ИС: Российская Газета ИС: Я лишь К.Ч., а не ЧК, Российская Газета
ДТ: 01.10.2003

Я лишь К.Ч., а не ЧК

Беседа с внучкой дедушки Корнея


На днях состоялась презентация книги "Чуковский Корней. Чуковская Лидия. Переписка: 1912-1969" ("Новое литературное обозрение"), в которой впервые в полном объеме опубликована переписка отца и дочери за пятьдесят лет. О том, как складывается судьба творческого наследия "Айболита российской словесности" (так назвал дедушку Корнея Евгений Евтушенко), мы обсудили с внучкой писателя, дочерью Лидии Корнеевны, литературоведом Еленой Чуковской, подготовившей "Переписку" к печати.

   - Выход переписки - событие эпохальное и отрадное. Но это документальная часть наследия Корнея Ивановича, а как издаются сейчас его книги?

- Этот вопрос надо разделить на два: "детского" Чуковского выпускают бесконечно много - большие и маленькие издательства, отдельными сборниками и в составе хрестоматий, дорогими изданиями и плохонькими... Издают очень много детских сказок. Но Корней Иванович очень обижался, когда его считали исключительно детским писателем. Сам себя он считал литературным критиком, литератором, автором литературных портретов. Чуковского в его другом качестве, исследователя истории литературы и критика, сейчас не то чтобы не хватает, можно сказать, его просто нет - ни в изданиях, ни в сознании читающей публики. Как-то еще известны и переиздавались его мемуары, его дневники, которые трижды переиздавались безо всяких усилий с моей стороны. А вот критические и литературоведческие работы - в полном издательском забвении. Корней Иванович, например, всю жизнь писал книгу о Чехове, это был его любимый писатель. В конце жизни Чуковского эта книга вышла и с тех пор не переиздавалась. Не переиздается его книга "Живой как жизнь", где он дал определение языка - "канцелярит" (как дифтерит или аппендицит), хотя в русле многочисленных дискуссий о русском языке она более чем актуальна, и придуманное им слово "канцелярит" вошло в язык. Не хватает работ Корнея Ивановича о Некрасове и его эпохе. Ну а в более широком плане нашей литературе не хватает личности Чуковского. Он был по-настоящему демократическим человеком, чутко отзывающимся на судьбы литераторов. У него была масса друзей, знакомых, которым он помогал и материально, и рекомендациями в печать. Вот этого не хватает - заинтересованности в чужих работах, привычки отвечать на все письма и посланные книги (эту привычку он выработал еще в юношеские годы, когда был критиком).

- В каком состоянии проект собрания сочинений Чуковского?

- Издательство "Терра" взялось за издание 15 томов Чуковского. Такого издания никогда не было. При жизни у Корнея Ивановича вышло издание в шести томах - последний том он получил в больнице. Это было в конце 60-х: конец "оттепели". Цензура не разрешила ему публиковать те критические работы, которые он считал своими лучшими. В нынешнем собрании все организовано по-другому: первый том включает в себя детские вещи; причем, кроме широко известных сказок, печатаются произведения для детей, не переиздававшиеся долгие годы: это сказка "Одолеем Бармалея", которую разгромили в 1944 году и больше не выпускали; "Собачье царство", вышедшее впервые в 1912 году, а затем переизданное на беду Чуковского в 1946-м, когда "собачье царство" "литературоведы в штатском" восприняли как намек на Советский Союз и был чудовищный скандал. Во втором томе - "От двух до пяти" и первая книга Чуковского на эту тему "Матерям о детских журналах".

- Говорят, что из "Матерей..." вышла знаменитая книга "От двух до пяти"?

- В книге "Матерям о детских журналах", написанной в 1911 году, Чуковский просил родителей присылать ему все, что их удивит в речи своих или чужих детей. Потом в 1928 году вышло первое издание "От двух до пяти", которое в новых переизданиях пополнялось примерами... В Собрании сочинений уже опубликованы книга по теории художественного перевода, литературные портреты "Современники", книги о Чехове и о Репине. Впервые войдет в собрание книга "Две души Максима Горького", которую при советской власти опубликовать было невозможно, а также любимая книга Чуковского "Рассказы о Некрасове", которая не переиздавалась с 1930 года. Кстати, именно про эту книгу Крупская сказала, что Чуковский ненавидит Некрасова. Хотя это далеко от истины.

- Корней Иванович был связан с русскими нобелевскими лауреатами Солженицыным и Бродским...

- С Бродским Чуковский не был тесно связан. Активное участие в событиях во время суда над Бродским сыграла Фрида Вигдорова и моя мать, дочь Корнея Ивановича, Лидия Корнеевна Чуковская. Фрида Абрамовна и Лидия Корнеевна привлекали Корнея Ивановича и Маршака "для защитных дел", и Чуковский посылал телеграмму в защиту будущего нобелевского лауреата. Бродский потом приезжал к Корнею Ивановичу, они познакомились, но дружбы между ними не было. С Солженицыным - другое дело. Чуковский отдыхал в Барвихе, когда туда приехал Твардовский с рукописью "Ивана Денисовича" и дал ее ему на отзыв. Так Чуковский написал первый в мире отзыв на Солженицына: по этой повести видно, писал он, что в литературу пришел большой писатель. В своей книге "Высокое искусство" Корней Иванович посвятил переводам "Ивана Денисовича" целую главу и выступал с чтением этой главы по радио. После этого Солженицын приехал к нему познакомиться. Это был 1963 год. Потом они не очень виделись - до тех пор, пока у Солженицына не конфисковали архив. Чуковский был потрясен, он опасался, что Солженицына арестуют, и кинулся его выручать: поселил у себя на даче в Переделкино, думая, что там меньше шансов на арест. Вот тогда они уже подружились, и Александр Исаевич до самой высылки часто месяцами гостил в Переделкино.

- Растет ли сейчас древо Чуковских и собираются ли его "веточки" вместе?

- Сейчас правнук Корнея Ивановича - Дмитрий Дмитриевич Чуковский, которому самому около 30 лет, и у которого у самого двое детей, собрал всех родственников у себя на даче. Нас собралось больше сорока человек. При жизни Чуковского у него было пятеро внуков и пятеро правнуков (тех, кого он растил). Старшей своей правнучке Маше он посвятил книгу "От двух до пяти". Сейчас у правнучки - пятеро детей, а у Корнея Ивановича уже много праправнуков.

- Как складывается издательская судьба знаменитого рукописного альманаха "Чукоккала"?

- Судьба у "Чукоккалы" драматическая, но, спустя сорок лет, как появилась идея ее издать, она - накануне выпуска в том виде, в котором ее следовало издать. При жизни Чуковского "Чукоккалу" издать не удалось. Она выходила в 1979 году - с огромными цензурными вырезками (их было около 80!). Многие имена были под запретом - Гумилев, Ходасевич, Гиппиус. Потом Госкомпечать объявил, что эта книга была издана без разрешения, и запретил ее упоминать. Не удался проект издания, затеянный работниками издательства "Четыре искусства". В конце концов договорились с издательством "Монплезир", которое издает эксклюзивные книги небольшими тиражами. Это издательство собирается выпустить "Чукоккалу" тиражом 100 экз. - в очень дорогом виде, а потом уже - массовым тиражом для читателей по нормальной цене.

- Читая наследие Чуковского, видишь, что он не только чудесный детский писатель и отменный литературовед, но и остроумнейший поэт, эпиграммам которого позавидуют наши записные профессионалы юмора!

- В "Чукоккале" будут напечатаны многие его эпиграммы и шуточные стихи. Например, такая: Фани Петровне Зеллигер, конторщице "Одесских новостей":
"Люблю тебя, Петра творенье,
Твои глаза, твое варенье.
Не бойся этого листка:
Я - лишь К.Ч., а не ЧК".

Александр Щуплов