ИС: Чуковский навсегда, Родная Газета
ДТ: № 28(28), 04 ноября 2003 г., полоса 17

Чуковский навсегда


Как обстоят дела с изданием книг Корнея Ивановича Чуковского — «Айболита российской словесности», как назвал его поэт Евгений Евтушенко? На этот и другие вопросы отвечает внучка писателя литературовед Елена ЧУКОВСКАЯ.

— Этот вопрос надо разделить на два, — сказала Елена Цезаревна. — «Детского» Чуковского, его сказки издают бесконечно много — большие и маленькие издательства, отдельными сборниками и в составе хрестоматий, дорого и плохонько... Но Корней Иванович очень обижался, когда его считали исключительно детским писателем. Его сейчас просто нет — ни в изданиях, ни в сознании читающей публики. Как-то еще известны его мемуары, дневники, которые трижды переиздавались безо всяких усилий с моей стороны. А вот критические и литературоведческие работы — в полном издательском забвении.

Корней Иванович, например, всю жизнь писал книгу о Чехове, это был его любимый писатель. В конце жизни Чуковского эта книга вышла и с тех пор не переиздавалась. Не переиздается его книга «Живой как жизнь», где он дал определение языка-«канцелярита» (как дифтерит или аппендицит), хотя в русле многочисленных дискуссий о русском языке она более чем актуальна и придуманное им слово «канцелярит» вошло в язык. Не хватает и работ Корнея Ивановича о Некрасове и его эпохе. Нам вообще не хватает личности Чуковского! Ведь он был по-настоящему демократическим человеком, чутко отзывался на судьбы литераторов. У него была масса друзей, знакомых, которым он помогал и материально, и рекомендациями. Вот этого и не хватает — заинтересованности в чужих работах, привычки отвечать на все письма и посланные книги.

— И все-таки один за другим выходят тома собрания сочинений...

— Издательство «Терра» взялось за издание 15 томов Чуковского. Такого издания никогда не было. При жизни у Корнея Ивановича вышло издание в шести томах — последний он получил в больнице. Это было в конце 60-х — конец «оттепели». Цензура не разрешила ему публиковать те критические работы, которые он считал своими лучшими. В нынешнем собрании все организовано по-другому: первый том включает в себя детские вещи; причем кроме широко известных сказок печатаются произведения для детей, не переиздававшиеся долгие годы: это сказка «Одолеем Бармалея», которую осудили в 1944-м и забыли, «Собачье царство», вышедшее впервые в 1912 году, а затем переизданное, на беду Чуковского, в 1946-м, когда «собачье царство» — «литературоведы в штатском» разглядели тут намек на Советский Союз, тогда случился чудовищный скандал. Во втором томе — «От двух до пяти» и «Матерям о детских журналах».

— Кажется, именно эта книга и послужила основой для знаменитой «От двух до пяти»?

— В книге «Матерям о детских журналах», написанной в 1911 году, Чуковский просил родителей присылать ему все, что их удивит в речи своих или чужих детей. Потом, в 1928 году, вышло первое издание «От двух до пяти», которое в дальнейшем выходило, пополняясь примерами... В собрании сочинений уже опубликованы книга по теории художественного перевода, литературные портреты «Современники», книги о Чехове и Репине. Впервые войдет в собрание книга «Две души Максима Горького», которую при советской власти опубликовать было невозможно, а также любимая книга Чуковского «Рассказы о Некрасове», которая не переиздавалась с 1930 года. Кстати, именно про эту книгу Крупская сказала, что Чуковский ненавидит Некрасова. Хотя это не так.

— Выйдет ли когда-нибудь полностью легендарный рукописный альманах «Чукоккала»?

— Судьба у «Чукоккалы» драматическая. Но сейчас, спустя сорок лет после появления идеи ее издать, она наконец накануне выпуска. Причем в полном виде. Она выходила в 1979 году, но там были огромные цензурные вырезки — около 80! Тогда еще многие имена были под запретом — Гумилев, Ходасевич, Гиппиус, цензуровали многое о Горьком, Блоке, которые, по мнению цензоров, писали ужасные крамолы. И вот теперь договорились с издательством «Монплезир», которое издает эксклюзивные книги небольшими тиражами, о выпуске «Чукоккалы» тиражом 100 экземпляров — в очень дорогом виде, а позже — массовым тиражом по нормальной для читателей цене.

— Корней Иванович обладал превосходным чувством юмора, которому позавидуют иные наши современные сатирики…

— В «Чукоккале», которая сейчас готовится к печати, будут напечатаны многие его эпиграммы и шуточные стихи. Например, такие:

Я дарю вам несессер,
самый лучший в СССР.