ИС: Полный вариант статьи публикуется впервые. Сокращенный вариант опубликован в "Новой Газете"
ДТ: Июнь 2009

С УМЫСЛОМ ИЛИ ПО НЕВЕЖЕСТВУ?

Анну Ахматову я помню с раннего детства, с 1938 года. Когда ее в годы войны вывезли из блокадного Ленинграда, она приехала в Чистополь к моей матери, Лидии Корнеевне Чуковской и потом, вместе с нами проехала всю Россию до Ташкента.

Бывала она у нас и в послевоенные годы.

Лидия Корнеевна хранила в памяти ее стихи, которые в те годы нельзя было даже записать, помогала Анне Андреевне при составлении ее сборников. Сохранилась надпись Ахматовой на ее последнем прижизненном сборнике «Бег времени»: «Лидии Чуковской мои стихи, ставшие нашей общей книгой. Дружески. Ахматова. 7 октября 1965. Москва».

После смерти Анны Андреевны Лидия Корнеевна, которая всю жизнь вела дневник, стала приводить в порядок свои записи об Ахматовой. Работа затянулась на три десятилетия и не была полностью опубликована при жизни автора.

«Записки об Анне Ахматовой» в 3-х томах вышли посмертно в 1997 году (первый том появился за границей в 1974 г.).

В дни ахматовского юбилея, я посмотрела по телевизору фильм о ней «Луна в зените». Увиденное меня неприятно удивило. В фильме под именем Лидии Корнеевны фигурирует какая-то странная личность, то ли камеристка при знатной госпоже, то ли фанатка-поклонница при поп-звезде. Ахматова иногда говорит ей величаво: – Запишите. А Лидия Корнеевна подползает к ней и целует руки, как институтка из романа Чарской.

Видно, что сценарист и режиссер знакомы с «Записками». Фразы и сюжеты, заимствованные оттуда, встречаются на каждом шагу. Словами из «Записок» говорит не только сама Ахматова, но и жена Пунина. Одним словом, беззастенчиво пользуясь трудом автора «Записок», создатели этого фильма считают возможным игнорировать этого автора, представлять его в окарикатуренном виде.

Начать с того, что Лидия Корнеевна была очень высокого роста, а изображающая ее актриса – низкорослая. Эта актриса, по-видимому не открыла ни одной из книг Лидии Чуковской, не посмотрела ни на одну ее фотографию, одним словом, изображая вполне конкретного человека, не потрудилась воссоздать его облик. Остается только гадать, проделано ли все это с умыслом или по невежеству.

Елена Чуковская

ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ