ИС: Книжное обозрение
ДТ: 23. 06. 1989

"Огня под полой не унесешь"

По поводу одной публикации в "Огоньке"

Июньские номера "Огонька" порадовали публикацией рассказа А. Солженицына "Матренин двор". Читатели журнала восприняли это как начало возвращения к нам произведений этого большого писателя.

Вполне разделяя радость и надежды широкого читателя, хочу остановиться на некоторых правовых и моральных оттенках этой первой публикации.

Дело в том, что автор рассказа - Александр Солженицын - жив и располагает своими авторскими правами в полном объеме. Это означает, в частности, что его произведения не могут печататься без его согласия. Вполне осознавая эту самоочевидную истину, несколько редакций наших журналов обратились к А. Солженицыну, легко и быстро получили от него необходимое разрешение, а также тексты произведений и сейчас готовят их публикацию.

Что до редакции "Огонька", то она сочла для себя такой порядок излишним. Редакция стала на точку зрения "правоведов", которые по-иному истолковали общепринятые положения авторского права. СССР подписал международную Конвенцию по авторскому праву лишь в 1973 году. Поэтому произведения А. Солженицына, опубликованные в СССР в 60-е годы ("Один день Ивана Денисовича", "Матренин двор" и др.), не попадают под современные законы об авторском праве.

Так-то оно так, но есть тут свои сложности. Первые публикации "Одного дня…" и "Матрениного двора" были сделаны с некоторыми цензурными купюрами. А на Западе все эти вещи давно опубликованы в окончательной редакции. Понятно, что автор не может согласиться на переиздание своих книг в СССР в виде промежуточных, усеченных вариантов.

"Огонек" обошел и эту трудность - взял и напечатал рассказ в этой окончательной редакции. Плохо только то, что эта "окончательная редакция" печаталась после высылки автора в 1974 году, а значит, уже попадает под Конвенцию об авторском праве.

Может быть, и не стоило бы все это высказывать, если бы в своей переписке с советскими издателями А. Солженицын не выразил бы четко свою авторскую волю: сначала напечатать "Архипелаг ГУЛаг" и лишь после этого все остальные художественные произведения. Это свое решение он мотивировал тем, что сам он был оклеветан и выслан именно за эту книгу. Именно из-за "Архипелага…" пострадали многие люди, предоставившие автору свои свидетельства, а также те, кто хранил рукопись.

Таким образом, публикация "Матрениного двора" в "Огоньке" представляет собой грубое нарушение авторской воли и авторского права. Как мне кажется, А. Солженицыну пришлось пережить достаточно много недоброжелательных правовых актов (арест, ссылка, лишение гражданства), и не стоило бы их продолжать
.

У "огоньковской" публикации "Матрениного двора" есть и другие изъяны. Придется и о них упомянуть, раз уж мы вступили на нелегкий путь создания правового государства. На основании статьи 480 ГК РСФСР "Воспрещается также без согласия автора снабжать произведение при его издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и какими бы то ни было пояснениями" (подчеркнуто мною. - Е.Ч.).

"Огонек" нарушил и этот пункт, поместив предисловие Б. Сарнова, который полагает, что "… травля (а не художественная значимость произведений. - Е. Ч.)… привела к тому, что фигура Солженицына разрослась до гигантских размеров, заслонив собою весь горизонт". Б. Сарнов опасается также возникновения "культа Солженицына, который ничуть не лучше всякого другого культа". Трудно понять, чем вызваны эти опасения применительно к автору, чьи произведения не печатались у нас более двадцати лет. И еще труднее видеть подобные тенденциозные и бездоказательные строки, отражающие групповые взгляды, в качестве предисловия к первой после долгого запрета многотиражной публикации А. Солженицына в родной стране. Весь этот круг идей лучше было бы развернуть в виде предисловия к роману В. Войновича "Москва, 2042" (пока у нас не напечатанному), а не к рассказу А. Солженицына.

Кроме предисловия Б. Сарнова, даны также выдержки из газетных статей января - февраля 1974 года, напечатанных в разгар травли Солженицына накануне его высылки. Однако и тут, цитируя документы тех далеких лет, редакция "Огонька" проявляет тенденциозность: из многочисленных тогдашних выступлений произвольно отобраны примелькавшиеся фамилии Ю. Бондарева, М. Алексеева, П. Проскурина - "закадычных врагов" "Огонька". Можно с уверенностью сказать, что А. Солженицын никогда не согласился бы на то, чтобы его имя использовалось для сведения чьих бы то ни было литературных счетов. Недаром он писал в одном из недавних писем на родину: "…роль писателя и есть: не разъединять народ, - а помогать найти общее понимание".

Но хватит, пожалуй, о том, какие удивительные тексты предшествовали публикации "Матрениного двора". Несколько слов о том, чем она завершилась. На обороте портрета А. Солженицына ("Огонек", № 23 с.г.), грустно понурившегося на фоне церкви (рисунок Г. Новожилова), красуется фотография улыбающегося В.Е. Семичастного (руководителя КГБ в 60-е годы) и помещено пространное интервью с ним под названием "Я бы справился с любой работой". В этом интервью В.Е. Семичастный, снискавший себе всемирную известность своим грубым выступлением о Б. Пастернаке, получил от редакции "Огонька" возможность вновь высказаться по вопросам культуры. В.Е. Семичастный воспользовался ею и рассказал, как в КГБ попала рукопись Солженицына "Пир победителей", "когда наши работники делали обыск… по валютным делам"... "… потом у меня в КГБ - была профилактика: никаких мер - репрессий, осуждений и прочее. И сколько раз с Солженицыным беседовали - два или три раза!"

Мне как-то не хочется полемизировать с В.Е. Семичастным ни по поводу "валютных дел", ни по другим поводам. Тем более что я вполне разделяю его уверенность: он справится с любой работой, которую ему поручат.

После всего сказанного о предисловии Б. Сарнова и "послесловии" В.Е. Семичастного, после всего этого плюрализма без берегов нельзя не подосадовать, что "Огонек", пользующийся авторитетом и любовью массового читателя, публикуя после четвертьвекового перерыва рассказ А. Солженицына, совершил столько фактических, моральных и правовых промахов.

Елена Чуковская

Яндекс цитирования