ИС: Сайт о Корнее, Лидии и Елене Чуковских (Chukfamily.ru)
ДТ: 11 января 2015

"Вы остались чуть ли не единственной…"

Более 10 лет назад, создавая сайт о Чуковских, мы взялись сами писать биографию Елены Цезаревны, так как напечатанной мы не нашли. Биография - жанр сухой, и нам пришлось удовольствоваться только скупыми фактами из ее жизни. Теперь, когда Елена Цезаревна ушла от нас, я с сожалением вижу, что первые статьи о ней тоже грешат "перекосом" в факты, рассказами о том, какие книги она сумела издать, о ее правозащитной деятельности. Все это правда и все это важно, но мне хочется, чтобы портрет Елены Цезаревны остался в памяти более живым и полным. Для этого хочу добавить и пару штрихов от себя.

Наше общение началось около 15 лет назад, но по-настоящему мы сблизились в 2003 году, когда вместе с Юлией Сычевой задумали создать сайт о Корнее и Лидии Чуковской. Хотя наше знакомство с Еленой Цезаревной к тому времени было недолгим, и она сама, и ее работа успели нас увлечь и очаровать. Не было сомнений в том, что она вместе с матерью и дедом должна стать полноправной героиней сайта. Хотелось показать как много и непрестанно она делает, какие замечательные вещи появляются благодаря ее труду. Я рада, что несмотря на протесты самой Елены Цезаревны, мы тогда настояли на этом. Мы собирали и собираем все, что появляется о ней в печати. Сейчас у нас уже десятки ее интервью и статей о ней.

В личности Елены Цезаревны было много удивительных черт, но просто поразительны были ее чуткость, верность друзьям, неподдельное и одновременно требовательное внимание к людям. Даже то, как она слушала, заставляло людей распрямиться, говорить четче, правильнее, опуская словесную "шелуху" и стремясь к тому, чтобы каждая фраза была максимально насыщена смыслом. При этом собеседники никогда не чувствовали в ней осуждения, а только живую любознательность и внимание к людям.

Владимир Корнилов очень точно написал о ней:

"Потому, когда сменились истины
И пошли, по-прежнему, в ножи,
Вы остались чуть ли не единственной
Женщиной, живущей не по лжи."

До нее хотелось дотянуться, ее не хотелось разочаровывать. Мы же всегда стремились радовать ее находками, сделанным для сайта. Каким счастьем было на очередной отправленный ей материал, получить ответ: "А я этого раньше не видела".

Внимания и энергии Елены Цезаревны хватало абсолютно на все: от посадки цветов в Переделкине, издания и комментирования сложнейших томов собрания сочинений Корнея Чуковского, участия в конференциях, ведения обширной переписки до разговоров с журналистами и приема многочисленных друзей. Те, кому посчастливилось попасть в ее дом, или даже всего один раз поговорить с ней по телефону, оставались навсегда ей очарованы. Хочется надеется, что Елена Цезаревна чувствовала это трепетное отношение к себе. Сказать ей об этом напрямую (знаю по себе) было невероятно трудно.

Несмотря на объем и сложность ее каждодневной работы, Елена Цезаревна смотрела на жизнь с юмором. Прочитав в какой-то сомнительной статейке (которыми и я, в том числе, снабжала ее в изобилии), что Лидия Корнеевна якобы была масоном, она сразу же откликнулась: "Я так удивилась, мама - масон. Думаю, когда это она успела."

В совершенстве Елены Цезаревны - необыкновенной четкости, терпении, упорстве, вере в труд и слово, - был для меня один недостаток: она мало оставляла места в жизни для себя. Из праздника в праздник, из года в год, я упорно желала ей одного и того же: внимания к себе и тому, что ей нравится. Она, например, с увлечением рассказывала о своих поездках в Японию и Швейцарию, был ей близок и Лондон. Москва летняя, душная утомляла ее. Но - несмотря на это - она позволяла себе только короткий отпуск и потом сокрушалась, что вернувшись, придется разбирать накопившееся.

На прощании с Еленой Цезаревной, по оставленной ею просьбе, звучала песня ее многолетнего друга Александра Дулова на стихи Анатолия Жигулина с такими словами: "Многое могу переупрямить. Только время... Время - не могу". До самого последнего мига я была убеждена, что и это ей под силу, что она опять переупрямит время и будет сидеть с нами за круглым столом в гостиной своей квартиры на фоне вечно работающего компьютера и слушать наши новости, и сама показывать свои книжные новинки…

Мария Петровых, прочитав "Записки об Анне Ахматовой", написала Лидии Чуковской, что они стали "чудом - не воскрешения, но оставления в живых навсегда". Мне бы очень хотелось, чтобы такое чудо случилось и для Елены Цезаревны - люди вспоминали ее, думали о ней, оставляя в живых навсегда.

Дарья Авдеева
Осло

Яндекс цитирования