ИС: Seagull ("Чайка"), No. 20
ДТ: 16-31 октября 2007 года
Статья публикуется с любезного разрешения автора.

Московские посиделки (отрывок)

В доме на Тверской

Здесь по адресу Тверская, дом 6 с конца тридцатых годов обитала семья Корнея Чуковского, а сейчас живет его внучка, Елена Цезаревна.

Елена Цезаревна - хранительница семейных архивов, в прошлом ученый-химик, ныне "редактор и комментатор", целиком посвятивший себя изданию оставшихся от деда и матери рукописей и переизданию их книг. Вот-вот закончится издание нового 15-томного собрания сочинений Корнея Чуковского, которому Елена Цезаревна отдала несколько лет жизни. Помню, в мой прошлый приезд, три года назад, вышла в свет едва ли половина этих великолепных томов. Часть из них я получила тогда в подарок вместе с тяжеленной книгой "Чукоккалы", рукописного альманаха Корнея Ивановича, выпущенного за несколько лет до нашей встречи.1 Но Елена Цезаревна была тем изданием не совсем довольна; оно, по разным причинам, не вполне соответствовало задумке Корнея Ивановича. И вот новое драгоценное издание, подготовленное ею и выпущенное упомянутым издательством "Русский Путь" (2006). Сравнивая эти две книги, вижу, насколько последняя богаче и выигрышнее - и по качеству бумаги и иллюстраций, и по способу подачи материала. Альбом "Чукоккала" был подарен внучке дедом за четыре года до смерти, и внучка сделала her best, как говорят американцы, чтобы максимально бережно, полно и репрезентативно его издать. Но об этом издании нужно вести речь отдельно. Сейчас - о главной теме разговора, опять же, по московской привычке, проходящего за чаем. Елена Цезаревна, видимо, зная о моем интересе к портрету Чуковского кисти Ильи Репина2, рассказала о "приключениях" этого репинского шедевра. Вот сокращенная запись нашего разговора.

- У Корнея Ивановича есть запись в 1968 году (за год до смерти - И.Ч.): История моего портрета. Этот портрет Репин написал в 1910-м году и, как утверждал, Корней Иванович, подарил ему. Но потом художник попросил этот портрет на свою выставку в Италию, и там он был продан - по ошибке - по цене страховки, то есть очень дешево. Дальше, когда Корней Иванович приезжал в 1916-м году в Англию и Францию с делегацией русских журналистов, то этим портретом владели Цетлины.

- Известные коллекционеры...

- Да, которые якобы хотели отдать Корнею Ивановичу этот портрет как владельцу, но он его не повез в воюющую Россию. И портрет остался у Цетлиных.

Корней Иванович дальше пишет, что он увидел его в окне Торгсина в России.

- То есть он вернулся в Россию?

- Вернулся. И потом он был продан, кажется, за 2,5 тысячи долларов.

- Опять за границу?

- Да. Потом он отыскался в Израиле, у господина Шировера.

- Это не связано с израильской корреспонденткой Марголиной? Я знаю, что Корней Иванович с нею переписывался3.

- Связано. Когда Корней Иванович начал перепису с Марголиной, она написала, что портрет в Израиле. Корней Иванович попросил разыскать владельца, и она разыскала. Владелец приезжал к нам...

- В Переделкино?

- В Переделкино и сказал, что завещает Корнею Ивановичу эту картину.

- Так. Что же было дальше?

- Были какие-то движения со стороны консула Израиля, когда владелец этого портрета умер. Но ничего из этого не вышло - и портрет поступил на Сотбис. И там его купил Ростропович за 90 тысяч долларов.

- Это уже в наше время...

- Ну да, буквально 1992-й год. Это было известно. Мама (Лидия Корнеевна Чуковская - И.Ч.) даже списалась с ним. Он прислал цветную копию с надписью, она у нас стоит в комнате, могу показать. Она подписана Ростроповичем.

- В книжке, которую я рецензировала ("Переписка Чуковского и Репина"4), было написано, что портрет находится во Франции, владельцы не указывались.

- А он во Франции, дом Вишневской и Ростроповича во Франции.

- Ростропович не был назван.

- Это не принято. Портрет висел у них в парижской квартире. В журнале "Семь дней" была воспроизведена стена в их квартире, и там висел этот портрет. Так что это не было секретом. Ростропович собирал все это как бы для России. Но вот удивительным образом сразу после его смерти было объявлено, что вся коллекция, по его же решению распродается.

- Галина Вишневская решила перебраться в Россию, а коллекцию продать, так как содержать ее было слишком дорого.

- Были разные отклики. Даже Горбачев выступал с призывом купить всю коллекцию для России. Но государство, конечно, не будет покупать по такой миллионной цене. Сейчас уже этот портрет выставлен по стартовой цене 300-500 тысяч фунтов. Это уже к миллиону. Должен быть аукцион.

Вот у меня "Российская газета", где замдиректора Третьяковской галереи говорит, что из всей коллекции они бы хотели получить этот портрет. Может быть, его купит для Третьяковки кто-нибудь... Чем это кончится, не знаю.

- А я знаю. Портрет Чуковского вернется в его семью.

- Мне, по правде, некуда вешать.

- А в Переделкине?

- В Переделкине висели оригиналы. Чуть только оно стало филиалом Гослитмузея, первое их требование было: заменить все на копии. Там висят одни копии.

- Да что вы!

- Был Коровин, был Репин...

- Не могут наладить охрану?

- Обеспечивать сохранность и не могут, и не хотят.

- И куда делись все оригиналы?

- У брата Димы (двоюродный брат Елены Цезаревны - И.Ч.), сына Николая Корнеевича. У них семья привыкла к картинам. Отец его жены - известный театральный художник Владимир Дмитриев. Они хранят картины как частные хранители.

- Вот и портрет Чуковского может вернуться к ним. Поглядим, что покажет будущее.

А будущее показало вот что.

Приехав из Москвы, я узнала, что аукцион "Сотбис" не состоялся - всю коллекцию Ростроповича-Вишневской за день до начала аукциона купил известный предприниматель и меценат, глава Газпроминвестхолдинга Алишер Усманов. При совершении сделки он заявил, что собрание будет передано государству целиком и полностью.5 Если вначале было неясно, какой музей или музеи получат коллекцию, то 1 октября ситуация прояснилась. Усманов на пресс-конференции сказал, что отдает приобретенные ценности в Константиновский дворец под Петербургом, не так давно восстановленный. Это решение совпало с желанием Галины Вишневской, считающей, что "собрание будет уместно в любом дворце Санкт-Петербурга". К тому же, в Константиновском дворце пока нет своей коллекции, что поможет не распылить собранные великими музыкантами сокровища.

А что же портрет Чуковского? Какова его будущая судьба? Останется ли он музейным экспонатом или ему суждено вернуться в семью Чуковских? Бог весть. Хорошо уже то, что портрет возвратился в Россию.

Примечания:

1. Первое издание "Чукоккалы" было осуществлено в 1979-м году, спустя 10 лет после смерти Корнея Ивановича, и через 15 лет после того как альманах, еще при жизни автора, был отдан в типографию.

2. См. мою статью "Переписка двух творцов (Репин и Чуковский)". Чайка №22, 16-300 ноября 2006 г. В конце этой статьи - рецензии на книгу "Илья Репин. Корней Чуковский. Переписка" - говорилось о репинском портрете молодого Чуковского и выражалась надежда, что этот безусловный шедевр вернется в дом Чуковских.

3. Корней Иванович переписывался с израильтянкой Р.П. Марголиной в середине 60-х годов, когда это было довольно опасно. Письма уходили с "нарочными".

4. См. книгу "Чуковский и Жаботинский", Москва-Иерусалим, 2005.

5. Коллекция включает 450 предметов, в том числе портреты кисти Карла Брюллова, Валентина Серова, Ильи Репина, а также собрание императорского фарфора 18-19вв.

Ирина Чайковская

Яндекс цитирования