ИС: "Северный Рабочий"
ДТ: 06 апреля 2005 года

Три писателя и внучка Чуковского

28 марта совместными усилиями библиотеки им. Добролюбова и Сретенского Заостровского прихода в Архангельске была организована встреча с внучкой Корнея Ивановича Чуковского Еленой Чуковской.

Елена Цезаревна поделилась своими воспоминаниями о трех писателях: А. Солженицыне, К. Чуковском и Лидии Чуковской – своей матери. Это получились воспоминания о страшных годах наушничества и непомерной цензуры в писательском труде.

Александр Солженицын (он нуждался в проживании за городом) в 1973 году по приглашению Чуковского жил на его даче, где писал «Архипелаг Гулаг». Писал по главам – и тут же написанное или выправленное увозили верные люди. Всю книгу он не мог оставлять на рабочем столе. По словам Елены Цезаревны, этот человек имел силу жить по-своему. Еще в 1967 году Солженицын написал письмо съезду писателей (в 200 экземплярах) с просьбой отменить цензуру. Елена Цезаревна считает, что этот поступок дал толчок событиям в Чехословакии. А «Архипелаг Гулаг», изданный за рубежом, нанес сильный удар по социалистической системе и вообще изменил мир. Появление Солженицына в мире, по ее мнению, это явление пророка. Сейчас же пророк пребывает в мрачном настроении, работает и никого не принимает.

С Корнеем Ивановичем Солженицын познакомился после статьи Чуковского о том, как плохо переводят русскую литературу для западного читателя. Чуковский, по воспоминаниям внучки, был очень общительным человеком, общение для него было все – в доме его бывало до 50 человек в сутки. Корней Иванович был добрым, вспыльчивым, но отходчивым. Чуковский издавал свое собрание сочинений, и все «нецензурные» его вещи собрались в «седьмом томе». Он был издан только через 20 лет. И вообще, кроме сказок, произведения Чуковского после его смерти не издавались. Сейчас Е. Чуковская занимается собранием сочинений Корнея Ивановича, вышло уже девять томов, осталось издать пять.

О писательнице Лидии Чуковской, менее известной читателю, Елена Цезаревна рассказала, что та была знакома с А. Ахматовой и к сороковому году перестала записывать о себе, а все больше стала описывать Анну Ахматову. Воспоминания (в том числе о Н. Мандельштам – жене поэта, И. Бродском и др.) – в ее книгах, которые тоже были опубликованы лишь после смерти Л. Чуковской.

Елена Цезаревна ответила на многие вопросы присутствовавших. Например, она высоко оценила роль «самиздата» – на этой литературе она сама выросла. Посетовала, что в печать в столице идет только раскрученная литература. Даже воспоминания матери об А. Ахматовой не удается издать. Елена Цезаревна рассказала, что дом-музей К. Чуковского все больше превращается в детский музей, значительно опрощается. На вопрос публики «Каков должен быть нынешний диссидент?» особых рекомендаций не дала, но посоветовала быть думающим человеком.

Ангелина ПРУДНИКОВА

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ