ИС: Наше Наследие №112
ДТ: 2015

«Делай, что должно…»

Памяти Елены Цезаревны Чуковской

Елены Цезаревны Чуковской не стало 3 января. Первая трагическая утрата наступившего года. Любимое изречение благороднейшего В.Г.Короленко — «Делай, что должно, и пусть будет, что будет» — могло бы стать девизом этой замечательной женщины. Внучка Корнея Ивановича Чуковского, дочь несгибаемой Лидии Корнеевны, полвека посвятила Елена Цезаревна их творческому наследию и правозащитной деятельности. Она окончила химфак МГУ, была перспективным ученым-химиком, кандидатом наук. После 34 лет научной работы она в силу жизненных обстоятельств прервала ее (думала — года на два, а оказалось — навсегда) и полностью занялась архивами — сначала деда, затем матери. Елена Цезаревна стала выдающимся литературоведом, архивистом, комментатором, публикатором-текстологом, мемуаристом, бескомпромиссным публицистом. Трудно даже представить, сколь многое удалось сделать этой изящной, хрупкой женщине с того дня, когда в 1969 году, за десять дней до смерти, Корней Иванович написал: «…Кроме того, Елене Цезаревне Чуковской я вверяю судьбу своего архива, своих дневников и “Чукоккалы”». Он знал, кому оставить свое творческое наследие.

Не буду, да и невозможно здесь перечислить все, что было выполнено Еленой Цезаревной, но вот основное. Разобраны, систематизированы, описаны и сданы в Российскую государственную библиотеку, в Российскую национальную библиотеку и в РГАЛИ огромные архивы Корнея Ивановича и Лидии Корнеевны; подготовлено, снабжено исчерпывающими комментариями и опубликовано 15 томное Собрание сочинений К.И.Чуковского, изданы (без купюр) его «Дневники» в 3-х томах. В полном объеме вышла в свет прокомментированная «Чукоккала», подготовлены и напечатаны «Воспоминания о К.И.Чуковском», тома его переписки и т.д. и т.д. Изданы: трехтомник «Записок об Анне Ахматовой» Л.К.Чуковской и ее ранее не публиковавшаяся проза, вышло в свет Собрание сочинений Л.К.Чуковской в 11 томах, книги ее переписки с Д.Самойловым и Л.Пантелеевым… Библиографию эту можно продолжать и продолжать. Такой феномен историко-литературной работы высочайшего класса требовал не только предельной организованности, профессиональной культуры, полной погруженности в предмет исследований, но и немалого мужества. Ведь судьба распорядилась так, что начало литературных штудий и общественной деятельности Е.Ц.Чуковской пришлись на 60-е годы минувшего века и были связаны с людьми, далекими от восторгов Советской властью, и текстами, над которыми часто нависал дамоклов меч цензуры, изъятия, ареста. Не случайно, в решении жюри о присуждении Е.Ц.Чуковской литературной премии Александра Солженицына в 2011 году сказано: «За подвижнический труд по сохранению и изданию богатейшего наследия семьи Чуковских, за отважную помощь отечественной литературе в тяжелые и опасные моменты ее истории». Да, Елена Цезаревна (которую близкие и друзья с детства называли легким именем Люша) обладала стальным характером, была неколебима в борьбе за дело, которое она считала правым.

«Вы не знаете, что такое Люша, — писала Лидия Корнеевна поэту Д.Самойлову. — Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет! И это еще не характеристика…» В середине 60-х годов другом Чуковских — Корнея Ивановича, Лидии Корнеевны, Елены Цезаревны стал А.И.Солженицын, которого они приняли сразу и чрезвычайно высоко ценили. Это были очень трудные для Солженицына годы, и Чуковские стремились поддержать писателя и в бытовом и в творческом плане. Солженицын проникновенно и с благодарностью написал о Елене Цезаревне, которую называл «начальник штаба моего» в книге «Бодался теленок с дубом». Он подчеркнул то, что особенно привлекло его в характере Елены Цезаревны: «Исключительное трудолюбие, аккуратность, четкость, любовь иметь в делах порядок и каждое начинание доводить до конца». И здесь Солженицын оказался провидцем — корректуру последней книги матери Елена Цезаревна получила уже в больнице, за два дня до роковой операции и, успев вычитать ее, сказала друзьям: «Теперь я спокойна, я завершила все».

Дружба с семьей Солженицыных, с Натальей Дмитриевной продолжалась до последнего часа Елены Цезаревны. И прощались с ней в Доме русского зарубежья им. А.И.Солженицына, где несколько лет назад получала она Солженицынскую премию. Мы помним, что «совесть, благородство и достоинство», черты в полной мере присущие Елене Цезаревне, подвигли ее первую, как только появилась малейшая возможность, приоткрылась щелочка гласности, на публикацию в августе 1988 года в газете «Книжное обозрение» громом грянувшей статьи «Вернуть Солженицыну гражданство СССР».

И еще об одном «деле на века» Е.Ц.Чуковской невозможно не сказать. В тяжелейшей, длившейся годы борьбе с Союзом писателей и властями предержащими она сумела отстоять и спасти для будущего, для культуры легендарный дом своего деда в Переделкине. Теперь здесь мемориальный музей К.И.Чуковского, один из самых популярных литературных музеев в нашей стране, где она сама в первые годы водила удивительные экскурсии, — а не «коттеджи» какого-нибудь окололитературного дельца или, не дай бог, олигарха, что вполне могло случиться, если бы не воля и настойчивость Елены Цезаревны.

И упокоилась она неподалеку, на переделкинском писательском кладбище, вблизи могил деда и матери.

Я очень дорожил дружеским общением с Еленой Цезаревной. Мы были знакомы более трех десятилетий. С первых номеров «Нашего наследия» она внимательно и доброжелательно следила за журналом, публиковала в нем материалы из архива К.И.Чуковского, в том числе впервые тайные, «крамольные» страницы «Чукоккалы» — автографы А.Блока, Н.Гумилева, О.Мандельштама, А.Солженицына, напечатанные в № 4 за 1988 год.

А когда, через 11 лет, вышло в свет полное издание «Чукоккалы», Елене Цезаревне Чуковской была присуждена учрежденная журналом «Наше наследие» литературная премия им. Александра Блока — «За подготовку и издание выдающегося литературно-художественного памятника XX века, рукописного альманаха К.И.Чуковского ‘‘Чукоккала’’». Я знаю, что Елене Цезаревне было приятно получить блоковскую премию. Ведь Александр Блок с самых давних, «баснословных» времен очень много значил в семье Чуковских.

Завершая это печальное прощание, хочу напомнить слова того же А.А.Блока из письма К.С.Станиславскому: «…Путь мой в основном своем устремлении, как стрела — прямой, как стрела — действенный…» В полной мере и безо всяких оговорок эти слова великого поэта можно отнести к жизни и судьбе Елены Цезаревны Чуковской.

Владимир Енишерлов

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ