ИС: "Форвертс" (США)
ДТ: 2001 год

Из династии Корнея (беседа с Еленой Цезаревной Чуковской)

Елена Цезаревна Чуковская - внучка Корнея Чуковского- вот уже много лет занимается изданием книг своего деда и матери - Лидии Чуковской. Елена Цезаревна сама очень интересный человек, много и многих повидала и в московской квартире, и на даче в Переделкине, ныне ставшей музеем Чуковского. Думаем, что это интервью может стать началом разговора о "династии Чуковских".

Корр. Елена Цезаревна, я знаю, что нынешний год был для Вас удивительно плодотворным. Вышла целая серия книг, связанных с представителями Вашей семейной династии - Корнеем и Лидией Чуковскими. Не хотите ли "похвастаться"?

Е.Ц. Действительно, похвастаться есть чем. Последний год позволил выпустить книги, которые готовились десятилетиями. Среди них я назвала бы "Чукоккалу", подготовку которой я начала в 1955 году. Вышел том с комментариями, с указателями, со всеми текстами и рисунками. Это же издательство "Премьера" выпустит факсимильное издание альбома. Второе осуществленное издание, которое тоже готовилось десятилетиями, - это полная библиография всего, что написал Чуковский, включая посмертные публикации, дневник, письма и все написанное о нем вплоть до 1993 года. Хочу подчеркнуть, что создание этого библиографического справочника - человеческий подвиг Дагмары Андреевны Берман. Она отдала ему жизнь. Профессиональный библиограф, она начала эту работу в 1972 году и работала до последнего дня в больнице. Корней Иванович для библиографа представляет большую трудность, он, по его же словам, "многостаночник", т.к. работал в разных жанрах - детская литература, некрасоведение, критические статьи, переводы; до революции он много ездил по стране как лектор - то в Кинешму, то в Киев. Дагмара Андреевна поднимала подшивки местной печати, вела учет мультфильмов, детских спектаклей по сюжетам Чуковского, открыток, шаржей, бесед, писем, дневников, дарственных надписей. Короче, ее труд заслуживает отдельного исследования.

Корр. Список продолжается? Чем еще можете"похвастаться"?

Е.Ц. Следующим "объектом хвастовства" будет 15-томное собрание сочинений Корнея Чуковского в изд-ве «Терра»; в настоящее время вышло уже 3 тома. Невероятно повезло с художником - Сергеем Любаевым. Он отобрал для этого издания иллюстрации всех лучших художников когда-либо оформлявших книги Чуковского.

Корр. Любопытно, существует ли "утаенный " от читателя Чуковский?

Е.Ц. Судите сами: во 2 -м томе впервые после 1911 года печатается в Приложении "Борьба с Чуковщиной", а также книга "Матерям о детских журналах", где Чуковский обратился к родителям с просьбой присылать все что их удивляет в собственном или чужом ребенке. В ней есть глава "Детский язык"- это начало "От двух до пяти". Кстати, в книге "От двух до пяти" восстановлены цензурные купюры. Один пример: У Корнея Ивановича был жуткий скандал в Доме Союзов в конце 40-х. Говоря о том, как дети осмысляют непонятное им, он привел в пример строки "Интернационала " "Воспрянет род людской", которые ребенок понял по-своему: "Воз пряников в рот людской". Эта фраза по цензурным причинам была исключена из «От двух до пяти», а теперь снова вернулась в книгу. В 3-й том вошла книга по теории художественного перевода "Высокое искусство," а также переписка К.И. с американскими славистами по проблемам перевода, приводятся все предисловия, написанные К.И. об англоязычных писателях, печатается его книга об Оскаре Уальде, переводы из Уитмена, речь в Оксфорде… В последующих томах будут сняты купюры с некоторых имен в дневниках Корнея Ивановича. Время идет - люди уходят из жизни, и их имена расшифровываются.

Корр. Когда было выпущено предыдущее собрание сочинений Чуковского?

Е.Ц. Давно, 32 года назад. Оно было завершено в 1969 году.

Корр. В год смерти ? Есть в этом что-то символическое… Вообще Ваш дед был удивителен во многих отношениях. Известно, например, что он сам смастерил себе имя и фамилию из фамилии матери - Корнейчукова. Ходят слухи, что отец Корнея Ивановича был евреем. Так ли это?

Е.Ц. Слухи эти я слышала. Безо всяких уклонений могу сказать, что ничего об этом не знаю. Сам Корней Иванович никогда ничего мне об этом не сообщал, и я не могу ни подтвердить их, ни опровергнуть. Известно, что Корней Иванович абсолютно отрезал отца от своей жизни. Лидия Корнеевна, моя мать, тоже не была знакома с дедом…

Корр. История Вашей семьи полна загадок. Загадочна фигура Вашей бабушки, Марии Борисовны, которую Пастернак называл "пиковой дамой". Лидия Корнеевна в своей книге об отце ничего не пишет о матери. Не могли бы Вы рассказать что-нибудь из семейных преданий.

Е.Ц. Тут я и без преданий могу обойтись, я помню свою бабушку и прожила в ее доме 15 лет. У Лидии Корнеевны с матерью были очень плохие отношения. В эвакуации во время войны мы жили вместе в Ташкенте. Потом в одной квартире в Москве, на Тверской, где сейчас с вами сидим. Здесь размещалось 11 человек: семья Корнея Ивановича - он, жена, семья его старшего сына Николая с тремя детьми, мы с мамой, Женя, сын погибшего на войне младшего маминого брата Бориса, которого взял к себе Корней Иванович…Ясно, что жизнь была трудная, и у Лидии Корнеевны сложились плохие отношения с матерью. Они были очень разные. Вот почему она и не пишет ничего о матери. Я была ребенком, лучше относилась к бабушке - она болела в последние годы. Я училась - мама была дома, я была мало включена в их отношения. Мария Борисовна считалась очень красивой в молодости. Она не работала, была избалована - все жизненные трудности брал на себя Корней Иванович.

Корр. Мария Борисовна была матерью четырех детей.

Е.Ц. Да. Умерла она в 1955 году, до этого 5 лет пролежала… Она была старше Корнея Ивановича, но на сколько, не знаю. Год ее рождения не проставлен даже на могильной плите. Дед ее очень любил. Они поженились в 1901 году, вместе прожили 54 года. Их связывало многое, хотя бы смерть младшей дочери Мурочки…

Корр. Из какой семьи происходила Мария Борисовна?

Е.Ц. Точно не знаю. Думаю, что из многодетной полуеврейской - полунемецкой. Может, и полностью еврейской. Во всяком случае, чтобы выйти замуж, она крестилась. Корнею Ивановичу было в это время 19 лет. Ей - примерно 25.

Корр. Ходили слухи о ее романе с Маяковским…

Е.Ц. Почти не сохранилось ее писем, в дневнике К.И. об этом нет ничего. Я думаю, что все уничтожено. Корней Иванович многое вырывал из своего дневника.

Корр. Теперь, если позволите, о дневниках Блока. Известно, что, редактируя их, Чуковский пришел в ужас от некоторых антисемитских высказываний. Согласитесь, что сам Корней Иванович, так же, как, кстати, Ахматова, Цветаева был скорее юдофилом.

Е.Ц. Дневники Блока в 60-е годы редактировали Орлов и Чуковский. В напечатанном виде никаких антисемитских высказываний там не было. Понятно, что их бы просто не пропустили…По поводу юдофильства. Мне трудно сказать о Корнее Ивановиче. Я сама не различала людей по национальному признаку. Окружение и Корнея Ивановича, и Лидии Корнеевны складывалось на основе их занятий. Отбор людей шел по интересам, по родству взглядов, по отношению к внешнему миру - не по национальности. Мама дружила с Фридой Вигдоровой совсем не потому, что та была еврейкой. Они были людьми близкими по духу. Примерно с 40-х годов в стране начало отчетливо проявляться деление на "евреев" и "неевреев", что было связано с кампанией против космополитизма.

Корр. Лидия Корнеевна Чуковская олицетворяла собой совесть поколения. Известны ее выступления в защиту Синявского и Даниэля, И. Бродского. Ее повесть "Софья Петровна", написанная в 1939 году, - первый, причем поразительно точный, анализ фантасмагории сталинского режима. Менее известна ее работа об ученом Матвее Бронштейне, ее втором муже. Хотелось бы услышать об этом незавершенном, как я знаю, труде.

Е.Ц. Повесть "Прочерк" сохранилась в мамином архиве, она собиралась ее переделывать, но не завершила работу. В "Свидетельстве о смерти", выданном 17 января 1957 года, после реабилитации Матвея Бронштейна, были одни прочерки. Причина смерти - прочерк. Место смерти - прочерк. Отсюда и название повести. Сейчас известна "причина" смерти - расстрел, место тоже известно - Левашово под Ленинградом, где лежат тысячи людей, а случилось это 18 февраля 1938 года.

Корр. Какова подоплека этого расстрела?

Е.Ц. Тогда были "разверстки". Подоплека же в том, что было несколько заметных молодых физиков-евреев. Их считали проводниками западных идеалистических учений, так как они поддерживали теории Эйнштейна. Ландау повезло, его спас Капица. Матвей Бронштейн был взят в самое тяжкое время, еще до Ландау… Мама узнала о смерти мужа от Корнея Ивановича, который ходил к Ульриху, узнала только в 1939 году, через год после расстрела. Повесть "Софья Петровна" была непосредственным откликом на это известие.

Корр. В этом году, как мне известно, вышли ранее не изданные произведения Лидии Корнеевны.

Е.Ц. Да, это еще один "объект хвастовства". Вышел двухтомник Лидии Чуковской. В 1-м томе впервые напечатано "Памяти Фриды", воспоминания о Фриде Вигдоровой . Во 2-м томе большой отдел составляют "Отрывки из дневника", также впервые напечатанные. Они представляют большой интерес, особенно в части, которая охватывает период с конца 1946 по начало 1947 года, когда Лидия Корнеевна заведывала отделом поэзии в "Новом мире". Там она познакомилась с О. Ивинской, общалась с Симоновым, главным редактором журнала, и Пастернаком, видела вернувшегося из ссылки Заболоцкого, "разгром" Платонова. Продержалась она там всего несколько месяцев. Отобранные ею стихи не печатались, атмосфера в редакции была тяжелая. В этих двух томах масса интересного. Например, письмо Корнея Ивановича, которое он написал по поводу одной из маминых статей 50-х годов. "Ты приходишь к растленным писакам и заклинаешь их Чеховым быть благородными. Это трогательно, потому что безумно".

Корр. Замечательно сказано. По-моему, со смертью Лидии Корнеевны из русской жизни ушел некий нравственный камертон, который помогал людям видеть вещи в их подлинном свете. Ну да мы отвлеклись от темы. Итак, Елена Цезаревна, позади грандиозная неподъемная работа. Но вся ли? Какие замыслы еще не нашли своего воплощения? Что Вам мешает и что помогает?

Е.Ц. 22 июня сдана последняя корректура нового двухтомника Лидии Корнеевны. Он будет чрезвычайно интересным. Основное его содержание составят никогда не публиковавшиеся и даже не вполне законченные вещи из архива. Там, например, будет повесть "Прочерк", о которой мы с вами говорили. Мы печатаем ее первый вариант, законченный в 1986 году, до того как Перестройка открыла доступ к «делу» М.Бронштейна. Ныне многие прочерки заполнены. В Приложении "После конца" я привожу ставшие известными документы - материалы дела, свидетельства очевидцев, записанные Лидией Корнеевной. В книгу вошли также ее стихи, посвященные Матвею Петровичу. Любопытно, что на одной из фотографий Матвей Бронштейн стоит у доски, сплошь заполненной формулами. Андрей Дмитриевич Сахаров под этой фотографией сделал для Лидии Корнеевны поясняющую запись. Там оказалась теория потенциалов. Второй том не менее любопытен. В нем будет мамина книга "Дом поэта" *- полемика со «Второй книгой» Надежды Мандельштам. Написано всего 7 глав. Лидия Корнеевная возражает против оценки личности и творчества Ахматовой. Защищает задетых Надеждой Яковлевной Харджиева, Маршака, Тынянова. Выступает против самого тона книги, который она не приемлет. Двухтомник выйдет к сентябрю 2001 года.

В этом месте наш разговор прервал звонок. Звонил Борис Ильич Булочник - "банкир-благодетель". Какое-то время назад он побывал на экскурсии в Доме-музее Чуковского в Переделкине и с тех пор начал регулярно помогать работе музея и изданию книг. Своим звонком он приглашал Елену Цезаревну посмотреть компьютерную верстку "Елки" - Антологии поэзии и прозы, впервые изданную Чуковским в 1918 году.

Е.Ц. А какие там иллюстрации! - Добужинский, Бенуа, В. Ходасевич, Чехонин, Пуни! На одном из шутливых "ребусов" Добужинского Чуковский и Горький сталкиваются носами.

Корр. Любопытно, что сей "ребус" значит и случаен ли здесь нос. Но шутки шутками, а разговор наш не иссякает, хотя длится уже довольно долго. Я вижу, что у Вас, Елена Цезаревна, множество планов и проектов на будущее. Вам есть что рассказать. Давайте договоримся о новой встрече в недалеком будущем. Думаю, что нашим читателям будет небезынтересно узнать о новых публикациях, связанных со славной "династией Корнея."

Беседу вела Ирина Чайковская (Москва - Солт Лейк Сити, июль - август 2001 )


*В сентябрьской книжке "Дружбы народов" будут печататься главы "Дома поэта" Лидии Чуковской.



ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ