ИС: НГ EX LIBRIS
ДТ: 05.03.2015

Уходящая раса

Литературный подвиг Елены Чуковской


Однажды, вскоре после высылки Александра Солженицына, в день его рождения, она пошла на почтамт и послала ему телеграмму с поздравлением. Через некоторое время ей позвонили из соответствующих органов и настоятельно посоветовали явиться для объяснений. "Я не скорая помощь, чтобы выезжать по вызовам", - был ответ.

Мужество и запредельная храбрость удивительным образом сочетались в Елене Цезаревне Чуковской (1931-2015) с высокой интеллигентностью и скромностью. Ей приходилось много выступать последние годы, и всегда сквозь прекрасную, четкую речь чувствовались волнение и застенчивость. И в то же время была какая-то "ахматовская" величавость в каждом жесте и слове.

Иосиф Бродский однажды в ответ на вопрос, какой в жизни была Анна Андреевна Ахматова, сказал: "Она одним поворотом головы превращала вас в homo sapiens". Абсолютно то же самое можно было отнести к Елене Цезаревне.

Наталья Дмитриевна Солженицына, завершая в день сороковин вечер памяти Чуковской в Доме русского зарубежья, вспоминала, что главной чертой Люши было прежде всего благородство.

Люша - так называли ее родные и друзья. Так называл ее и Александр Исаевич Солженицын. "Люша Чуковская почти пять лет, с конца 1965-го, стояла в самом эпицентре и вихре моей бурной деятельности: эти годы на ней перекрещивались все линии, все связи, вопросы, ответы, передачи - и еще потом следующие три года до моей высылки немало шло через нее… Она окончила химический факультет, аспирантуру, стала кандидатом наук, затем успешливым научным работником, отличаясь и там своим исключительным трудолюбием, аккуратностью, четкостью, любовью иметь в делах порядок и каждое начинание доводить до конца", - писал он.

Елена Цезаревна перепечатывала его рукописи, прятала их, разносила по тем, кто стал "невидимкой", - добровольным помощникам автора "Архипелага ГУЛАГ". Передавала письма, собирала материалы для готовящихся книг. Причем эта хрупкая женщина неоднократно в самом прямом смысле рисковала жизнью. То попала в загадочную автокатастрофу, то однажды в подъезде на нее напал неизвестный и стал душить.

Ко всем испытаниям она относилась с мягким юмором. И был в ней удивительный нравственный стержень. А еще обаяние благородства и душевного тепла. Недаром ее любили множество более чем достойных людей. В общении с ней не только были невозможны какие-то непорядочные слова и поступки, но, казалось, даже мысли о них.

То, что ею сделано в литературе, трудно оценить иначе, чем как подвиг. Десятки лет, от зари до зари, она работала над тем, чтобы произведения ее деда, великого литературоведа и сказочника Корнея Ивановича Чуковского, и строки матери, несгибаемой Лидии Корнеевны Чуковской, увидели свет. Огромный архив Корнея Ивановича был ею описан и передан в Отдел рукописей главной библиотеки страны. Также она подготовила 15-томное собрание сочинений Чуковского и его уникальный дневник. И, естественно, именно Елена Цезаревна провела всю археографическую работу, занимаясь изданием "Чукоккалы" - легендарного альбома, куда почти полвека заносили шаржи, шутливые записи и стихи лучшие люди нашей культуры, бывавшие в доме у Чуковских. Она же написала предисловие и составила комментарии к собранию сочинений Лидии Корнеевны. Настоящим событием последнего времени стала опубликованная Еленой Цезаревной на страницах трех выпусков альманаха "Солженицынские тетради" переписка великого писателя и Лидии Чуковской.

А ведь это тысячи имен, названий произведений, издательств, географических пунктов, разные варианты рукописей. Все было сделано по высшему, "гамбургскому" счету. После ее публикаций ни у кого не оставалось никаких вопросов.

25 февраля 2011 года Елене Цезаревне Чуковской "за подвижнический труд по сохранению и изданию богатейшего наследия семьи Чуковских; за отважную помощь отечественной литературе в тяжелые и опасные моменты ее истории" была вручена Литературная премия Александра Солженицына. А в прошлом году увидел свет сборник Елены Чуковской "Чукоккала" и около: Статьи, интервью", изданный в серии произведений лауреатов этой премии. Одна из последних книг, которую Елена Цезаревна взяла в руки.

Объединяет книгу стремление донести правду о деде и матери и истории их произведений, описание ежедневной борьбы с чугунной советской цензурой и образ Александра Исаевича Солженицына. Как известно, Елена Чуковская первая после наступления перестройки потребовала возвратить ему гражданство. Это знаменитое письмо также включено в книгу.

Она разделила "Чукоккалу" и около" на несколько разделов. "Архив Корнея Чуковского", "Архив Лидии Чуковской", "Вспоминая А.И. Солженицына". В книгу также вошло подготовленное вместе с Бенедиктом Сарновым исследование "Случай с Зощенко" и стенограммы выступлений на торжественном вручении Елене Цезаревне Литературной премии Александра Солженицына.

Здесь и ее воспоминания о том, как составлялась "Чукоккала" и рождались гениальные детские произведения Корнея Ивановича. Много внимания уделено обстоятельствам создания "Записок об Анне Ахматовой", истории борьбы за распространение произведений Александра Исаевича и его фантастической войне, которую он вел с целым государством лжи. И почти половина каждого раздела - яростные и в то же время полностью продуманные выступления Елены Цезаревны против наветов, клеветы, непорядочных поступков. Она буквально дралась с мракобесами, очернявшими память деда и матери и распространявшими клевету о Солженицыне.

Однажды к ней приехала из Англии переводчица и привезла целую папку вырезок из зарубежных газет, посвященных Лидии Корнеевне. Вот что писала об этом сама Елена Цезаревна: "Знаете, я даже расстроилась. Там ее представили этаким литературным борцом, интересующимся только политикой. Как это неверно применительно к Лидии Корнеевне! В ее цельном мироощущении ее интересовали вопросы добра и зла, справедливости и несправедливости, волновали судьбы окружающих людей, судьба культуры и языка. Именно в связи с этим она и сталкивалась с политикой".

И для самой Елены Цезаревны главным всегда оставалась справедливость. Именно поэтому она была столь тщательна в своей работе.

Конечно, ей была подарена долгая жизнь, за которую она очень многое успела сделать. Только таких людей уже почти не осталось. И при каждом воспоминании о Елене Цезаревне Чуковской звенит строка Цветаевой: "Уходящая раса,/ Спасибо тебе".

Виктор Леонидов