ИС: Публикуется впервые
ДТ: 5 апреля 2007

Открытое письмо

Дорогие Даша и Юля!


Прошу Вас поместить это мое письмо на Ваш сайт.

Я постоянно с интересом обращаюсь к материалам сайта, слежу за его обновлением.

Благодарю Вас за оперативность, с которой Вы в дни двойного юбилея - 100-летия Л.К. и 125-летия К.И. - собираете и помещаете поток статей в газетах, многие радиопередачи, даете ссылки на ТВ-программы. Рада видеть, что, судя по письмам, посетители Вашего сайта тоже с благодарностью воспринимают Ваш бескорыстный и увлекательный труд. Мне было очень приятно побывать на 3-хлетнем юбилее сайта и увидеть тот интерес, с каким был встречен организованный Вами конкурс.

Я пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить все издательства, архивы, музеи, читателей, принявших участие в праздновании двойного юбилея. Благодарю Министерство связи, выпустившее специальный конверт и марку с портретом Чуковского.

К сожалению, в дни юбилеев Лидии Корнеевны и Корнея Ивановича было и несколько огорчительных происшествий, о которых я не могу не сказать, так как они бросают на меня тень. В газетах "Трибуна" и "Труд" появились интервью со мной, подписанные Анжеликой Заозерской. На презентации "Чукоккалы" в фонде "Русское зарубежье" я встречалась с этой журналисткой. Она сочла нашу беглую встречу достаточным основанием, чтобы сфабриковать от моего имени разные придуманные ею небылицы. Она приписывает Корнею Ивановичу странные оценки своих современников, искажает общеизвестные факты. Мне приписано столько глупых, развязных и несвойственных высказываний, что я не стану их здесь обсуждать и перечислять. Тех читателей, которые наткнутся на эти статьи, убедительно прошу считать их автором лично А. Заозерскую.

Я направила в эти газеты протесты. Удивительным образом, редакции не только не позаботились показать мне эти тексты до издания, но даже не сочли нужным прислать мне экземпляр с этими сочинениями. Я узнала о своих неожиданных откровениях от читателей этих изданий.

И еще один удивительный случай. В журнале "Звезда" № 3 помещена публикация отрывков из переписки Лидии Корнеевны с Алексеем Ивановичем Пантелеевым. В журнале указано, что комментарии написаны мною. На самом деле, вероятно, комментарии в спешке сделаны редакцией и почему-то в последний момент приписаны мне.

Приведу наиболее очевидные досадные ляпсусы, невозможные для меня:

На странице 130 в письме № 6 Л.К. перечисляет книги, которыми гордилась редакция ленинградского Детиздата: "Республика", "Повесть о фонаре", "Часовой", "Одногодки", "Солнечное вещество". "Мой" комментарий гласит: ПРОИЗВЕДЕНИЯ Л. ПАНТЕЛЕЕВА. На самом деле здесь перечислены "Республика ШКИД" Л. Пантелеева, "Повесть о фонаре" и "Часовой" Л. Будогоской, "Одногодки" И. Шорина и "Солнечное вещество" М. Бронштейна. Лидия Корнеевна отдала многие годы жизни сохранению памяти о маршаковской редакции, подвергнувшейся разгрому в 1937 году. Я слышала разговоры о судьбе этих книг и их авторов с детства, и мне странно видеть свою подпись под таким комментарием.

Идем дальше: Письмо № 18 Л.К.: "Но посмертная катастрофа, происшедшая с А.А. столь ужасна, что ничего не делать тоже нельзя". Комментарий: ПО-ВИДИМОМУ, ИМЕЕТСЯ В ВИДУ КОНФЛИКТ МЕЖДУ НАСЛЕДНИКАМИ. Тоже очень странный для меня текст, поскольку мне совершенно точно (а не "по-видимому") известно, что имеет в виду Л.К.: У Ахматовой не было нескольких наследников. Ее наследником был ее единственный сын Лев Николаевич Гумилев. "По-видимому" у редакции "Звезды" другой взгляд на этот предмет, но причем тут я. Что именно имела в виду Лидия Корнеевна можно легко узнать из моей публикации переписки Лидии Корнеевны с Виктором Максимовичем Жирмунским "Приключенческий роман с неожиданным поворотом сюжета" ("Знамя". № 1. 2007, с. 166-187).

И еще дальше: Письмо № 35: "Вчера днем, в 3 часа, я пошла проститься с домом Бориса Леонидовича". Комментарий: НЕЗАДОЛГО ДО ЭТОГО ЛИТФОНД, КОТОРОМУ ПРИНАДЛЕЖАЛА ДАЧА Б. ПАСТЕРНАКА, ПОТРЕБОВАЛ ОТ НАСЛЕДНИКОВ ОСВОБОДИТЬ ЕЕ. Немыслимый для меня комментарий. Л.К. пишет Пантелееву о том дне, когда на дачу Б.Л. Пастернака, ставшую музеем, не признаваемым государством, явился судебный исполнитель и выкинул вещи Б.Л. Пастернака из дачи. Единственным человеком из писателей, кто пришел проститься с домом в этот день, была Л.К. Чуковская. Переделкинский дом Корнея Ивановича был на очереди и тоже под судом. И тоже говорилось, что выселяют наследников, а на самом деле уничтожали действующий музей. Теперь обе дачи стали филиалами Государственного литературного музея. И вот я, пережив несколько лет судебной тяжбы, вообще все, что пришлось тогда пережить, - пишу этот равнодушный, формальный и неверный комментарий.

Одним словом, прошу всех, кому попадется на глаза это мое письмо, не считать меня участницей интервью, подписанных А. Заозерской и автором комментариев в "Звезде" № 3.

С добрыми пожеланиями вам обеим. Все новых интересных обновлений вашему сайту.

Елена Чуковская

05.04.2007

Яндекс цитирования