение самого факта издания этой повести?

Чуковская Елена Цезаревна:

Рассказ (а не повесть!) Солженицына я прочла еще до выхода его в журнале. Во дворе нашего дома стоит другой дом и в этом другом доме жили Копелевы - Лев Зиновьевич и Раиса Давыдовна. Они дружили с моей мамой, а именно Лев Зиновьевич и передал рассказ своего лагерного приятеля в «Новый мир» (он сидел вместе с Солженицыным на «шарашке» и потом стал прототипом Рубина в романе «В круге первом»). Так что я читала этот рассказ по авторской рукописи. Эта была очень необычная рукопись. Я такую видела впервые. Текст был напечатан без интервалов и без полей - сплошняком на странице и на ее обороте (чтобы рукопись занимала поменьше места и ее легко было хранить, как объяснил позже Александр Исаевич).

Впечатление было огромным. Я знала о лагерях. Знала, что мой отчим был арестован и расстрелян. У нас после ХХ съезда несколько раз неподолгу жили люди, вернувшиеся из лагерей. У мамы были такие друзья - тоже из недавно освобожденных. Но они ничего не рассказывали, и никакого предметного представления о лагерной жизни у меня не было.

Когда рассказ появился в печати, я его снова прочитала. Воздействие печатного слова огромно. Это уже другое восприятие.

Поразительные судьбы персонажей и предметность лагерного быта – вот то, что потрясает в рассказе прежде, чем начинаешь понимать, что это замечательно написано – ритмическая проза, точное словесное воплощение переживаемого.

Чтение удивительным образом вопреки всему ужасу читаемого как-то просветляет душу, показывает сложность каждого человека и его возможности.

С автором рассказа я познакомилась через три года после его напечатания и уже после конфискации его архива (сталинисты мобилизовались довольно быстро).

Воздействие рассказа на современников было огромным и отразилось широко и в душах людей, и в статьях в прессе, и в дневниках и мемуарах, и в памяти народной. Этот рассказ, как и позже «Архипелаг...», повернул наш безумный мир пусть и не сразу, и не всех, и не до конца - но несомненно повернул в сторону человечности и сострадания. Недаром Анна Ахматова, прочтя рассказ, сказала, что его должны прочитать все двести миллионов наших сограждан. 3

Примечания:

1. Историческую справку подготовил Алейников О.Ю., кандидат филологических наук, доцент Воронежского государственного университета.

2. Солженицын А.И. Интервью на литературные темы с Н.А. Струве. Вестник РСХД. 1977. № 120. С. 139–140.

3. (Прим. авторов сайта) Здесь представлен только отрывок из статьи, полную версию можно посмотреть здесь: полный текст статьи

Материал подготовили Нина-Инна Ткаченко, Ирина Пономарева, Юлия Балакшина Информационная служба Преображенского братства

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ